?

Log in


ymorno_ru in picturehistory

17 мая 1973 года ...



Ночью с 17 на 18 мая 1973 года террорист Рзаев захватил Ту-104, следовавший из Москвы в Читу. Сопровождавший самолет милиционер попытался самостоятельно справиться с бандитом и выстрелил в него из пистолета. В этот момент сработало взрывное устройство – все пассажиры и экипаж 81 человек погибли.




Его лайнер угоняли в Поднебесную, но он выбрал смерть в небе. Как милиционер вместе с террористом взорвал сто человек? Трагедия, о которой молчали много лет.

Теперь принято думать, что во времена великого и могучего Советского Союза все жили счастливо: дешевая водка была, а бед не было, терроризма не было, угонов самолетов тоже. И это правда: не было в советской печати и на советском телевидении. Но мало кто знает, что были десятки попыток воздушного пиратства. В 1969 году двое литовцев угнали-таки лайнер в Турцию, а 18 мая 1973, отцу лейтенанта иркутской милиции Владимира Ёжикова пришла телеграмма: «Володя трагически погиб, похороны в Иркутске».



Как погиб, писать было нельзя. О страшной катастрофе, первой такой кровавой в истории советской авиации, молчали до самого краха СССР. В тот майский день недалеко от Читы после попытки угона в Китай в воздухе взорвался реактивный Ту-104. На борту было сто человек, в том числе террорист по фамилии Рзаев и милиционер Владимир Ёжиков, который, как оказалось, сыграл во взрыве самолета роковую роль.

В 1970 году в Гааге была подписана Конвенция о борьбе с нелегальным захватом воздушных судов, в 1971-м в Монреале - Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации. Значение этих конвенций в том, что они создают международно-правовую основу для наказания лиц, совершающих уголовные преступления в отношении гражданской авиации, где бы те ни пытались скрыться от правосудия.

Конвенции предусматривают наказание террористов без каких-либо исключений, то есть без учета мотивов совершения преступления. Советский Союз присоединился к этим конвенциям с момента их подписания. С середины 1970-х гг. количество захватов воздушных судов во всех странах мира резко сократилось. Террористы, потерпев провал, стали чаще прибегать к другим, не менее бесчеловечным и гнусным способам, таким как похищения, взрывы и убийства.

15 октября 1970 года авиалайнер Ан-24 (бортовой номер 46256), выполнявший рейс по маршруту Батуми — Сухуми с 46 пассажирами на борту, угнали в Турцию два литовца: Пранас Бразинскас и его сын Альгирдас. Во время захвата самолета была убита 20-летняя бортпроводница Надежда Курченко, тяжело ранены командир экипажа Георгий Чахракия, штурман Валерий Фадеев и бортинженер Оганес Бабаян. Как писали американские газеты, Бразинскасы совершили первый успешный угон самолета в советской истории.

После угона "аннушки" в МВД СССР вышел секретный циркуляр, согласно которому каждый рейс, проходящий вблизи государственной границы, сопровождал сотрудник милиции, главная задача которого была сформулирована примерно так: не допустить возможного угона самолета с пассажирами за границу. Между строк — любой ценой. А как не допустить, никто не знал, никто и не сообщал. Самолет не автомобиль — сразу не остановишь, на обочину не свернешь. Специалисты, разрабатывавшие служебные инструкции, не додумались сделать упреждающий шаг — проводить досмотр пассажиров. Столь привычная для нас процедура до 1973 года в аэропортах Советского Союза не проводилась вообще. Представьте, на борт воздушного судна потенциальный террорист мог пронести хоть пулемет, не говоря уже о компактном взрывном устройстве.

Утром 18 мая 1973 года лесники в забайкальской тайге, неподалеку от станции Могзон, увидели, как развалился самолет, и на землю полетели фигурки людей. Это было неожиданно и страшно.



18 мая 1973 года стало черной пятницей, принесшей страшную беду и неутешное горе во многие семьи. Рабочее утро в Читинском аэропорту началось как обычно: приходили и уходили местные и транзитные самолеты, наземные службы готовились к встрече ТУ-104, бортовой номер 42379, следовавшего по маршруту Москва-Челябинск-Новосибирск-Иркутск-Чита. В 3.24 по московскому времени на связь с диспетчером Читинского авиаотряда вышел командир экипажа ТУ-104 и доложил, что вошел в зону, расчетное время снижения составляет 34 минуты. Диспетчер передал условия подхода и снижения. Борт подтвердил: «Ясно».

Никто не мог предположить в солнечное забайкальское утро, что летящим на борту 42379 пассажирам и экипажу осталось жить всего девять минут. Эти минуты оказались зафиксированными на магнитной ленте:

«Борт: Чита, 379. Поступило требование изменить курс, подчиниться указанию, то есть сигнал бедствия включен бортмехаником, и сказали: сейчас зайдут в кабину и скажут, куда лететь (последние семь слов командир говорил с волнением).

Диспетчер: Понял вас.

Борт: 03.31, 379 пока прекратил снижение. Заняли сейчас шесть с половиной тысяч.

Диспетчер: 03.32, Чита 42379, ваша высота?

Борт: следую на 6600, на 6600 без снижения.

Диспетчер: понял вас.

Борт: 03.33, следует девять протяжных сигналов опасности.

Диспетчер: 03.33,42379, сотня удаления, 370 градусов». Борт не отвечает. Диспетчер увидел: с экрана локатора исчезла движущаяся метка самолета. Борт молчал. В это время лесники в тайге, неподалеку от станции Могзон, увидели, как развалился самолет, и на землю полетели фигурки людей.

Вот что написала тогда "Комсомолка":

"Один из рабочих, валивших деревья на лесосеке, выключил мотопилу и прислонил ее к стволу, чтобы отереть пот. В звонкой тишине он вдруг услышал странный, сильный и гулкий хлопок. Не понимая, что это и откуда доносится, рабочий оглянулся, посмотрел по сторонам, а потом поднял голову. И онемел, застыл от ужаса.

С неба, сиявшего ослепительно голубизной, нелепо кувыркаясь и вращая мертвыми крыльями, падал большой самолет. Вернее, часть самолета, хвост по неописуемой траектории падал отдельно. И самое страшное: из обломков самолета сыпались люди. Двое или трое — против света различить трудно, — раскинув руки и ноги, очумело пытались планировать. Рабочий пошатнулся и закрыл руками лицо".

В 9.45 по читинскому времени диспетчер авиаотряда по телефону сообщил дежурному управления КГБ о попытке захвата самолета и потере связи с ним. О гибели людей пока знали только лесники. Они спешили в лесхоз, чтобы рассказать о трагедии. В воздух были подняты вертолеты. На одном из них находился начальник УКГБ генерал-майор М. Я. Царев.

Расследование обстоятельств захвата воздушного судна и причин катастрофы было поручено Валерию Васильевичу Зиканову, следователю по особо важным делам при прокуроре Российской Федерации. Район падения в читинской тайге разбили на квадраты, и специальные группы, в которые входили следователи, судмедэксперты, криминалисты, фотографы и солдаты с носилками, прочесали площадь в 240 квадратных километров. Предстояло быстро собрать тела, которые могли начать разлагаться, кроме этого, найти важные вещдоки, хоть как-то проливающие свет.

Вскоре в ста километрах от Читы в могзонской тайге обнаружили остатки разрушенного самолета и погибших людей, разбросанных в тайге на площади десяти гектаров. Несколько дней на месте падения сотни людей под руководством работников прокуратуры, сотрудников госбезопасности, областной и транспортной милиции собирали все, что сохранилось при падении: документы, записные книжки, вещи. Останки погибших доставили в Читу на вертолете.

"Сначала нашли кабину с летчиками. Все четверо — в своих креслах. Картина жуткая, но Зиканову неоднократно приходилось видеть нечто подобное. А дальше пооткрывались такие находки, что и ему сделалось не по себе. Военный, пронзенный насквозь вершиной высокой ели. Женщина, в мертвой хватке прижавшая ребенка к груди. Пассажиров воздушный поток бросил компактно, на одну сторону сопки. На многих во время падения воздухом сорвало одежду". ("Комсомольская правда")

Осмотр и изучение частей самолета сразу же показали, что причиной гибели людей стал взрыв. Необходимо было выяснить, как попало взрывное устройство в самолет, установить преступника и возможных сообщников террориста.

Вскоре были уточнены все погибшие, кроме одного, чье тело было сильно изуродовано взрывом. В Читинском мединституте восстановили голову этого человека, сделали фотографии, что существенно помогло в розыске. В Иркутском аэропорту билетный кассир опознала неизвестного и вспомнила, что продала ему билет до Читы 17 мая. В корешке авиабилета значилась фамилия Рзаев. Искать стало легче.

Наконец, из Тбилиси поступило сообщение о проживавшем там и исчезнувшем Рзаеве, 1941 года рождения, уроженце Кировабада в Азербайджане, служившем ранее в одной из частей Забайкальского военного округа. По окончании срочной службы Рзаев вернулся в Азербайджан и предпринимал неоднократные попытки поступить в Московский институт международных отношений. У абитуриента, который довольно средне изъяснялся по-русски, не знал ни одного иностранного языка, не приняли даже документов. В провалах на экзаменах обвинял всех окружающих, но только не себя. Огромный образовательный пробел несколько восполнила армия, где Тенгиз был сапером.

Неудачи обозлили его до предела. Вместе со своим другом, таким же обозленным молодым человеком, он решил захватить самолет и угнать его за границу в Китай. В последний момент его друг попал в больницу, его лечение обещало быть длительным, и Рзаев решил действовать один.

Психика террориста во многом отлична от психики нормального человека. Рзаев решил в случае неудачи взорвать самолет. В армии он занимался взрывными работами, а взрывчатку похитил на строительстве дороги, где работал несколько месяцев. С нательным поясом, начиненным взрывчаткой и электровзрывателем, подсоединенным к батареям, он приехал в Иркутск переночевал в гостинице, а утром купил билет на самолет.

В тот день госпожа судьбинушка одним сделала шикарнейший подарок, но в обмен на жизнь других.

Пьяного подполковника, который едва стоял на ногах, не пустили в самолет. Судьба выделила его среди всех остальных и оставила жить. Зато молодой солдат, опаздывавший после отпуска в часть, уговорил вновь подогнать трап, и счастливый защитник запрыгнул в салон самолета...

Команда боксеров Забайкальского военного округа с нетерпением возвращалась с удачных соревнований в Прибалтике.

Молодому парню нужно было срочно вылететь в Читу, а билетов в Иркутске не оказалось. К своему несчастью, он встретил приятеля — майора, летевшего этим рейсом, и тот уступил свой билет, надеясь вылететь чуть позже. Так по чужому билету и с посадочным талоном новому пассажиру удалось пройти в самолет. Три приятеля хорошо поддали и прозевали объявление на посадку... Вот они, гримасы судьбы.

Владимир Ежиков, наверняка мечтавший после полета примерить погоны младшего лейтенанта, занял место в первом ряду. Милиционер был в штатском, поэтому на него вряд ли кто обратил внимание. Впрочем, в общей массе остался незамеченным и вежливый мужчина восточной наружности. Это был террорист Тенгиз Юнуф-оглы Рзаев.



Читинские чекисты с большой достоверностью установили, что произошло в самолете в последние роковые минуты. Когда Рзаев выставил свои условия экипажу, то сопровождавший самолет для охраны в полете младший лейтенант милиции В.М. Ежиков, убедившись в его преступных намерениях, дважды выстрелил в него. На теле Рзаева имелись две пулевые раны, одна из которых была смертельной. Пистолет обнаружили в тайге, в магазине не оказалось двух патронов. В последнее мгновение Рзаев замкнул электроцепь.

Судмедэксперт, вычисливший тело террориста, Вил Акопов вспоминает, что рано утром его вызвали в облисполком, где собралась большая группа местных руководителей, и рассказали об авиакатастрофе над небом Читы. Ему ясно дали понять, что об этом никто не должен знать, хотя весь город уже шумел, догадываясь о произошедшем… Было дано задание вычислить среди погибших тело преступника. Слово «террорист» тогда не употребляли.

Когда на экспертизу привезли тела девяти человек, специалисты сразу поняли, кто из них взорвал самолет. В области лопатки на спине погибшего судмедэксперты обнаружили входную пулевую рану, и тогда следственная группа стала размышлять над тем, что произошло перед трагедией.

Выяснилось, что во время посадки самолета от него отстали два боксера, бурно отмечавшие в буфете какое-то событие, а их места заняли двое других пассажиров. Если подозрение, что один из них и был террорист.

Командир Ту-104 сообщил на землю, что на борту находится неизвестный мужчина с взрывным устройством и требует изменить курс и лететь в Китай, с которым тогда в связи с конфликтом на острове Даманский испортились отношения.

Этим рейсом летел и милиционер в штатском — Владимир Ёжиков, у которого был пистолет. Офицерский долг велел ему во что бы то ни стало предотвратить захват самолета, и он выстрелил в спину преступника.

...Владимиру Ежикову нравилось сопровождать пассажирские самолеты. Молодой сотрудник отлично владел приемами самбо, которым занимался еще в армии, а на курсах в Благовещенске он получил специальное удостоверение на право заниматься тренерской работой. Все это наверняка придавало ему дополнительную уверенность в собственных силах.

Дословно приведем версию корреспондента "Комсомольской правды" Леонида Репина.

"...Километрах в двухстах от Читы самолет начал постепенно снижаться, хотя табло, призывавшее пассажиров пристегнуться, еще не зажглось. Молодой черноволосый человек, сидевший в середине второго салона — у прохода, на крайнем месте, — остановил проходившую мимо стюардессу и приказал ей передать командиру корабля его требование: снижение прекратить, изменить курс и лететь в сторону Китая. Куда именно, он скажет позже. Иначе взорвет самолет. И кивнул на небольшого размера сверток, лежавший у него на коленях.

Расстегивая пиджак на ходу, Ежиков неспешно пошел навстречу Рзаеву. Бортпроводница сказала точно, где он сидит и как выглядит. Рзаев встретил Ежикова внимательным взглядом. Большой палец левой руки Рзаева до побеления в суставе сжимал кнопку какого-то компактного устройства. Это был взрыватель обратного действия: он срабатывал, когда кнопку отпускали.

Не доходя нескольких шагов до Рзаева, Ежиков остановился и начал говорить. О чем они говорили — навсегда осталось тайной, но краткий разговор меж ними состоялся, это несомненно.

Того, что происходило в самолете дальше, тоже никогда уже не узнать, но, видимо, что-то подтолкнуло младшего сержанта Ежикова к самым решительным действиям. Ему бы потянуть время, продлить разговор еще на какое-то время, но уж, конечно, ни в коем случае не делать того, что он сделал. Но у него был приказ, и он понятия не имел о том, как действует взрывное устройство Рзаева. Он был очень молод, Ежиков.

Каким-то образом он оказался за спиной угонщика и, когда тот поднялся, намереваясь, возможно, пойти к кабине пилотов, выхватил пистолет и выстрелил. Пуля ударила Рзаева под лопатку в отбросила на переднее сиденье. Пальцы его левой руки разжались, и в ясном майском небе раздался гром..."

Конечно, про кнопку обратного действия, которую сжимал побелевший палец террориста, журналист додумал сам. Возможно, подсказали особисты.

Людская молва, такая скорая на расправу, и на том свете не давала покою молодому парню, так ни разу и не примерившему китель младшего лейтенанта. Его могилу несколько раз пытались осквернить родственники людей, находившихся в салоне.

Сопоставляя отдельные фрагменты, члены комиссии попытались сложить картину трагедии. Террорист пронес взрывчатку, во время полета предъявил ультиматум, угрожал. Будучи невменяемым, нажал кнопку. Сотрудник милиции, пытаясь обезвредить террориста, выстрелил из табельного "макарова". Раздался взрыв. Но...

Некоторые факты этой истории не стыкуются. Например, взрывное устройство разорвало на две части самолет, а тело террориста, который держал в руках свою мину, нашли с небольшими повреждениями.

"Один из членов госкомиссии, расследовавшей причину катастрофы, сообщил отцу, что на теле Володи было обнаружено ножевое ранение, — говорит Светлана Бояршинова, сестра Владимира. — Не исключено, что угонщик ударил брата ножом и тот выстрелил в ответ. Тело кремировали, поэтому доказать что-то слишком сложно, а сейчас, по прошествии лет, — тем более.

— Эксперты общались с вами?

— Из Москвы приезжала большая комиссия. Мой отец, Ежиков Михаил Иванович, как коммунист, депутат Верховного Совета, разговаривал с ними. Перед своей смертью папа пересказал слова председателя комиссии о том, что самолет... сбили наши истребители.

— Откуда возникла такая версия?

— Примерно так же и я спросила отца. А он: "А мне председатель комиссии сказал, предварительно взяв слово, что никому не скажу".

— Когда это случилось, я училась в девятом классе, мечтала быть учителем. Но меня после школы уговорили работать в милиции. Через год аттестовали. Вот так без малого двадцать пять лет и отработала.

Так семейное горе развернуло судьбинушку Светланы, тогда еще Ежиковой.

До сих пор Светлана Михайловна хранит страшную телеграмму, словно пытаясь расшифровать текст, написанный с жесточайшей лаконичностью: "Володя трагически погиб похороны в Иркутске в среду 23 мая".

В аэропорту не знали, что делать, и трижды объявляли, что посадка откладывается, хотя к тому времени самолет уже рухнул. На борту находились 16 детей…

Тогда, в аэропортах и организовали досмотр багажа. А прежде этого не было, и на борт самолета можно было пронести все, что угодно.

По указанию КГБ тела погибших были отправлены в Москву для кремации.



По теме:
В Советском Союзе такого не могло быть
Захват Бразинскасами авиалайнера АН‑24 в 1970 г.


2leep.com


promo picturehistory march 24, 2016 11:48 1
Buy for 50 tokens
Приглашаю вас подписываться и участвовать в дружеском сообществе: incident_ru Самое свежее видео катастроф и происшествий!

Comments

(Anonymous)

Спустя 44 года до сих пор грустное место...
Утверждаю!

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com