y4astkoviu (y4astkoviu) wrote in picturehistory,
y4astkoviu
y4astkoviu
picturehistory

Categories:

Куда податься индейцу в Москве?



Попытки советских спецслужб проникнуть внутрь американского посольства имеют давнюю и славную историю, считает известный разведчик Михаил Любимов.
Когда США установили с СССР дипломатические отношения в 1933 году и обосновались в «Национале», прослушивать американцев не составляло никакого труда. Затем они переехали в Спасский дом на старом Арбате. Там центральной фигурой ОГПУ стал истопник Сергей, живший в отдельной квартире этого дома и свободно бродивший по посольству. Вскоре американцы нашли подслушивающее устройство в кабинете посла, но отнеслись к этому философски.

В 1935 году посольство переместилось в здание около гостиницы «Националь», и посол Чарльз Болен призвал сотрудников больше общаться с советскими гражданами. Призыв был воспринят с энтузиазмом, и посольство наводнили красотки балерины, обедавшие, ужинавшие и танцевавшие с дипломатами до самого утра. Естественно, все дамы принадлежали к славной когорте агентесс ОГПУ—НКВД.

Однако вскоре американцы почувствовали, что у них уплывает секретная информация, и попытались ужесточить режим в посольстве. Но положение не улучшилось. Прямо в секции коммуникаций — святая святых посольства — в разгар сексуального акта были застигнуты двое мужчин: шифровальщик и секретарь посла. Большинство американцев, несмотря на запреты, продолжали крутить романы с советскими гражданами, ни в чём себе не отказывая.

Лишь в 1947 году американцы ввели охрану посольства морскими пехотинцами, и приток посторонних на территорию посольства резко уменьшился.

В 1964 году в здании посольства на улице Чайковского дети дипломатов во время игр обнаружили подземный туннель, прорытый много лет назад. В том же году американцы извлекли сорок микрофонов, умело запрятанных в стенах посольства, и ещё больше электронных «клопов» у себя на квартирах.

А тут ещё один сюрприз! Заведующий протокольным отделом МИДа подарил послу деревянного орла ручной работы, который тот поставил на письменный стол. Через год в орле обнаружили радиозакладку, с помощью которой все беседы через монитор, функционирующий в здании напротив посольства, ретранслировались на Лубянку.

Вообще развитие микроэлектроники принесло американцам множество неприятностей. Наша контрразведка начала ставить «клопов» в автомашины дипломатов, дабы выявлять их маршруты, с этой же целью мазали специальным средством ботинки сотрудников американской разведки, а потом по следам вычисляли, куда они ходят и с кем встречаются.

Но как вставить «жучки», не имея агентов внутри посольства? Поэтому КГБ держал под особым колпаком охранников посольства — морских пехотинцев, молодых и рослых ребят, командированных в Москву после прохождения соответствующей подготовки. Морские пехотинцы имели посты во всём посольстве, начиная со входа, где находилась будка с пуленепробиваемым стеклом.

Посольство США в Москве, 70-е.
Американцам в то время жить в Москве было непросто: дефицит товаров, ночных баров, клубов и ресторанов, большая зависимость от советских граждан, работавших на несекретной работе в посольстве: и нужный номер телефона узнать, и справку получить, и достать билеты в Большой театр, и покататься на лошадях за городом, и съездить на Кавказ…

Но самое главное, что терзало холостых охранников, — это грозное табу на контакты с прекрасным полом из числа советских гражданок. На здоровых молодых ребят, переполненных гормонами, иной раз было попросту жалко смотреть.
Потому так популярен был ежегодный бал морских пехотинцев, где натанцовывались и напивались до положения риз с приглашёнными югославками и россиянками. Кроме того, по пятницам в доме, где проживали охранники, устраивались танцы, куда тоже разрешалось приглашать своих знакомых обоего пола.

Инструкции по безопасности были строги, но жизнь есть жизнь: американцы впутывались и в дела чёрного рынка, и меняли валюту у фарцовщиков по завышенному курсу, и вовсю спекулировали, и грешили порой с дамами, и выбрасывали на помойку размельчённые на машине секретные документы, восстановить которые не составляло особого труда.

Принимались меры. По данным госдепартамента, с 1980 по 1987 год было отозвано досрочно из Москвы около ста охранников, которым инкриминировались махинации на чёрном рынке, изнасилования, потребление наркотиков, романы с жёнами дипломатов и конечно же связи с русскими красавицами. Но этого оказалось недостаточно.

Морские пехотинцы по-прежнему говорили только о женщинах, вспоминали подружек в Штатах, обсуждали достоинства и недостатки дам, работавших в посольстве, читали порножурналы, изнывая от похоти.
И всё это привело однажды вот к каким последствиям…

«Совершенно секретно.
Председателю КГБ при СМ СССР генералу армии тов. Чебрикову В.М.
В поле нашего зрения находится охранник посольства США, морской пехотинец Клейтон Лоунтри, прибывший в Москву в 1984 году. По национальности индеец племени навахо, детство провёл без матери, материально обеспечен плохо, по характеру наивен, быстро хмелеет и перестаёт себя контролировать, по данным подслушивания, несколько раз откровенно высказывал желание установить близкий контакт с женщиной. Нами принимаются меры по легендированному знакомству нашего агента с Лоунтри. О ходе разработки будем информировать».


Лоунтри в посольстве заставили тщательно изучить инструкцию: валюту менять только в банке или у посольского кассира, исключены дружеские отношения с лицами обоего пола из СССР, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Венгрии, Польши, Югославии и ГДР, о всех контактах докладывать офицеру безопасности, категорически запрещено приводить женщин к себе в комнату. Но когда Лоунтри начал справляться, как живут его сексуально озабоченные коллеги, картина вырисовывалась несколько иная.

Охранники любили навещать Хаммеровский центр, где били фонтаны и имелись часы с горластым петухом; там хоть что-то напоминало о привольной ночной жизни Запада. Однако выпивать в валютном баре им запрещалось: там вроде бы сиживали проститутки, работавшие на КГБ. Вообще правила были странные: там пить запрещено, а в немецкой пивной в том же центре — пожалуйста! Также разрешено посещать валютный бар и дискотеку в гостинице «Космос». Где логика?

Центр международной торговли (сейчас Х«аммеровский центр»), Москва 80-е
Между прочим, другие сотрудники посольства и строительные рабочие развлекались где угодно, и это дополнительно раздражало морских пехотинцев. Инструкцию нарушали постоянно. Однажды капрал Стафлбим заскочил вечером в валютный бар в Хаммеровском центре, познакомился с двумя девушками, выдававшими себя за итальянок. А как отличить итальянку от запретной русской, если с английским и у той и у другой всё в полном порядке?
Капрала пригласили на квартиру, там он услышал, что девушки между собой говорили по-русски, но отступать было некуда, страсти играли, и он согрешил с одной из дам, пока другая сидела на кухне. Пришёл домой под утро, доложил начальству, что ехал в такси с советской гражданкой и посетил валютный бар. О сексе, естественно, умолчал.

Был эпизод и почище, когда охранник Лэтски встречался с русской красавицей целых шесть месяцев. Об этом знали все, но никто не доложил по инстанции. А девица, между прочим, вроде бы забеременела, к Лэтски приехал её «брат» и стал обсуждать, как замять скандал. Только тогда перепуганный охранник, почуяв, что пахнет жареным, сам побежал к офицеру безопасности.

Однажды на вечеринку в дом охранников пришла красотка с итальянским паспортом, в чёрных кожаных брюках и в блузке, подчёркивающей соблазнительную грудь. Закружила головы всем, осталась до утра с одним счастливцем, однако настолько насторожила его вопросами, что он в два часа ночи вызвал офицера безопасности. Проверили её по списку подозрительных лиц с фотографиями и обнаружили, что она уже проходила под другой фамилией.

Но даже внутри посольства дамы искушали, бросали в жар. Например, парикмахер Валентина работала в посольстве лет двадцать, знала многих и весьма близко. Конечно, офицер безопасности подозревал её в связи с КГБ, но, если выгнать, пришлют другую агентессу. Не выписывать же парикмахера из США?

Все эти истории Лоунтри знал, но, конечно, он и не подозревал, что сразу же попал в поле зрения КГБ, поскольку «быстро пьянеет и себя не контролирует»

Лоунтри повадился захаживать в таможенный отдел, где положил глаз на двадцатипятилетнюю советскую дамочку — назовём её Виолеттой.
В сентябре 1985 года — о счастливая случайность! — он столкнулся с Виолеттой в метро. Поговорили несколько минут, Виолетта вела себя кокетливо и дала понять, что готова продолжить знакомство. После этого Лоунтри осмелел и иногда вёл беседы с ней в посольстве, а в октябре они вновь столкнулись в метро и прогуляли вместе около двух часов.

Violetta Seina
Лоунтри отличался детской непосредственностью, и Виолетте нетрудно было заметить, что он влюбился. Однако искусительница не торопилась углублять отношения и уступила его натиску только в январе 1986 года. Вскоре Виолетта представила его своему «папе», это была своего рода проверка его отношений к новым знакомым.
И тут же последовала новая докладная:

«Совершенно секретно.
Председателю КГБ при СМ СССР генералу армии тов. Чебрикову В.М.
Докладываем, что согласно плану нами проведена оперативная комбинация, в результате которой Лоунтри установил контакт с нашим агентом. Никаких подозрений у Лоунтри не возникло, по сообщению агента, Лоунтри серьёзно ею увлечён, в своих намерениях настойчив. Для более активной разработки подключён наш сотрудник майор Тарасов А.З. Нами планируется завербовать Лоунтри на основе его увлечённости агентом, а также с использованием материального фактора. Просим санкции на вербовку».


Однажды во время очередной встречи в метро Виолетта предложила поехать в гости к своему «дяде», который очень хотел познакомиться с Лоунтри. Поехали, познакомились. Говорили о мире и дружбе народов, Лоунтри тоже хотел не войны, а мира и заметил, что считает себя другом Советского Союза.

Во время следующей встречи «дядя Саша» уже говорил с ним как с другом, который должен помогать ему и Виолетте. Чем? Да очень просто: для начала ответить на его вопросы, кто чем занимается в посольстве, кто работает в ЦРУ, кто является резидентом, на каком этаже размещается резидентура. Ужин с выпивкой смягчил жёсткость предложения, и Лоунтри согласился.

От встречи к встрече задания его всё усложнялись, «дядя Саша» прекрасно знал все уязвимые места посольства и особенно просил содействия в установке «жучков» там, где стоят шифровальные машины. В качестве дополнительного компромата «дядя Саша» взял у Лоунтри расписку в том, что он всегда будет другом СССР. Ради любви Виолетты Лоунтри был готов на всё.
Но тут его перевели в Вену…

«Совершенно секретно.
Председателю КГБ при СМ СССР генералу армии тов. Чебрикову В.М.
Завербованный нами Брубек активно использовался для получения секретной информации об американском посольстве, а также для проведения там литерных мероприятий. В мае 1986 года Брубек получил указание нести службу в американском посольстве в Вене. Считаем целесообразным передать его на связь в венскую резидентуру ПГУ КГБ при СМ СССР…»


Лоунтри скучал в Вене без Виолетты, часто писал ей и звонил в Москву.

«Дядя Саша» один раз приехал в Вену, получил от Лоунтри информацию о делах в посольстве и познакомил его с сотрудником резидентуры КГБ в Вене. Но без Виолетты работать на КГБ Лоунтри не хотелось, он мучился, много пил и в результате пришёл к резиденту ЦРУ с повинной.
Военный трибунал приговорил морского пехотинца к тридцати годам тюремного заключения, правда, недавно приговор пересмотрели и выпустили Лоунтри на свободу. Он тут же уехал к себе в резервацию. Говорят, там он влюбился в даму из племени навахо и забыл о своей Виолетте.
Tags: занимательно, история, предатель, разведка, ссср
Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments