y4astkoviu (y4astkoviu) wrote in picturehistory,
y4astkoviu
y4astkoviu
picturehistory

Восстание Царскосельского гарнизона в феврале 1917-го


Восстание Царскосельского гарнизона стало одним из важнейших эпизодов Февральской революции 1917 года. Именно оно привело к тому, что царь и его окружение поняло: сопротивление бесполезно, если на сторону восставших перешла даже гвардия.

К началу Первой мировой войны гарнизон Царского Села, компактно размещавшийся в городском районе под названием София, состоял из двух кавалерийских полков – лейб-гвардии кирасирского и гусарского; трёх стрелковых – лейб-гвардии 1-го, 2-го и 4-го, которые совместно с лейб-гвардии 3-м стрелковым полком, квартировавшим на Вознесенском проспекте в Санкт-Петербурге, составляли Царскосельскую стрелковую бригаду. Кроме того, в городе размещалась офицерская артиллерийская школа, занимавшаяся подготовкой и повышением квалификации артиллерийских офицеров. Многие из перечисленных воинских частей носили имя «Его Величества», где шефом состоял сам император Николай II.

Вместе с царской семьёй прибывали части собственной его величества охраны – конвой, сводно-пехотный и железнодорожный полки. Согласно путеводителю по Царскому Селу, изданному в 1911 году, общая численность воинских частей гарнизона, исключая «государеву стражу», составляла 6790 нижних чинов и офицеров.

С началом боевых действий на местах воинских частей, ушедших на фронт, с целью подготовки пополнения были образованы запасные подразделения – батальоны, дивизионы, команды, сотни. К 1 января 1917 года в Царском Селе квартировали запасные батальоны четырех гвардейских стрелковых полков, дивизион 1-й запасной тяжелой артиллерийской бригады (с тракторной школой), а на северной окраине города, в селе Кузьмино, разместилась 343-я новгородская пешая дружина государственного ополчения.

В мемуарной литературе и периодической печати периода революции численность царскосельского гарнизона определялась в 40 тысяч нижних чинов и офицеров. Массовые мобилизации периода Первой мировой войны привели к размыванию социального состава гвардии. Царское правительство, формировавшее армию преимущественно из крестьян, теперь было вынуждено призывать рабочих (токарей, слесарей, машинистов, кузнецов и др.) из Петрограда и его округи, которые являлись носителями антивоенных настроений. Так, в Царскосельском гарнизоне рабочие были сконцентрированы в запасном тяжёлом артиллерийском дивизионе и тракторной школе, где они обслуживали артиллерийские системы, машины и разнообразную технику.
Изменился состав и офицерского корпуса, за годы войны в результате потерь сильно разбавленный лицами недворянского происхождения. Подготовку нижних чинов в запасных подразделениях осуществляли специально назначенные офицеры, чаще всего те, кто по ранению признавался негодным к боевой службе на фронте или получал временное освобождение. В качестве младших офицеров использовались прапорщики, закончившие ускоренный курс обучения. По уровню своей подготовки они отличались от кадровых офицеров довоенного времени.

В начале февраля 1917 года в учебные команды запасных батальонов поступили приказы о пребывании в постоянной боевой готовности в случае возможных выступлений примерно 12 тысяч рабочих Колпино. В Царском Селе подобных выступлений не ожидалось из-за отсутствия крупных фабрично-заводских предприятий, неорганизованности и политической индифферентности двух-трех тысяч мастеровых дворцового ведомства. 16 февраля по приказу царскосельского коменданта генерала Н.Осипова части гарнизона выступили в Колпино, где на Ижорском заводе началась забастовка. Тем самым февральское рабочее движение не было секретом для Царскосельского гарнизона.
23-25 февраля 1917 года в Петрограде вспыхнули массовые забастовки и демонстрации рабочих, к которым присоединились городские обыватели. Вести о выступлениях на улицах столицы отрывочно начали доходить в воинские части Царского Села только к вечеру 25 февраля. Командиры запасных частей стали принимать меры, направленные на изоляцию прибывавших из Петрограда по увольнению стрелков. Полковник Н.Артабалевский записал в дневнике:
«Из отпуска приехал стрелок. Осматривал его вещи согласно приказа. Наткнулся на Маркса и Каутского. О Марксе я знал только то, что его сочинения надо отбирать. Я спросил стрелка: – «Ну что же, ты всё понял, что здесь написано?» – «Это не для нас, ваше высокоблагородие. Я неграмотный» – «Откуда они у тебя?» – «Цивильный в вагоне дал. Я не хотел брать, а он говорит: возьми, в казарме есть кому почитать».

26 и 27 февраля по приказу командующего Петроградским военным округом генерала С.Хабалова в столицу для усмирения восставших были вызваны части Царскосельского гарнизона. Одни из них присоединились к защитникам царской власти, оборонявшим Зимний дворец и Адмиралтейство, но большинство отказалось стрелять в восставших. Вернувшихся из Петрограда с ранениями направляли в полковые лазареты, а остальных было приказано арестовывать, однако этот арест на деле оказывался фиктивным.

Генерал Хабалов Сергей Семёнович, 1905 год.
28 февраля командир запасного батальона 1-го стрелкового полка полковник А.Джулиани приказал офицерам своего батальона для поддержания морального духа объявить стрелкам благодарность за действия в Петрограде. «Как только благодарность была нами заслушана, – свидетельствовал унтер-офицер Н.Кузнецов, мы тотчас же небольшой группой наиболее сознательных солдат бросились к чайной, где всегда собирались, и решили, что надо смыть с себя позор этой благодарности. Стали раздаваться голоса, полные отчаяния: «Мы предатели! За то нас благодарят, что братьев своих ехали расстреливать!».

По приказу командира батальона А.Джулиани учебная команда окружила недовольных стрелков, а затем открыла по ним огонь на поражение. Восставшие отступили к казарме и продолжили сопротивление: разобрали оружие и патроны, выехал конный взвод, а военный оркестр заиграл «Марсельезу» и полковая пулеметная команда открыла огонь по учебной, которая разбежалась вместе с офицерами.

Так, около трех часов дня 28 февраля 1917 года, началось восстание Царскосельского гарнизона. Командование запасным батальоном принял на себя штабс-капитан Ф.Аксюта, а его заместителем стал прапорщик И.Павлуновский.
Захватив из арсенала дивизиона трехдюймовую батарею, восставшие далее направились к казармам запасных батальонов 2-го, 3-го и 4-го полков. Так катилась эта «революционная лавина», захватывая с собой без особого сопротивления одну часть за другой. «Двухтысячная толпа вооруженных стрелков, – записал в своем дневнике полковник Н.Артабалевский, – освещаемая немногими фонарями, гудела, рокотала, грозила и волновалась в эту темную ночь. Жутью веяло от неё, как от сорвавшегося с цепи дикого зверя. Не людьми мне казались эти серые фигуры, а дикими растравленными животными, готовыми и способными на всё самое ужасное. Стихия ада! И не было в эту минуту возможности накинуть цепь на этого взбесившегося зверя. Стрелками, подстрекаемыми и разжигаемыми темными агитаторами, овладели животные инстинкты бунта и безрассудного, самого озорного и бесшабашного разгула».

Восставшие массы не были организованы, а движение однородным. Никакого плана выступления не имелось, и как только первая цель – привлечение ещё не восставших – была достигнута, толпа рассыпалась в разные стороны.

Часть восставших решила идти к городской тюрьме, где потребовала у администрации освободить заключённых, но получила отказ. Воспользовавшись лежащими здесь бревнами, они проломили ворота, ворвались в здание, сожгли бумаги канцелярии, освободили заключенных, а начальника и надзирателей посадили в камеры.

Затем только что выпущенные из тюрьмы арестанты с частью восставших солдат решили отпраздновать обретение свободы и начали грабить магазины и взламывать винные погреба: «Около магазина Лисицына большая толпа народа, но преимущественно солдат. Магазин уже разбит и разграблен и только в подвале ещё осталось вино, которое толпа продолжала расхищать. Все пьяны, все возбуждены, все вооружены. Несколько человек сидят в подвале и подают через небольшое окошко вино. Те, кто уже достаточно пьяны, уносят вино с собой, те, которые ещё могут пить, пьют его здесь. Штопоров нет. Чтобы открыть вино, отбивают горлышко бутылки. Губы, дёсны и руки порезаны осколками разбитых бутылок. Возбужденные красные лица выпачканы кровью и крошками халвы».

Другая часть восставших, более сознательная, вернулась обратно в казармы, чтобы обсудить сложившееся положение, разогнать грабителей и отобрать награбленное. Солдаты выбрали из своей среды вожаков, как правило, своих же бывших взводных командиров. Были экстренно снаряжены патрули для восстановления спокойствия и охраны магазинов, а по улицам разъезжали броневики с плакатами: «Товарищи, прекратите грабежи! Вы теперь свободные граждане!». Попытки перенести грабежи в центр Царского Села были предотвращены.

Наиболее радикально настроенная группа восставших призывала двинуться к Александровскому дворцу. Только 27 февраля во дворце, где в это время находилась императрица Александра Фёдоровна с болеющими корью наследником и великими княжнами, стали осознавать истинные масштабы событий, происходящих на улицах Петрограда.
Около восьми часов вечера 28 февраля отдельные группы восставших под предводительством штабс-капитана Ф.Аксюты с криками «ура» и пением Марсельезы направились к ограде Александровского парка. Но, как затем свидетельствовали участники восстания, призывы идти на дворец «не встретили сочувствия достаточных масс», и при первых ответных выстрелах «части рассыпались в разные стороны», а некоторые вернулись в казармы.

Немедленно к Александровскому дворцу были вызваны по тревоге все части охраны. По приказу командира сводного пехотного полка генерала А.Ресина они заняли для обороны линию вдоль ограды парка, а напротив главных ворот установили орудия. Со стороны восставших по дворцу был выпущен всего один снаряд, который, пролетев над крышей, упал в саду, не разорвавшись. Дальнейшего обстрела не последовало. Парламентеры с обеих сторон договорились, что части, вызванные по тревоге, будут возвращены в казармы, а во дворце останутся обычные дежурные наряды.

Однако уже на следующий день в газете «Известия комитета петроградских журналистов» появилось ложное сообщение о том, что «в Царскосельский дворец вошли солдаты», а императорская семья находится в руках мятежных войск.

Утром 1 марта в здании Царскосельского городского управления – ратуше, по примеру Петроградского Временного комитета Государственной думы, образовался Временный комитет выборных от воинских частей и населения Царского Села, сменивший старую власть царскосельской императорской резиденции. В два часа дня состоялось первое заседание Временного комитета, в состав которого вошло 12 человек. Одну половину составили офицеры, которые были представителями от восставших воинских частей гарнизона, другую половину – городской голова и служащие Царскосельской ратуши.
Полковника запасного батальона 4-го стрелкового полка К. фон Вейса избрали первым председателем комитета, а также начальником гарнизона и комендантом города. Однако уже на следующий день он был арестован и отправлен на фронт, а председателем был назначен полковник артиллерии Болдескул.

С момента образования Временного комитета в ратушу стали стекаться все дела, разрешавшиеся раньше начальником Царскосельского дворцового управления князем М.Путятиным. Ратуша стала настоящим «штабом» царскосельской революции. Вот как её описывает один из очевидцев: «По углам улиц, примыкавших к Ратуше, стояли бронированные автомобили, готовые каждую минуту открыть огонь из пулеметов. С деревьев через окна и двери вилась целая паутина проводов полевых телефонов, соединявших ратушу со всеми частями гарнизона. У входа дежурил отряд стрелков с винтовками. По коридорам, по лестницам стояла сплошная стена солдатских штыков. Впуск строго по запискам. В зале пыльно и накурено. Полы затерты ногами и забросаны окурками и обрывками бумаги».

Вечером 1 марта эшелон георгиевских кавалеров генерала Н.Иванова, отправленный Николаем II для подавления восстания в Петрограде, остановился на станции Вырица, где генералу доложили, что Царскосельский гарнизон, в присоединении которого он был абсолютно уверен, вышел из повиновения. К девяти часам вечера эшелон беспрепятственно прибыл на Царскосельский вокзал, после чего генерал Н.Иванов отправился в Александровский дворец, где с часу до половины второго ночи с 1 на 2 марта беседовал с императрицей Александрой Фёдоровной.

Императорская семья под арестом в Царском Селе.
В сложившейся ситуации революционную бдительность проявил штабс-капитан Ф.Аксюта, выступив на вокзал с солдатами в полной боевой готовности. Чтобы избежать кровопролития, по просьбе императрицы генералу пришлось срочно покинуть Царское Село и перебраться обратно в Вырицу. Оттуда Н.Иванов торопил Ставку ускорить прибытие второго эшелона георгиевских кавалеров и телеграфировал в Петроград, требуя выслать новую смену паровозов.
Командование Царскосельского гарнизона, перехватив эти телеграммы, приняло меры предосторожности на случай новых попыток продвижения генерала Н.Иванова. Вместе с тем через лазутчиков удалось выяснить, что «георгиевские кавалеры вполне сочувствуют перевороту».
Таким образом, восстание Царскосельского гарнизона открыло новую и последнюю страницу истории царскосельской императорской резиденции. Оно ускорило и упрочило победу революции в Петрограде. Так, один из неизвестных обывателей в начале марта 1917 г. рассуждал, что если «слово Петербург из ненависти к немцам заменили словом Петроград, теперь надо название Царское Село заменить названием Солдатское Село».

Источник записи

Tags: гражданская война, история, конфликт, российская империя
Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments