y4astkoviu (y4astkoviu) wrote in picturehistory,
y4astkoviu
y4astkoviu
picturehistory

Categories:

Еврейский легион Британской армии.



Начало ХХ века было отмечено ростом национализма в Европе, и самым неожиданным национальным движением среди всех было движение народа, который, казалось, утратил все надежды на восстановление своего государства еще две тысячи лет назад. Еврейское национальное движение и, прежде всего, его сионистское крыло, заявило о себе как о значимой силе, готовой с оружием в руках бороться за свои идеи. В годы Первой мировой войны благодаря деятельности некоторых активистов в рядах британской армии удалось создать одно из самых необычных подразделений за всю ее историю – так называемый Еврейский легион.

Сионистское движение и переговоры о создании Легиона
В начале ХХ века еврейское население в странах Европы и Америки переживало бурный процесс формирования собственной политической идентичности, которая учитывала бы все этно-религиозные и исторические особенности народа. Часть евреев настаивала только на культурной автономии, а представители левой партии «Бунд» («Союз») в Российской империи даже выдвинули идею, выражавшуюся словами «там, где мы живем, там наша земля» и подкрепленную пропагандой секуляризма и социализма. Конечно, такая точка зрения не находила поддержки у так называемых сионистов, настаивавших на создании нового государственного образования для еврейского народа. Вопрос, где будет это государство, под покровительством какой великой державы будет осуществлено его создание, каким должен быть характер будущей еврейской страны – всё это оставалось предметом ожесточенных споров между деятелями сионизма.
Пропагандистские плакаты. Слева дочь Сиона указывает пальцем на американского читателя и восклицает: «Твоя Старая Новая земля нуждается в тебе! Вступай в Еврейский легион!» Плакат справа, напечатанный в Канаде, выражает надежду, что каждый сын Израиля выполнит свой долг перед Британией и пополнит ряды пехоты.

Часть евреев-сионистов в конце XIX века начала переселяться на территорию Палестины, принадлежавшей тогда Османской империи. Это движение не встретило особой поддержки у евреев, уже много веков бывших подданными султана. Османские евреи, традиционно проявлявшие активность в экономической сфере, в XIX веке получили, вследствие политических реформ, возможность делать карьеру в государственных учреждениях (хотя их там было немного). Наиболее активные представители еврейского сообщества Османской империи даже сотрудничали с младотурками и завязали тесные контакты с членами триумвирата, фактически правившего империей – печально известными Талаат-пашой, Энвер-пашой и Джемаль-пашой.
С началом Первой мировой войны многие евреи-переселенцы в Палестине были просто выдворены из страны, а за оставшимися был установлен жесткий контроль. Именно с нескольких тысяч сионистов, привезенных на пароходе из Яффы в египетскую Александрию, началась эпопея Еврейского легиона британской армии.

В отличие от османских евреев, у известного сиониста Владимира (Зеева) Жаботинского отношение к младотуркам было резко отрицательное. Судьба занесла его в декабре 1914 года в Египет в качестве журналиста, но практически мгновенно он переключился на работу с беженцами, установив контакты с верхушкой еврейской диаспоры в Александрии. Как пишет Жаботинский, в лагере беженцев и зародился Еврейский легион, и «два человека сыграли при этом решающую роль: русский консул Петров и Иосиф Владимирович Трумпельдор».


Еврейские погонщики мулов
Слова про консула, конечно, надо воспринимать с известной долей иронии. Однако требования консула А.М. Петрова от египетских властей выдать российских подданных призывного возраста, по-видимому, подтолкнули многих колеблющихся евреев-эмигрантов, все еще подлежащих призыву на военную службу в России, к выбору британской службы. Именно такое решение принял комитет попечения о беженцах, а Трумпельдор, эмигрировавший в Палестину ветеран русско-японской войны и наиболее опытный в военных делах, убедил своих товарищей по комитету согласиться на предложение сформировать специальный отряд погонщиков мулов в составе британской армии. Поскольку в вооруженных силах Великобритании не было ничего похожего на Иностранный легион, куда, например, ушли многие из проживавших во Франции евреев-эмигрантов, это был единственный довольно простой путь на фронт.

Британский солдат, ведущий мулов. Галлиполи, ноябрь 1915 года
«Zion Mule Corps» (т.е., буквально «Сионский корпус погонщиков мулов») был учрежден в марте 1915 года и просуществовал официально до мая 1916 года. Подразделение это насчитывало примерно 700 человек, которые должны были осуществлять с помощью мулов транспортировку грузов на передовую. Командовал ими подполковник Джон Генри Паттерсон, ветеран англо-бурской войны, ирландец по происхождению и протестант по вероисповеданию.

Иногда в работах, посвященных истории этого подразделения, можно прочитать, что со времен иудейского восстания I века н.э. или восстания Бар-Кохбы во II веке н.э. отряд Паттерсона стал первым национальным еврейским военным отрядом. Это, по-видимому, не совсем так. По крайней мере, за 120 лет до Первой мировой войны существовало, хотя и очень недолго, еврейское подразделение, принявшее в 1794 году участие в обороне Варшавы от русских войск во время восстания Костюшко. Однако Еврейский легион был, в отличие от отряда XVIII века, действительно крупным формированием, в конце Первой мировой войны насчитывавшим до 10 000 человек.

Погонщики мулов были посланы, однако, не в Палестину, а на полуостров Галлиполи. Командовали ими пять британских и восемь еврейских офицеров. Среди последних первое место было отведено Трумпельдору, который стал главным помощником Паттерсона. Несмотря на название отряда, солдаты были экипированы всем необходимым для ведения боя. Впрочем, британцы придали этому подразделению статус, аналогичный статусу колониальных войск. Офицеры-евреи получали жалованье меньше, чем британцы, а также не были допущены в офицерскую столовую на транспортном корабле.

По прибытии в Галлиполи в апреле 1915 года часть людей из Отряда погонщиков мулов была отделена от основных сил и переподчинена командованию АНЗАК. Австралийцы же потребовали, чтобы еврейское подразделение имело полный комплект своих собственных мулов, а для этого пришлось совершить путешествие обратно в Александрию. В Египте солдатам не позволили сойти на берег, что вызвало волнения среди них и привело, в конечном счете, к роспуску этой группы. Паттерсон только в мае узнал о судьбе своих людей.

Погонщики мулов в Галлиполи
Тем не менее, основная группа еврейских солдат во главе с полковником-ирландцем высадилась на полуострове в районе мыса Геллес через два дня после начала знаменитой десантной операции союзников. Действуя под огнем противника, еврейские добровольцы сумели наладить сообщение между линиями окопов и берегом.
В начале мая один из солдат, рядовой Грушковский, был удостоен Медали за выдающиеся заслуги (Distinguished Conduct Medal) и произведен в капралы за то, что сумел, получив ранения обеих ног, удержать своих мулов под обстрелом турок и не дать животным разбежаться, привезя в окопы весь груз в сохранности. Известия о героизме еврейских солдат, бывших жителей Палестины, достигли даже Иерусалима и стали для турок хорошим поводом усилить нажим на тех евреев-переселенцев, кто еще остался в этом и других городах страны.

Еврейские солдаты в Галлиполи
В отряде не все было благополучно. Работа под огнем противника, скудное питание и частое отсутствие достаточного количества воды, а также жесткость британских офицеров негативно влияли на евреев-добровольцев. Несколько раз между Трумпельдором и Паттерсоном вспыхивали споры по поводу поведения солдат. Иногда офицеры и солдаты просто не понимали друг друга (многие рядовые не владели английским, а офицеры не говорили на идиш или иврите или не знали немецкий, на котором могли объясняться евреи-выходцы из Восточной Европы).

Проблемы коммуникации и трудности поддержания дисциплины привели к тому, что британские власти решили не увеличивать численность отряда. В конечном счете, перед расформированием отряд насчитывал всего 126 солдат, пять офицеров-британцев и двух офицеров-евреев. Из-за болезни Паттерсона командование перешло к Трумпельдору.


Еврейский легион и бои за Палестину
В декабре 1915 года отряд Трумпельдора был переброшен обратно в Александрию, где оставался несколько месяцев. Расформированию его предшествовал инцидент, связанный с солдатской забастовкой. Евреи, прослышав о том, что их собираются перебросить в Ирландию для усиления тамошних британских сил после Пасхального восстания, отказались ехать, и часть была попросту расформирована.

Еврейские солдаты-портные из 38-го батальона Королевских фузилеров, занятые традиционным ремеслом своего народа
В это же время в Лондоне кипели споры по поводу привлечения евреев к военной службе в рядах британской армии. С начала войны уже около 10 000 евреев добровольно отправились на фронт, много их было также среди войск из доминионов. Существовал с декабря 1915 года даже специальный комитет, занимавшийся пропагандистской работой среди британского еврейства, под председательством Эдмунда Себаг-Монтефиоре и Лайонела Ротшильда, представителей влиятельнейших еврейских семейств.

Впрочем, многие евреи не желали создания особых еврейских военных подразделений и боялись, что это может поставить под сомнение их британский патриотизм. Одновременно огромное число евреев-эмигрантов из Восточной и Центральной Европы, осевших главным образом в лондонском районе Ист-Энд, вообще не проявляли желания воевать – ни под британским флагом, ни под знаменем сионистского движения.

Со временем в британском окопном жаргоне укрепилось словечко «шнайдер»
(нем. Schneider — портной) — так стали звать всех еврейских солдат
Лишь благодаря гигантской работе как среди простых горожан, так и среди британского истеблишмента, Владимиру Жаботинскому и его соратникам по сионистскому движению удалось склонить общественное мнение, а затем и правительство к идее создания так называемого Еврейского легиона. Знаменитая декларация 1917 года британского министра иностранных дел Бальфура даже обещала создание «еврейского национального очага в Палестине».

Солдаты легиона у Стены плача после взятия Иерусалима, 1917.
На практике в конце 1917 – начале 1918 гг. было сформировано три батальона (38-й, 39-й и 40-й) в составе Королевского фузилерного полка (Royal Fusiliers), принявших участие в боях в Палестине. Еще два батальона, 41-й и 42-й, были подготовлены, но не успели повоевать. 38-м батальоном, состоявшим из ветеранов отряда погонщиков мулов и добровольцев Ист-Энда, командовал Паттерсон. 39-й батальон, в котором были в основном добровольцы из Канады и США, возглавлял офицер АНЗАК Элиезер Марголин. 40-м батальоном, набранным уже в Палестине из местных евреев, командовал подполковник Скотт, а затем подполковник Сэмюэль.

На долю трех боевых батальонов выпали сражения последних месяцев Великой войны. 38-й батальон Паттерсона в начале июня 1918 года был переброшен в город Лод (Луд) в Палестине, где солдат поприветствовал генерал Алленби, командовавший британскими войсками на этом фронте. Затем батальон был отправлен на участок между деревнями Джильджилия и Абуэйн близ дороги на Наблус.

Родственники провожают рекрутов 40-го еврейского батальона, лето 1918 года
Служба состояла, главным образом, в патрулировании местности, разведке и строительстве укреплений. Паттерсон в стремлении создать для своих людей более-менее комфортные условия даже немного повоевал со службой снабжения из-за кошерной пищи. По словам Жаботинского, неприятности им доставляли даже не турки, во второй половине 1918 года уже довольно вяло оборонявшиеся, а больше москиты, которые разносили малярию. Шанс отличиться в бою 38-му и 39-му батальонам выпал во время захвата брода Умм-эш-Шерт при форсировании Иордана во время наступления, развернутого Алленби в сентябре 1918 года. Было захвачено множество пленных, среди которых были не только турки, но и германские солдаты.

40-й батальон, состоявший из палестинских добровольцев, не принял участия в активных боевых действиях, неся зимой 1918–1919 гг. гарнизонную службу. Его роль была не столько боевая, сколько пропагандистская, поскольку еврейское население Палестины почувствовало свою силу и увидело возможность отстоять с оружием в руках свое право на эту землю. После войны, в начале 1919 года, еврейские батальоны получили почетное наименование «Judeans», т.е. «Иудейские», а символом Легиона стала менора с надписью на иврите «кадима», т.е. «вперед» или «на восток».

Новобранцы Еврейского легиона в тренировочном лагере Форт-Эдвард, Канада, во время
одного из главных еврейских праздников — Йом-Киппур, 11 сентября 1918 года
В это время Легион оказался чуть ли не единственной боевой силой в Палестине, когда остальные части были переведены в Египет для подавления антибританских выступлений. Это создало трения между еврейским и арабским населением, чем потом воспользовались британские власти, использовавшие принцип «разделяй и властвуй» для управления новыми территориями. Конфликты стали предтечей антиколониального движения в Палестине и борьбы за создание независимого государства Израиль: отцы и деды многих израильских военачальников второй половины ХХ века служили в батальонах Еврейского легиона



ТАКЖЕ: Еврейский ударный батальон Галицкой Армии
Tags: англия, армия, война, израиль, история, первая мировая
Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments