January 2nd, 2019

promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Для дальних вояжей

Тяжёлый грузовик для перевозки грузов на дальние расстояния Iveco TurboStar 190

2.jpg

Iveco TurboStar были разработаны итальянской корпорацией Iveco в начале 80-х гг. В серийное производство новый автомобиль был запущен в 1984-м году. TurboStar выпускались до 1993-го года и всего за это время было выпущено порядка 300 000 автомобилей данного типа

Collapse )

Батько Минай: ради общей победы он пожертвовал своими детьми

Судьбы у людей разные. Это на самом деле так. И не всем удаётся пройти отведённый путь с достоинством. Для некоторых испытаний нужен невероятно сильный характер. Таким обладал Шмырев Минай Филиппович – лидер партизанского движения в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны. Чего стоило ему проявить силу характера знает лишь он.



Collapse )

Некомнатный человек

Недавно я узнал новое словосочетание "некомнатный человек". Так называется текст который Евгений Шварц посвятил Чуковскому. У него же есть также текст "Белый волк" посвящённый ему же. Тексты между собой очень похожи, только первый со знаком плюс, так называемая хвалебная ода, а второй наоборот. Я изучил оба эти текста, начав с некомнатного так как сам уже 22 года являюсь комнатным. И если к названию первого у меня вопросов небыло то почему второй называется так я смог понять только после его прочтения. Чуковский действительно был волком а белым потому что седой.

Вот отрывочек из "Белый волк".

По трудоспособности я не встречал ему равных. Но какой это был мучительный труд. На столе его лежало не менее трех-четырех работ: вот статья для «Всемирной литературы «, вот перевод пьесы Синга, вот предисловие и примечания к воспоминаниям Панаевой, вот детские стихи2. Легкий, как бы пляшущий тон его статей давался ему нелегко. Его рукописи походили не то на чертежи, не то на карты. Вклейки снизу, сбоку, сверху, каждую страницу приходилось разворачивать, раскрывать, расшифровывать.

Отделившись от семьи большой проходной комнатой, он страдал над своими работами, бросался от одной к другой как бы с отчаянием. Он почти не спал3. Иногда выбегал он из дому своего на углу Манежного переулка и огромными шагами обегал квартал по Кирочной, Надеждинской, Спасской, широко размахивая руками и глядя так, словно он тонет, своими особенными серыми глазами. Весь он был особенный: седая шапка волос, молодое лицо, рот небольшой, но толстогубый, нос топорной работы, но общее впечатление — нежности, даже миловидности.

Когда он мчался по улице, все на него оглядывались, — но без осуждения. Он скорее нравился прохожим высоким ростом, свободой движения. В его беспокойном беге не было ни слабости, ни страха. Он людей ненавидел, но не боялся, и у встречных поэтому и не возникало желания укусить его.