March 31st, 2020

promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Из истории Туруханского края

Туруханский край известен всем как место ссылки Сталина, Свердлова и Каменева. Но здесь, конечно, побыло и немало других людей - и политических, и простых уголовников. Но были же тут аборигены? Конечно! Их быт изучал и фотографировал Василий Анучин. Он и сам был родом из Енисейской губернии. Поступив в петербургский Археологический институт, на летнюю практику он ездил в Туруханский край, где изучал образы жизни аборигенов и каторжан.


Прибытие почты. Слева направо: ссыльный, мальчик, казак, почтальон, туземец, женщина

Collapse )

  • prajt

тихий Тихий

Мирослав Тихий родился 20 ноября 1926 года в моравийской деревне Нетчица, в уважаемой семье закройщика одежды и дочери сельского старосты. Мирослав начал свою художественную карьеру как и все другие великие художники того времени: по окончании средней школы в 1945 году он поступил в художественную академию в Праге. Как и великий фотограф-сюрреалист Ман Рей, поначалу Мирослав с своих картинах 1940-х и 50-х годов следует тенденциям кубистов и импрессионистов, таких как Клод Моне, и посвящены только одной теме: женскому телу. Тихий никогда не концентрировался на каком-либо другом мотиве и в дальнейшем.

Именно в этот период Тихий сделал свои первые фотографии: «Я взял старый фотоаппарат и щелкнул затвором. На самом деле я не думал о том, что делаю, это просто случилось, когда я гулял».


Мирослав Тихий (Miroslav Tichý). 1926-2011гг.
[Дальше...]
Друг Мирослава Тихого Роман Буксбаум, открывший миру необычного фотографа, вспоминает: “Он был лучшим другом моего дяди, наши дома стояли рядом, и когда у них дом национализировали, то комнату для мастерской ему предоставила моя бабушка, с которой он подолгу беседовал на кухне. Я помню его, как члена нашей семьи, он приходил ежедневно, и они с бабушкой обсуждали все возможное на свете. А я был тогда еще маленьким и всего, конечно, не понимал. Только потом я узнал, что с ним случилось. После коммунистического переворота в Академии начались безжалостные гонения. Известные профессора и педагоги были изгнаны, студентам было запрещено работать с обнаженной натурой, вместо них на пьедесталах стояли рабочие в спецовках. Тихий перестал ходить на занятия, перестал общаться с друзьями, и вскоре его забрали в армию”.



Когда Моравия (исторический регион Чешской республики) попала под коммунистическую диктатуру, Тихий выразил свой протест тем, что ушел из общества и его культурной жизни.
Мирослав Тихий: «При коммунизме нам было запрещено рисовать обнаженных женщин. Мол, это уводит в сторону от построения социализма и от трудовых масс. Как только это запретили, я перестал ходить в Академию«.

В 60-е годы Тихий перестал заботиться о своей внешности. Он не стриг волосы, отпустил бороду. В 70-е годы он снимает каморку. “Мыши – это мои сестры. Убивать их в мышеловках я не могу и хочу быть похоронен рядом с ними. — говорит Тихий. — Я – пророк распада и пионер хаоса, ибо только из хаоса возникает что-то новое”.



Коммунистический режим рассматривал независимого Тихого как диссидента, держал под наблюдением и пытался «нормализовать». В течение 1960-х и 70-х годов Тихий провел в общей сложности восемь лет в тюрьмах и психиатрической клинике.



Тихий хотел быть полностью независимым, денег на необходимое фотооборудование не было. Он делал свои собственные камеры, печатное оборудование и линзы. Мирослав снимал быстро, незаметно и с довольно большого расстояния. Он создал бесчисленное количество снимков повседневной жизни: женщины на улице, сидящие на скамейке в парке, в бассейне, девушки, играющие, бегающие или лежащие на солнце и так далее.



Огромное количество фотографий может угрожать значению отдельных изображений, но в данном случае нет ничего более далекого от истины. Каждая фотография — это маленькая жемчужина для Тихого. Он устанавливает их на доску, рисует рамки вокруг них, делает исправления карандашом. Результат — это образец его взгляда на женственность: интенсивно поэтические изображения женщин, никогда не опускающиеся до уровня китчевого притворного мира мужских журналов. Фотографии делают зрителя партнером в тайной, очаровательной, эротической одержимости.



Тихий освободился от художественных условностей. Он никогда никому не показывает свои фотографии и не занимается техническим «контролем качества». Почти все они не в фокусе, с царапинами на негативах или бумаге, небрежно вырезаны или даже оторваны от больших листов. Пыль, грязь и маленькие жучки попадают в камеру и фотолабораторию, проявляясь на пленке. Встречаются отпечатки пальцев и волосы фотографа, коричневые брызги бромида. Конечные результаты показывают остатки пролитого кофе, следы обуви и мышиных зубов.

“Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует” .



Гораздо позже, известный японский фотохудожник Масао Ямамото использовал схожие приемы для искусственного старения своих работ в стиле ваби-саби.

Нарочитое презрение к фотографическому идеалу чистоты в работах Тихого отражено не как недостаток, а как усиление чувственности. Женские образы всплывают из мягкого импрессионистского света. Красота становится сном.



«Чем хуже техника, тем лучше искусство», — замечает Тихий. — Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует».



Много лет спустя фотографии Мирослава Тихого узнал весь мир. Известный куратор современного искусства Гарольд Зееман устроил персональную выставку его фотографий на Биеннале в Севилье летом 2004 года, когда Мирославу Тихому было 78 лет. В 2005 году состоялась ретроспектива работ Тихого в Музее Кунстхауст (Цюрих). Его фотографии демонстрировались в выставочных залах Нью-Йорка, Берлина и Лондона. Однако, Тихий так и не изменил своему образу жизни – он не ездил на выставки, считая, что «Европа вырождается и обречена на гибель«.



Сравнение с Гаагским фотографом Жераром Фиере (1924- 2009) очевидно. Оба вели схожий образ жизни. Но там, где для Фиере сами женщины часто открыто играют в соблазнительную сексуальную игру с камерой, эротический заряд на фотографиях Тихого — это прежде всего продукт его собственного взгляда.



Фонд в Цюрихе под руководством Романа Буксбаума взял под свое крыло работы Тихого и сохраняет тысячи его фотографий.
Мирослав Тихий скончался в своём родном чехословацком городке Кийов (бывшая Нетчица) 12 апреля 2011 года в возрасте 84 лет.



“Я не подбирал красавиц из кинофильмов, я снимал и рисовал все, что, как мне казалось, похоже на этот мир. Вот такое мне пришло в голову. Все, что можно было распознать глазом, я снимал. Я не оптик, я – атомщик, потому что должен обследовать каждый атом. Видите, эти фото грязные, грязь творит поэзию, дает художественное качество. Это не абстрактные творения, это конкретика, это глаз. Женщина – это мой мотив. Все остальное меня не интересует. Но я не сближался с ними, не пускался с ними во все тяжкие. Даже когда я вижу женщину, которая мне нравится, и, может быть, я пошел бы на какой-то контакт, я осознаю в этот момент, что меня это собственно не интересует. Вместо этого я беру карандаш и рисую ее. Эротика – это все равно только мечта. Это наша иллюзия. Это поэзия”.



[Еще много фоток- жми]https://www.interesmir.ru/fotograf-miroslav-tihiy/




https://wabisabi.by/miroslav-tichy-photographer/


Газенваген для детдомовцев.

Ейск (Краснодарский край, СССР), 9-10 октября 1942 года.

В 1941-м, когда боевые действия приближались к Симферополю, из местного детдома эвакуировали 270 детей и нескольких воспитателей. Всех направили в Ейск – считалось, что в город, расположенный на отшибе Краснодарского края, фашисты не доберутся. Но вышло иначе: в августе 1942 года Ейск оказался первым кубанским городом в оккупации.



Детей, многие из которых были инвалидами, разместили в купеческом особняке на окраине Ейска. Первые месяцы под немецким игом прошли для них относительно спокойно. Ребята учились, а старшеклассники подрабатывали на соседних огородах, где как раз наступал сезон сбора урожая. Такие простые радости, как хрустящая свежая морковь, полные карманы яблок или печеная на костре картошка, ребята очень ценили.

Collapse )

Замечательная новинка



ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ НОВИНКА

Когда по предложению Джорджа Оруэлла на Скотный
двор Мелкобритании привезли новое устройство все
были очень рады.

Ещё бы ! Теперь любой английский лорд мог пропустить
стаканчик виски в перерыве между катаниями в грязи.

Collapse )

Необычная история ужасной глупости ХХ века



Мода на радиоактивность пришла в мир сотню лет назад, вместе с химическим оружием и учением Фрейда. Когда мадам Кюри все деньги от Нобелевских премий в Первую мировую войну потратила на создание полевых рентгеновских установок и обучение военных врачей обращению с ними, между словами «радиация» и «чудо» быстро развивающаяся промышленность поставила знак равенства. Излучение и его источники вышли за двери лабораторий, чтобы стать магазинным товаром. И появились на полках и в рекламе…

Collapse )

Здесь

Мода на канотье


Митинг международного профсоюза  IWW в период моды на канотье, 1914 год, Нью-Йорк, США

Леворадикальные Индустриальные рабочие мира выступали против участия США в Первой мировой войне, что вылилось в противостояние с властями.

В конечном итоге в 1918 году 101 руководитель организации был осужден за препятствие призыву к реальному сроку, в том числе 15 человек — к 20 годам. Глава профсоюза Уильям Хэйвуд вышел под залог на время апелляции и сбежал в Москву.


Collapse )
  • 477768

Со стационарной позиции

Лёгкий крейсер проекта 26 "Киров", находясь на позиции в Ленинградском торговом порту, ведёт огонь орудиями главного калибра (180-мм) по финским позициям на Карельском перешейке, поддерживая наступления войск Ленинградского фронта; июнь 1944-го года



Collapse )