kellylynch (kellylynch) wrote in picturehistory,
kellylynch
kellylynch
picturehistory

Сколько получал "офисный планктон" в 1860х

Оригинал взят у kellylynch в Сколько получал "офисный планктон" в 1860х
Камера [в смысле - рабочее помещение] мирового судьи в здании Санкт-Петербургского Окружного суда. Фото конца XIX века:



У писателя Достоевского был пасынок Павел Исаев, довольно-таки бестолковый и неустроенный молодой человек. Из гимназии его вытурили; и значит по тогдашним правилам в университет он поступить не смог бы (да вряд ли бы и "потянул").

И вот родня пытается его пристроить на должность, доступную кое-как образованному человеку, но без диплома:

http://magazines.russ.ru/october/2009/2/vo4.html

“Взять место” Паша может по протекции родственной. Его устройством озабочиваются мать и сестра Анны Григорьевны [новой жены Достоевского]. Паше предлагаются две вакансии: в Ладоге у мирового судьи и на железной дороге – обе по 25 рублей в месяц.

“Место у мирового судьи, − пишет Достоевский, – я считаю для тебя несравненно полезнее. Можно практически суд узнать и развиться; много можно приобрести”. Пристально следящий из своего прекрасного далёка за деятельностью новых судов будущий автор “Братьев Карамазовых” хочет, чтобы пасынок соприкоснулся с “живой жизнью” − хотя бы на “низшем”, бытовом ее уровне. (В русском языке словосочетание мировой судья наряду с тесным служебным значением может скрывать еще и подспудный, вселенский смысл.) “Но, − добавляет автор письма, − не надеюсь на тебя: тут надо много работать, много трудиться…”

Исходя из прежнего опыта, Достоевский догадывается, что этот его призыв не вызовет у адресата большого энтузиазма. Да и сама Ладога, где есть “мировая” вакансия, находится под некоторым подозрением. “Уездный город в твои лета опасен, да еще такой скверный и скучный”. С другой стороны, “и на железной дороге компания наверно скверная”. Впрочем, замечает автор “Двойника”, и в первейшей петербургской канцелярии компания ничуть не лучше – так что особенно не приходится выбирать.


Итак, 25 руб. в месяц - вот на что мог рассчитывать тогда "клерк низового звена". И вряд ли больше:

http://magazines.russ.ru/october/2009/2/vo4.html

до нас дошла дневниковая запись Анны Григорьевны – с цитатой из Пашиного письма “Это меня заставило призадуматься, говорит он (т.е. Паша. – И.В.). Только призадуматься, а еще не взять место. Это, право, даже смешно. Мальчик вообразил себе, что ему так и будут валиться места… Право, этот человек не понимает, в чем дело”. Вот если бы, − продолжает обиженная за родственников Анна Григорьевна, − ему самому пришлось обивать пороги в поисках службы и за спиной у него не было бы человека, “который его кормит”, тогда Паша оценил бы услугу, оказываемую ему добросердечными Сниткиными. “А то ему эти две бабы, Маша (сестра. – И.В.) да мама (право, как они меня любят, ведь они вовсе не для него стараются, а только желают, чтобы он нас освободил от своего присутствия), стараются для него, ищут ему место, а он еще кобенится и смотрит, выбирает”.
...
Исаев не выбрал ни суд, ни железную дорогу. На первое время – не без содействия отцовских знакомых – он устроился в адресный стол: с теми же 25 рублями жалованья.



Tags: российская империя
Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments