kellylynch (kellylynch) wrote in picturehistory,
kellylynch
kellylynch
picturehistory

Categories:

"меняла, чье безбо­родое лицо служит свидетельством его бесполости"



Эту фразу - "меняла, чье безбо­родое лицо служит свидетельством его бесполости" - написал один американский путешественник в воспоминаниях о Москве 1858 года.
Что же эти странные слова значат?


Имелись в виду скопцы - члены своеобразной секты (религиозной организации), которые себя добровольно кастрировали (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BA%D0%BE%D0%BF%D1%86%D1%8B).

А почему "менялы"? А потому что - несмотря на преследования властей – эти самые скопцы иногда очень даже неплохо устраивались. Например – в финансово-кредитной сфере: менялы, ростовщики.

Вот один эпизод из 1870х гг:

……………….
Однажды, в первой половике 70-х годов, курьер мне доложил в моей камере, что приходил этот эксперт и настойчиво желал меня видеть. «Они очень расстроены, прибавил курьер, и даже как будто не в себе. Обещали прийти онять». И действительно, через четверть часа он явился. Ho боже! B каком виде: растрепанный, с взъерошенною бородкою и торчащими вверх и вниз усами, в небрежно повязанном галстуке, в косо сидящем сюртуке вследствие того, что он был застегнут на несоответствующие петлям пуговицы. Сюртук его был в пуху, холеные ногти с траурной каймой. Он был бледен и дышал тяжело, глаза его блуждали, и руки нервно дрожали. «Что с вами? — воскликнул я невольно.— Что случилось?» Он бессильно опустился в кресло и сказал: «Ах, я так расстроен! Co мною случилось ужасное несчастье: я стал жертвою негодяев и пришел к вам искать помощи и защиты. Вот в чем дело...» И он, вздыхая и делая длинные паузы от волнения, продолжал: «Я хотел купить билет внутреннего займа и для этого зашел третьего дня в меняльную лавку вблизи Гостиного двора. Приказчик подал мне несколько билетов, и я, выбрав наудачу один, спросил, не вышел ли он, од-нако, в тираж, на что приказчик отвечал отрицательно. Ho я продолжал выражать сомнение, и тогда хозяин лавки, находившийся в другом ее конце, сказал мне с неудовольствием: «Мы не продаем вышедших в тираж билетов, а если вы, господин, сомневаетесь, то не лучше ли вам пойти в другую лавку? A впрочем,— сказал он, обращаясь к приказчику,— подай им тиражные таблицы: пусть сами удостоверятся». Я стал просматривать таблицы и, к изумлению моему, увидел, что находившийся у меня в руках билет, плата за который уже лежала на прилавке, ко еще не была взята хозяином, выиграл 75000. «Вот вы говорите,— сказал я,— что проверяете таблицу, а между тем...» — «Ах, господин, перебил меня хозяин лавки, возьмите вы ваши деньги и пойдите в другую лавку: право, вы только на сердце наводите!» — «Да нет,— сказал я,— подавая ему билет и тиражную таблицу, посмотрите сами: мой билет ведь выиграл 75000». Хозяин лавки вперил широко раскрытые глаза в поданное ему, потом вдруг побледнел, всплеснул руками, и, закрыв ими лицо, стал бормотать: «Господи, господи! Навождение, навождение». Когда он немного успокоился, я сказал ему, что не хочу пользоваться его несчастьем и не возьму этого билета, но надеюсь, что он поймет, что я имею право на вознаграждение и желаю об этом ныне же условиться. «Как же-с, как же-с! — засуетился он.— Мы это вполне понимаем, и вы от нас в обиде не останетесь. Только сейчас это никак невозможно: я очень расстроен, совсем даже сообразить ничего не могу; вы уж пожалуйте завтра утречком: тогда обо всем и переговорим». И он запер билет в конторку, а мне выдал другой, на этот раз уже тщательно проверив таблицу. Это было вечером, а вчера я два раза заходил в лавку, но все не заставал в ней хозяина и нашел его лишь в третий раз уже перед обедом. Когда я сказал, что пришел по поводу билета, он взглянул на меня вопросительно, а потом, как будто что-то припомнив, сказал: «Ах, да-с! Как же-с! У нас приготовлено.
Вот-с», и подал мне конверт. B нем было триста рублей. Вся кровь бросилась мне в голову от этой наглости. «Как! Триста рублей? За семьдесят пять тысяч?! Да ведь мне следует половина!» — «На каком основании? — дерзко спросил меняла.— Разве я эти деньги обронил, а вы их нашли?» Я бросил этот пакет ему чуть не в лицо и громко крикнул ему, что это подлость. Ho он спокойно подобрал выпавшие из пакета бумажки и сказал мне: «Ругаться вы не имеете права, да и требовать от меня ничего не можете, а не хотите брать эти деньги, так вам же хуже. И о каком билете вы говорите, я не знаю, а в книгах у нас записана вам продажа билета, и вы его получили». Я вышел от него взбешенный и им и своею поспешностью: черт меня дернул отдавать ему выигрышный билет! Ведь они номеров не записывают, да и не знали бы, что билет выиграл 75000, так как уже проморгали его в таблице. Ho я хотел поступить с этими скотами, как благородный человек, и вот результат! Ведь это мошенничбство! Дневной грабеж! Ведь раз я выбрал этот билет и отдал за него деньги — он мой! He так ли? Ведь меня ограбили! Ятак этим возмущен, что не спал всю ночь. Я зашел туда вечером опять и сказал, что я обращусь к прокурору, но это не подействовало. Я думаю, что этих мошенников приведет в рассудок лишь ваше распоряжение о производстве следствия, и они увидят, что с ними не шутят». И глаза его остановились на мне чуть не с мольбою. Из-за изящного врача и ученого вдруг выглянул, быть может, неожиданно для него самого человек, в котором проснулись алчные инстинкты, как в прирученном звере, лизнувшем крови, то есть в данном случае денег.
«Я не могу начать никакого следствия,— сказал я,— сделка не была окончена, да и во всяком случае недействительна, так как хозяин действовал в заблуждении, воспользоваться которым вы же сами, в первом порыве, считали невозможным. Конечно, он мог бы вам предложить гораздо большее вознаграждение и поступил с вами, предлагая 300 рублей, довольно некрасиво, но преступления здесь нет, и, пожалуй, если бы вы утаили от него ваше открытие и воспользовались билетом, он имел бы большее, чем вы, основание обращаться к уголовному суду». «Неужели все потеряно? — сокрушенно говорил мой посетитель.— Неужели нельзя мне помочь?» Он был просто жалок, и становилось очевидным, что он провел тяжкий день и еще более тяжкую бессонную ночь в состоянии отчаяния от пролетевших мимо его кармана 75-ти и, во всяком случае, многих тысяч. A между тем это был человек молодой, полный энергии и не только не нуждавшийся, но имевший прекрасную практику.
Вскоре после того, как он ушел от меня колеблющейся походкой, растерянный и печальный, мне доложили, что пришел владелец меняльной лавкиипроситегопри- нять. Типичный скопец, уже немолодой, объяснил мне, что просит сообщить ему, справедлива ли угроза «господина доктора» о возбуждении им против него обвинения в мошенничестве и можно ли такое дело прекратить миром. Я сказал ему, что упомянутое лицо действительно было у меня, но в сообщенных им данных я не вижу признаков преступления, а по вопросу о том, достаточно ли вознагражден он за свой поступок, не считаю нужным высказываться. «Да ведь помилуйте, господин прокурор,— заметил скопец своим бабьим голосом,— ведь господин доктор все о благородстве своем говорили, так ведь это самое благородство оценивать на деньги никак невозможно. Впрочем, если вы изволите сказать, что предложено было мало, так я готов сотенки две накинуть для их... благородства за то, что они мой выигрыш себе не присвоили. Прикажите накинуть?» Я ответил, что это до меня не касается, и больше не встре-чал в жизии ни того, ни другого
………………………
Tags: российская империя
Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments