oper_1974 (oper_1974) wrote in picturehistory,
oper_1974
oper_1974
picturehistory

Каратели Бишлера и их поиск 1942-1992 г.

Михаил (настоящее имя - Осип) Владимирович Киселев.
Военный преступник. Коллаборационист.
Родился в 1908 году (но изменил дату рождения, снизив себе возраст).
Родом из д. Лущеково (Смоленская обл., Дорогобужский район).
Был женат. Имел трех детей.
   Войну начал в 172-м саперном батальоне. Летом 1941 г. под Гродно его батальон был уничтожен. Выжил и направился в родную деревню.
Отец его был старостой в оккупированной деревне. В январе 1942 г. убит партизанами за пособничество врагу. После этого его сын решил сотрудничать с немцами. Дослужился до начальника полиции, позднее стал бургомистром Городковской волости (Смоленская обл.).
Подчинялся начальнику карательного отряда "Военная команда охотников Востока" - бывшему белогвардейцу Бишлеру.


Его личность какое-то время подозрений не вызывала. Оперативники НКВД по нему работали еще в 44-м в Польше, но ничего не нашли. Просто бывший военнопленный или, скорее всего, дезертир. Потому как на военнопленного он мало походил. Вид у него был совсем не исхудавший.
Но одна деталь: бумаги на него в той воинской части, где его проверяли на причастность к военным преступлениям на оккупированной советской территории, были написаны от руки и подписаны одним (!) человеком.
20 лет назад в отделе КГБ СССР по Красноярскому краю закончилось дело по Михаилу (Осипу) Владимировичу Киселеву. В результате глубокой, кропотливой работы в Хакасии был обнаружен и арестован спустя более сорока лет после совершенных преступлений бывший полицай, затем староста и волостной бургомистр в германской оккупационной зоне.
++++++
Как его "разрабатывали", рассказывает старший оперуполномоченный Ю.Егоров:
"В наше поле зрения он попал в году 83-м. В КГБ СССР была разработана система постоянного поиска таких лиц. Работа велась по разным учреждениям, где могли находиться данные на них, - ЗАГС, паспортный стол, учреждения по продаже билетов на транспорт. Поиск велся по определенным признакам: возрасту и месту рождения. Особое внимание обращали на уроженцев западных областей, не имевших здесь родственников, либо на тех, которые вели незаметный образ жизни.
Кстати, долгое время велась разыскная книга, в которой содержались данные более чем на тысячу человек, сотрудничавших в годы войны с фашистскими оккупантами. Она периодически переиздавалась, поскольку постоянно шла работа отслеживания и выявления подозреваемых лиц. Как правило, они никогда не устраивались на работу, где требовалась проверка документов. Не были членами партии.
По делу Киселева мы работали более двух лет. Сложность заключалась в том, что архивы разбросаны по разным регионам. А исполнение запросов было долгим из-за большого объема информации. Зацепкой по нашему фигуранту стала фотография, по которой в родной деревне его опознали родственники, но… не близкие.
++++++
    В 1944 году немецкие войска отступали на запад, и Киселев, понимая, что за содеянное его ждет возмездие, взял семью и ушел вместе с ними. В Польше он семью оставил и решил затеряться в общей массе военнопленных. Для этого Осип Киселев взял имя своего брата Михаила, скинул на несколько лет возраст, когда попал в поле зрения оперативников наших наступающих частей. Когда его проверяли, против него было возбуждено уголовное дело по 58-й статье - за измену Родине.
Когда у сотрудников НКВД возникли обоснованные сомнения в том, что Киселев военнопленный, то он сбежал из части, которая его задержала. После чего был найден и арестован. Долго не разбираясь, его осудили на 8 лет и отправили отбывать наказание в Хакасию. Отсидев здесь шесть лет, Киселев был досрочно освобожден за хорошую работу и поведение. Выйдя на свободу, он решил остаться здесь.
В материалах проверки 1944 года находились свидетельские показания о том, что это действительно Михаил Киселев. Когда по нашему запросу эти фильтрационные материалы подняли, то они чуть не стали основанием для прекращения поиска, потому как братья очень походили друг на друга, да и наш "Михаил" был ранее проверен. Но повторюсь, насторожили протоколы, написанные в Польше и завизированные одним оперативным сотрудником. Видимо, на задержанного тогда не обратили должного внимания и просто отписались.
Скорее всего,халатность. В тот период проверялось огромное количество человек. А быстро проверить не удавалось. Сами посудите, ни связи, ни телефонов. Это его и спасло. Если бы тогда он попал к Смершу, то не ушел бы от наказания.
А наказывать было за что. Мы выявили ряд преступлений с его участием. Разыскали его соучастников, которыми он командовал, когда возглавлял полицейский отряд в деревне. В итоге было принято решение выходить на собеседование и колоть его, грубо говоря.
    Надо было видеть его психологическое состояние. Он нам сразу сказал: "Ребята, вы знаете… я ведь вас ждал всю жизнь". Отрицал свою вину недолго. Сыграли большую роль собранные материалы. Когда мы их положили на стол, он сказал лишь одну фразу: "Я все понял…"
+++++++
Когда мы выясняли обстоятельства преступлений, он довольно серьезно изворачивался. Как прошедший лагеря, знал, что нужны только доказательные материалы. По делу об убийстве парашютиста-разведчика признал вину, только когда предъявили доказательства. Он сказал: "Да, отдавал приказ на расстрел и сам стрелял, но чья пуля попала в него - не знаю".
Примерно такие же показания он давал по двум женщинам, связным партизан, которых сдал в гестапо… их позднее расстреляли. После одной из облав передал начальнику карательного отряда "Военная команда охотников Востока" Бишлеру бывшего первого секретаря райкома комсомола И. Рябушкина, ставшего партизаном. Участвовал в карательных операциях против партизан в районах болота Гудок, лесных дач Бор, Мох, Барский Мост, Заборская Межа, в деревне Курость. Также участвовал в обысках и грабежах мирного населения деревень Лущеково, Уранино, Немерзень, Жажково, Теплянка, Курость и многих других.
+++++++
 В Москве, куда были направлены наши материалы, работу одобрили. Но судом в отношении Киселева было вынесено решение наказание не применять. Меру пресечения определили, однако в связи с признанием вины, возрастом и действовавшей на тот момент амнистией было решено освободить от наказания.
К сожалению, само дело у нас не сохранилось. Хотели даже его использовать как учебное пособие. По нему только архивов были изучены массы. Немецкие, советские, польские источники. Однако после разделения Хакасии и Красноярского края все материалы остались в крае.
Киселев же после ареста прожил чуть больше года.
    Сказалось психологическое напряжение. Он же всю жизнь таился и старался ничем не привлекать к себе внимания. Жил долгое время один. Работал сторожем, детей у него здесь не было. Сошелся с женщиной довольно поздно. Провел очень серую и скрытную жизнь. Принимал все возможные меры, чтобы не обнаружили.
+++++++
Еще случай был в 60-х годах, когда также был обнаружен пособник немцев на оккупированной ими территории. Он здесь работал на Легмаше. Опознали его случайно. Нашлась фотография, где он снят в немецкой форме. В итоге его арестовали и вывезли из Хакасии. Сюда он больше не вернулся, и что с ним, мне неизвестно.
Дело все в том, что здесь лагеря были. Очень многие осели после освобождения. Тот же Киселев отсидел в Туиме, здесь и остался. Освободившись, они старались не выезжать, чтобы лишний раз их данные не попали в поле зрения органов.
Вероятность есть что до сих пор на свободе такие, но… в начале 90-х было принято решение по такой категории граждан работу не проводить. Теперь такие дела признаны бесперспективными. Если вообще кто и остался, то они уже настолько дряхлые, что трогать их уже не имеет какого-либо смысла. Даже если такого вдруг найдем, то маловероятно, что его посадят."
_______________
Рассказывает В.М.Бушуев с 1956-го по 1988 год служил в Управлении КГБ СССР по Красноярскому краю:
"За 15 послевоенных лет на территории Красноярского края было разыскано, установлено, разоблачено и арестовано 173 государственных преступника, особенно активно велась розыскная работа в период 1948-1951 годов. Кроме этого, было установлено около 150 человек, которые в период войны сотрудничали с оккупационными немецкими органами, но были амнистированы советским государством.
В феврале 1947 года красноярскими чекистами был разоблачен изменник Родины и крупный каратель Акимов 1915 года рождения, до ареста работал инспектором в управлении государственной хлебной инспекции.
В ходе следствия было установлено, что Акимов в июле 1942 года добровольно поступил на службу в немецкий карательный отряд, так называемую "Военную команду охотников Востока". Там он дослужился до начальника штаба, получил звание капитана немецкой армии, принимал непосредственное участие в операциях против советских партизан и расстрелах мирных граждан, сжигал села в Бобруйской и Смоленской областях. Военный трибунал Восточно-Сибирского военного округа вынес Акимову суровое наказание.
Не ушел от справедливой кары и другой матерый каратель Л.Бем, разысканный разоблаченный в 1960-61 гг. сотрудниками госбезопасности края. Будучи переводчиком в фашистской команде "СС-10А", он лично участвовал в истязаниях и расстрелах советских патриотов.
В городе Ейске Краснодарского края в октябре 1942 года им совершено чудовищное преступление: было отправлено в "душегубку" и убито 214 детей детского дома, при его участии расстреляно 500 советских граждан. За свои злодеяния Бем был приговорен судом к высшей мере наказания.
    Суровая кара настигла и другого преступника А.Ермаковича, разысканного в Абакане. Этот палач в феврале 1943 года в г.Осиповичи подверг пыткам мать партизана Пелагею Шеремет-Козловскую. К спине женщины он гвоздями прибил кусок красного флага и затем повесил ее на базарной площади."
________________
Жительница Горни Ермакова Мария Тихоновна (в 1943 году ей было 12 лет) видела самого главаря карателей:
"Во главе банды был очень тучный человек, которого звали Бишлером. Я видела его. Впечатление он производил неприятное. Помню, как охранники клали ему в рот какие-то конфеты, потому что он кашлял и задыхался. Передвигался с трудом.
Людей, а вернее нелюдей, в бишлеровском отряде было много. Говорили, что каратели пришли откуда-то со Смоленщины и хозяйничали в деревнях Хотимского района. Они заняли дома жителей Горни, славились жестоким обращением с беззащитными женщинами, стариками, детьми. Я хорошо помню, как чистила картошку для этих бандитов.
 А вот о том, что у нас творилось весной 1943 года, и рассказать страшно. В Горню сгоняли людей из разных деревень: Янополья, Дубровки и других. В конце огородов стояло гумно, а рядом погреб. В этом гумне оказались те, кого бишлеровцы приговорили к расстрелу: комсомольцы, врач, учитель и многие другие люди, которых подозревали в связи с партизанами. Женщины, в чьих домах на постое были бишлеровцы, позже рассказывали, как каратели готовились расстреливать приговоренных.
     Расстреливали людей ночью в гумне, а тела бросали в погреб Паседько Василия Ивановича. Все гумно было в крови, а погреб доверху наполнен телами расстрелянных. Через некоторое время после того, как бишлеровцы ушли, родственники убитых съехались в нашу деревню, чтобы забрать казненных. Я запомнила одну девочку лет 10–11, которая плакала и причитала над телом отца (она узнала его по ремню). Убитых доставали из погреба, клали в мешки и на подводах увозили в родные деревни."

ПО СЛЕДАМ БИШЛЕРОВСКОГО ОТРЯДА: http://mogilev-region.gov.by/ru/page/nadezhda_kovaleva_po_sledam_bishlerovskogo_otryada
_______________
    Судьба благоволила монстру: в 1944 году Бишлер почувствовал себя крайне скверно, выехал в Германию и там скончался. Хохлову, Бойко и Кувичко повезло меньше: предатели и убийцы детей, стариков и женщин были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу.
   НО когда расстреливали троицу смоленских монстров, в Сакраменто (США) воспитывал внуков и наслаждался жизнью Иван Ерофеев, лично участвовавший в расстрелах смоленских подпольщиков. В Австралии - бывший комвзвода Николай Семенов. В Чикаго - капитан Дмитрий Албул, начальник артиллерии "Команды охотников Востока", награжденный за "подвиги" двумя медалями.

"УБЕЙ КАЖДОГО РУССКОГО": http://www.rabochy-put.ru/history/101-obyknovennyj-fashizm.html
_______________
Как оказалось, и остросюжетный роман Юлиана Семенова "Противостояние" - последняя часть трилогии о трудной и опасной работе полковника милицииВладислава Костенко - воспроизводит вполне реальную историю, случившуюся в Челябинске. Герой романа Николай Кротов - особо опасный преступник-рецидивист, убийца, предатель, провокатор - тоже был срисован Семеновым с натуры.
Челябинец Василий Бойко (на нижнем снимке он в центре), так же как и Кротов из романа, служил в рядах Советской армии, сразу после начала войны переметнулся на сторону немецко-фашистских захватчиков. Был завербован абвером, прошел курс подготовки в разведшколе, затем был перевербован СД, входил в различные диверсионно-террористические группы. По вине Кротова и его челябинского прототипа было убито множество советских солдат и офицеров. Был так же силен, хитер, расчетлив, опытен. Имел множество фамилий…

ПЕРЕДОВИК ИЗ ЗОНДЕРКОМАНДЫ: http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=38251
ВОЗМЕЗДИЕ НЕОТВРАТИМО: http://movs.msk.sudrf.ru/modules.php?name=info_court&id=4


delo_predateley22

[+12 фото]

Фото 1-6: "Бишлеровцы".
41226395232_karatel1
d3b1226395236_ohotniki_vostoka1
300481916213683893860238443LandstormMussertАлексеев С. (Бишлер)




Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments