Habar New (habarnew) wrote in picturehistory,
Habar New
habarnew
picturehistory

Categories:

Нарком К.Е. Ворошилов на кораблях и в расположении АКФ.1930 год.

Оригинал взят у habarnew в Нарком К.Е. Ворошилов на кораблях и в расположении АКФ.1930 год.
Нарком К.Е. Ворошилов на кораблях и в расположении АКФ во время поездки на Дальний Восток,в 1930 году. Выдержки из книги вице-адмирала Григорьева Виссариона Виссарионовича «И корабли Штурмовали Берлин» полностью передают картину .
«Во второй половине лета, в разгар боевой учебы, стало известно: в гарнизоны Дальнего Востока прибудет Народный комиссар по военным и морским делам К. Е. Ворошилов. К амурцам нарком приезжал впервые. Все понимали, что это связано с обстановкой на дальневосточных рубежах, с мерами, принимаемыми для укрепления их обороны.
Знакомиться с флотилией нарком решил в плавании. Был назначен большой поход — до Николаевска. А перед этим — наркомовский смотр в Осиповском затоне.

в ожидании наркома1
Личный состав флотилии и рабочие судовых мастерских в ожидании приезда Наркомвоенмордела К.Е.Ворошилова
Накануне Сюбаев предупредил, что поставит меня вахтенным начальником. Мне предстояло рапортовать наркому после того, как ему представятся у трапа командир и комиссар. Строевую службу я любил, затруднений в ней не испытывал, но представить себя лицом к лицу с Ворошиловым, которого видел только на портретах, было все-таки трудновато.
Мы следили за тем, как нарком, заканчивая смотр мониторов, обходит стоявший недалеко от нас «Сун Ят-сен». Ворошилова сопровождали С. М. Буденный, Я. Б. Гамарник, В. К. Блюхер, начальник Военно-Морских Сил В. М. Орлов и еще несколько лиц высшего комсостава. Вскоре все они поднялись на борт «Пролетария».

визит наркома1
Блюхер с делегацией на "Сун Ят-Сене"
Отрапортовал я как положено. Справиться с волнением помогла, наверное, деловитая простота, с которой держался Климент Ефремович Ворошилов. Легко, словно заправский моряк, взбежал он по сходням — крепкий, румяный, в гимнастерке с синими кавалерийскими петлицами без ромбов (Ворошилов носил знаки различия не всегда). И так же уверенно, быстро ориентируясь, пошел по кораблю. Некоторые из сопровождавших поспевали за ним не без труда.
Нарком побывал почти во всех корабельных помещениях — в кубриках, у машин, у котлов. Мы стояли под парами, и в котельном отделении было, даже при открытом люке, градусов под пятьдесят, Поднявшись оттуда на палубу, Ворошилов сказал: [16]
— У вас же там душегубка! Так нельзя, товарищи. Надо что-то переделывать.

y_5ae71131 канлодки на рейде
Канлодки на рейде.Фото из частной коллекции .
Кстати замечу, что меры были приняты. Я еще служил на Амуре, когда старые паровые машины заменили на канлодках дизелями.
Замечаний Ворошилов делал немного, и все были конкретными, практическими. Он как бы подчеркивал, что смотр — не парадный, не для проформы.
После «Пролетария» нарком осмотрел остальные канлодки, ни одной не пропустив. На каждом корабле его встречали и провожали со всей предусмотренной для такого случая торжественностью. Это соблюдалось и в дальнейшем, во время плавания, когда народный комиссар переходил с флагманского монитора «Ленин» на другой корабль

Ворошилов на мониторе Ленин1
Ворошилов на мониторе Ленин
.
на мониторе Ленин1
Во время одной из стоянок, находясь по делам службы на флагманском корабле, я стал свидетелем такой сцены. Нарком отбывал куда-то на катере, и, очевидно, уже не первый раз за день. Провожая его, у борта замерли командир, комиссар и вахтенные, горнист играл «захождение», свистели боцманские дудки. И вдруг удалявшийся катер развернулся и пошел обратно к монитору.
— Так и будете весь день свистеть? — донесся голос Ворошилова. — Посвистели раз, и хватит!
Недалеко от селения Малмыж, где над Амуром возвышается приметный стометровый утес (на него Климент Ефремович не преминул взобраться для осмотра местности), были проведены инспекторские артиллерийские стрельбы по буксируемому щиту и по береговым целям. Их результаты, вероятно, снизила дождливая погода с плохой видимостью. А кое-кто, может быть, и перенервничал в присутствии высокого начальства. Словом, корабли, назначенные стрелять, отличными показателями не блеснули.

ворошилов на серебряном утесе1
Ворошилов в районе Серебрянного утеса.
Разбор стрельб, состоявшийся на следующий день на прибрежной поляне, начался необычно. Появились дощечки с бумажными мишенями, какие бывают в тирах, и Ворошилов, вызвав группу командиров, приказал сделать каждому по семь выстрелов из нагана с двадцати пяти метров. Результаты оказались пестрыми. Ревизора канлодки «Бурят», отстрелявшегося лучше всех, нарком тут же наградил часами. А некоторые товарищи, видно давно не тренировавшиеся, вовсе не попали в мишени.
Чувствовалось, что Ворошилов с трудом себя сдерживает. Пошагав взад-вперед по поляне, он приказал повесить чистую мишень, взял один из стульев, принесенных для старших начальников, просунул руку под спинку и со стулом, висящим на руке, стал стрелять из своего нагана с тех же двадцати пяти метров. Все семь пуль он вогнал в яблочко.
Пристыдив таким способом незадачливых стрелков, нарком повел речь об огневой подготовке в широком смысле слова, о необходимости мастерски владеть всем имеющимся у нас оружием — от нагана до корабельных пушек. Этот разговор, надолго запомнившийся, заставил о многом задуматься. И прежде всего о том, что боевой выучки, хватившей, чтобы разделаться с таким врагом, какого флотилия громила в двадцать девятом году, может оказаться недостаточно, если придется иметь дело с противником более сильным и опытным.

Монитор Ленин напротив Николаевска
Монитор "Ленин" напротив Николаевска.Фото из частной коллекции
В устье Амура Ворошилов перешел на корабль морпогранохраны, взявший курс к Владивостоку, вдоль побережья, где надо было выбирать места для будущих постов, батарей, баз.

y_4a55b7a6 свердлов 1930
Монитор "Свердлов" 1930 год.Фотография  из частной коллекции.
А для укрепления обороны на амурской «голубой границе» было решено, в частности, усилить нашу флотилию. По указанию наркома началось восстановление трех мониторов и канлодки, стоявших долгие годы в консервации. Потом стало прибывать корабельное пополнение из европейской части страны — новый монитор в разобранном виде, бронекатера.
Посещение флотилии наркомом помогло решить также наболевшие вопросы хозяйственного порядка. Ворошилов решал их, как и многое другое, смело, быстро.
Снабжалась флотилия централизованно. Издалека, за тысячи километров, везли даже мясо, причем не консервы, которых производилось еще мало, и не замороженные туши (вагонов-холодильников тоже не хватало), а солонину в деревянных бочках.
Малонаселенность Дальнего Востока, недостаточная развитость его хозяйства, очевидно, не позволяли рассчитывать на местные заготовки. Однако продовольственные резервы тут все же имелись. Не знаю, что докладывалось об этом Ворошилову, но, выступая в конце похода перед командирами и политработниками, собранными на флагманском мониторе, он связал свои выводы с забавным случаем.
Нарком стоял на носу монитора, возглавлявшего колонну кораблей. И вдруг из рассекаемой форштевнем амурской волны взлетел в воздух и шлепнулся на палубу, к ногам Ворошилова, крупный муксун — весьма ценной породы рыба.
— Где еще увидишь, чтобы такая рыбина сама в котел просилась?! — говорил Климент Ефремович. — А в тайге вокруг вас полно дичи. Следовательно, вы можете обеспечить себя и свежайшим мясом. Почему же это не наладить? Что мешает?
Как богат Амур рыбой, моряки, конечно, знали. Но рыбачили, когда выдавалось свободное время, больше ради удовольствия. Для «промыслового» лова недоставало снастей. Да и не поощрялось увлечение такими занятиями при тогдашней обстановке на границе. А какой командир решился бы отпустить людей в тайгу за зверем, если в любой момент могли объявить повышенную боевую готовность?
Однако народный комиссар смотрел на вещи шире. Потребовав улучшить питание за счет местных ресурсов, он доказывал, что боевая служба не должна пострадать, если отнестись к делу продуманно, наладить большую взаимозаменяемость. Было приказано организовать команды охотников (коренные приамурцы, знатоки тайги, нашлись на каждой корабле), а также рыбаков, выделить ружья и боеприпасы, закупить сети.

Заготовка рыбы на борту авиаматки Амур1
Заготовка рыбы на авиаматке "Амур"

Засолка Кеты1
На засолке рыбы в нанайском селе.

y_b88e284a бурят
Канлодка "Бурят" на заготовке рыбы.1932 год.Фото из частной коллекции.

y_a8c19885 на буряте 1932
На "Буряте".Кок за работой .1932 год.Фото из частной коллекции.
Вскоре в рацион амурцев начали входить мясо изюбра, кабана, медведя, жареные глухари, тетерева. Из медвежатины научились делать и колбасу, кстати очень вкусную. Богатой бывала добыча у наших рыболовов, получивших тридцатисаженные невода. Добытой в конце лета кеты хватало на балык, которым обеспечивались на зиму также семьи комсостава и сверхсрочников.
Охотой и ловлей рыбы занималось строго ограниченное число людей, и, конечно, не все время. Организовать замену их на корабельных постах действительно оказалось возможным. Словом, дело себя оправдало. Мясо и рыба, добываемые своими силами, оставались для амурцев ощутимым подспорьем и потом, когда централизованное снабжение улучшилось.»
Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments