vasilko12andrey (vasilko12andrey) wrote in picturehistory,
vasilko12andrey
vasilko12andrey
picturehistory

Category:

Доисламская Аравия


Наименование «араб» можно приближенно перевести как «бродяга» или «кочевник».

Согласно Библии, христи­анским писателям, а также представлениям самих арабов, они происходят от первого сына Авраама — Измаила, а также от Иоктана, потомка Сима и Хуша, сына Хама (Быт. 10, 7, 26-30; 25, 12-18).

В исторически обозримые времена арабы разделялись на северные племена (низариты, или ма’аддиты) и юж­ные (кахтаниты или йемениты). Северные арабы распада­лись на две ветви: раби’а и мудар, которые делились на множество племен и родов. Южные арабы — кахтани­ты — также делились на две ветви: химьяр и кахлан.

Расположение Южной Аравии в плодородной местности, на пересечении путей, ведущих из Передней Азии и Средиземноморья в Африку и Индию, способствовало тому, что еще в конце II тыс. до Р.Х. там появились земледельческие государства с высокоразвитым ирригационным земледелием и интенсивной торговлей. Население этих государств создало относительно высокую культуру и свою собственную письмен­ность на языке южносемитской группы. Древнейшие из со­хранившихся южноарабских надписей восходят предположи­тельно к концу II и началу I тыс. до н.э и свидетельствуют о вы­сокой культуре трех южноаравийских царств — Минейского, Сабейского и Химьяритского. Царица государства Саба приез­жала к Соломону испытать его мудрость (3 Цар. 10:1—10). Позднее Аравийский полуостров знает также Набатейское царство и город-государство Пальмира. Ко времени рождения Мухаммеда Южная Аравия была захвачена абиссинцами.

В Центральной Аравии арабы преимущественно нахо­дились во власти родоплеменного строя. Индивидуум, как в оазисах, так и в пустыне ощущал себя в первую очередь членом своего племени. Только в племени и с его помощью он мог существовать, и ему был гарантирован минимум лич­ной безопасности.

Бедуины владели обширными стадами верблюдов, овец и коз. Часть их приходилось продавать для приобретения зер­на или муки у земледельцев. Племена постоянно сражались друг с другом, но среди них, несмотря на это, действовали оп­ределенные неписаные законы. Одним из этих законов был обычай кровной мести, представлявший отражение опреде­ленного правового сознания, в соответствии с которым пле­мя разделяло принцип коллективной ответственности за про­ступки каждого соплеменника. Другим неписаным зако­ном доисламской Аравии являлось священное перемирие,

устанавливавшееся ежегодно в течение четырех «священных» месяцев, во время которых устраивались ярмарки и традици­онные паломничества к культовым центрам.

Население Центральной и Северной Аравии не было сплошь кочевым. Помимо кочевников, в Центральной и Северной Аравии существовали города, порой очень древние, как, например, Мекка, которая упоминается еще Птолемеем. Эти города возникали у оазисов и были цент­рами торговли, а также культового поклонения.

Некоторое время в Центральной Аравии существовало Киндитское царство, основанное южноаравийским племе­нем кинда, которое играло значительную роль в аравийской истории. Государствообразующие процессы происходили и в других центральноаравийских городах, так, например, из истории известно, что незадолго до рождения Мухамме­да какой-то человек едва не стал королем Мекки, нечто по­добное происходило и в Ясрибе. Эти события говорят о том, что накануне появления ислама, и независимо от него, в Центральной и Северной Аравии происходили процессы перехода к высшим формам государственности.

Такой же факт — наличие огромного исторического по­тенциала у доисламских арабов. Еще из доисламской эпо­хи известны случаи значительных побед арабов над куль­турно и численно превосходящим противником. В 570 г. абиссинский полководец Абраха (или один из его сыно­вей) предпринял поход на Мекку, который окончился не­удачей. В 611 г. племя бану бакр в союзе с несколькими другими племенами в битве при Зу-Каре наголову разбили персов. В исторической ретроспективе эти победы, безус­ловно, являют первые звенья цепи великих арабских заво­еваний, произошедших позднее в мусульманскую эпоху.

Северная Аравия уже с IV-V веков имела княжества, осно­ванные южноаравийскими племенами
Гассанидов («ромейских арабов») и Лахмидов («персидских арабов»). Находясь рядом с пограничными районами Византии и Персии, постоянно враждовавших сверхдержав того времени, эти государства тяго­тели к своим покровителям, Гассаниды — к грекам, Лахми- ды — к персам. Нередко они выступали на стороне своих по­кровителей, оставаясь при этом относительно независимыми...

Столицей Гассанидского княжества была Джабия, столи­цей Лахмидского — Хира. Двор Лахмидов сыграл большую роль в развитии арабской культуры: сюда съезжались араб­ские поэты из Северной и Центральной Аравии, здесь, по- видимому, арабская письменность впервые приобрела пра­ва гражданства и стала употребляться в официальной пере­писке. И то, и другое племя исповедовало христианство, хотя, к сожалению, в еретической форме — Гассаниды ис­поведовали монофизитство, Лахмиды — несторианство.

Северные арабы к VI веку уже имели собственную письмен­ность и богатую литературу. Арабский народ выработал литера­турный язык и высоко ставил красноречие и поэзию. Сложились уже определенные литературные формы, рифмованная проза и несколько стихотворных размеров. Многочисленные стихотво­рения арабских бедуинских поэтов V—VII вв. дошли до нас глав­ным образом в виде сборников, из них наиболее известны сбор­ники: «Хамаса» («Доблесть»), куда входят стихотворения свыше пятисот поэтов, «Диван племени Хузайл», «Муфаддалийат» и др.

Несмотря на значительное и всевозрастающее влияние «иностранных» религий, к концу VI века на Аравийском полуострове все еще превалировало местное язычество.

Арабы поклонялись звездам и камням-идолам. Здесь все было довольно однообразно: в Каабе (святилище кубичес­кой формы) южноаравийского города Гайман почиталось божество в виде «красного камня», в Каабе ал-Абалата находился «белый камень», в Каабе Мекки — «черный ка­мень». Каабы этих городов одинаковы и по форме, и по вложенному в них содержанию.

Об этом почитании мы поговорим подробнее на приме­ре святилища в Мекке. В Каабе Мекки находилось около 360 идолов. В восточный угол здания был вмурован «чер­ный камень» — оплавленный метеорит. В центре поме­щался идол божества Хубала. По соседству с Каабой нахо­дились два небольших холма — ас-Сафа и ал-Марва. На первом располагался идол Исаф, на втором — Наила. Арабские язычники во время паломничества дотрагивались до этих фигур.

Местные боги, по-видимому, не были объединены в единый общий пантеон. У каждого племени был свой почитаемый бог-покровитель.

В числе арабских божеств, почитаемых язычниками, был и Аллах. Это название произошло от слова ал-илах, то есть, слова «бог» с определенным артиклем. Согласно упоминаниям Корана, арабы-язычники к помощи Аллаха прибегали преимущественно на море. Ряд почитаемых бо­гинь — ал-Лат (форма женского рода от Аллах), ал-Узза («Великая») и Манат («Время»), считались «дочерьми Ал­лаха». Отец самого Мухаммеда носил имя Абдаллах, то есть «раб Аллаха».

Большую роль в религиозных представлениях арабов играли джинны и шайтаны, которые представлялись по­средниками между миром людей и миром богов. Эти

духи, добрые или злые, по воле божеств внушали людям мысли и поступки. Считалось, что обычных людей они по­сещают время от времени, но есть люди, через которых они вещают остальным, — это аррафы («провидцы») и кахины («прорицатели»), они предсказывают будущее, ищут пропавшее, угадывают скрытое. В каждом племени был свой арраф или кахин. Поэты также считались вдох­новленными из этого мира духов, промежуточного между людьми и богами.

В IV-V вв. в Южной Аравии значительно распростра­нился иудаизм. Царь Кариб принял иудаизм, его сын и преемник, иудейский царь Зу Нувас, подверг арабских христиан жестоким гонениям. Захватив обманом христи­анский г. Нарджан, он приказал выкопать рвы и залить их горючим веществом. Всех, кто отказывался принять иуда­изм, бросали живьем в эти рвы. Память этих святых (св. Арефы и с ним 4299 мучеников) Православная Цер­ковь совершает 24 октября/6 ноября.

Достаточно успешной была иудейская проповедь и в центральной, и в северной части Аравийского полуостро­ва. Иудейские колонии имелись во многих оазисах Хиджа- за и Неджда. На севере от Мекки были поселения много­численных иудейских племен. Вокруг города Ясриб нахо­дились три иудейских поселения. Скорее всего, это были арабы, обращенные в иудаизм. Среди иудеев Аравии в то время получили широкую известность мессианские идеи, связанные с ожиданием прихода мессии.

С IV в. арабы подвергались пристальному вниманию христианских миссионеров — сирийцев, эфиопов, в мень­шей степени греков.

Монофизиты постоянно стремились к обращению бедуи­нов, в большие становища они назначали епископов. Несто- риане также вели широкую миссионерскую деятельность: с V века в Хире существовала несторианская епархия. В 410 г. в Хире был основан монастырь и рукоположен епископ. Князь Аль-Мундир III (ум. 554) имел жену-христианку, не­которые из его знати также были христианами. Епископы по­являлись в Омане в 424-м и, в районе Бахрейна, в 575-м гг., из этих границ христианство распространялось вовне. Име­лись епископы в Айле, Думе и Тайме, и большинство племен Севера имело некоторое знание христианства. Последний правитель Лахмидского государства принял христианство. Ближе к югу Аравии возник; город Наджран — христианский центр, основанный миссионером-несторианином Фамийу- ном, обратившим людей этого региона в христианство.

Известно, что северное арабское письмо, которым был за­писан и Коран, было создано христианскими миссионерами из Хиры за столетие до появления ислама. Первые северно­арабские надписи были найдены на церковных вратах в За- баде в Сирии (512 г), а другие в Харране (568 г).

Характерный пример из истории православной миссии — в 450 г. св. Евфимий крестил Ассаба Эль-Беита, вождя бедуин­ского племени, вместе с его сыном, исцеленным по молитвам святого. Вскоре новокрещеный вождь по имени Петр привел ко крещению все свое племя. Через какое-то время он был руко­положен Иерусалимским патриархом в епископа Бедуинского,

потому что епархия не имела никакого города или определенной местности пустыни. От племени Петра христианство было рас­пространено к другим соседним племенам.

Литургия совершалась в передвижных храмах, которые устанавливались на местах новых кочевок, алтари делались из овечьей шкуры, епископы, в виду условий пустыни, доз­воляли перед Причастием пить воду.

Из житий святых подвижников, уходивших для подвигов в аравийские пустыни, мы знаем, что такой пример святос­ти нередко приводил к массовым обращениям соседствую­щих арабов. Более того, среди почитаемых Церковью свя­тых, имеются арабы V—VI вв., напр. прп. Юлиан Слепец или св. Илия Араб (415—494) из Неджда. Надписи VI в. показывают, что в церковный обиход уже в то время входил и арабский язык. Среди доисламских поэтов были и арабы- христиане — Ади ибн Зайд, Барака б. Науфаль. Есть даже мнение, что первый арабский перевод Библии появился в районе Хиры около 620 года, но в настоящее время оно не разделяется большинством ученых.

Христианизация пограничных областей означала, что рай­оны, остававшиеся языческими, в какой-то степени познако­мились с христианами и христианством. В литературный словарь даже поэтов-язычников входят христианские образы и понятия. В Аравии были свои христианские центры для поклонения, известно даже, что христиане принимали учас­тие в паломничестве к святилищу в Мекке, покровитель ко­торого был для них просто «Бог», и в Каабе, как сообщают историки, находилось изображение Богородицы с Иисусом. В некоторых городах (Сана, Нарджан) были даже церкви. Такие северноарабские племена как бану таглиб, бану акуль, бану танух и бану тау поголовно исповедовали христианство.

Большая часть этих арабских христиан были монофизи- тами или несторианами, а также последователями других еретических течений и сект; Коран неоднократно упомина­ет о постоянных спорах христиан между собою. Однако, несомненно, были в Аравии и православные христиане.

Глядя на темпы распространения христианства в Аравии, можно сказать, что, не будь ислама, в VII—IX вв. арабы были бы христианизированы полностью, правда, скорее всего, это бы­ло бы христианство монофизитского или несторианского толка.

Примечательно, что процесс христианизации арабов продолжался какое-то время даже после распространения ислама, из мусульманских преданий известно, что некото­рые мусульмане даже при Мухаммеде переходили в хри­стианство, то же продолжалось и при первых халифах.

Помимо указанных групп, в доисламской Аравии сущест­вовали также ханифы — арабские аскеты, искатели и почи­татели единого истинного Бога, не принадлежащие ни к од­ному определенному вероисповеданию. Какого-то единого течения с определенной идеологией они не представляли.

Среди искателей и проповедников истины были также лица, выдававшие себя за пророков — наби. По их словам, истина, ко­торую они возвещали, внушалась им верховным Богом. Одним из наиболее ранних представителей этого движения являлся

«пророк» Маслама в восгочноаравийской области Йемамы, изве­стный затем под насмешливо-уменьшительным прозвищем Му­сейлима. Согласно преданию, Мусейлима прожил свыше ста лет и был убит в 633 году в битве его сторонников с мусульманами. Мусейлима проповедовал о едином милостивом (рахман) Боге. Он также составлял свои «откровения» в священную книгу.

Одновременно с ним в Йемене, на юго-западе Аравии, дей­ствовал «пророк» Асвад. Он именовал себя «посланником Ал­лаха» и приобрел там, хотя и ненадолго, немалую политическую и военную власть. Высоким положением пользовалась и «пророчица» Саджах из племени тамимитов на севере, с ко­торой Мусейлима вынужден был заключить договор. Мусейли­ма, Асвад, Талха-Тулейха (еще один арабский «пророк» из Центральной Аравии), Саджах и другие «пророки» и «про­рочицы» появлялись перед верующими с закрытыми лицами, а во время молитвы, впадая в транс, закутывались в плащ или в более плотную одежду.

Tags: ближний восток
Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments