vasilko12andrey (vasilko12andrey) wrote in picturehistory,
vasilko12andrey
vasilko12andrey
picturehistory

Categories:

Швейцария во время второй мировой


Швейцария не принимала участия в боевых действий и начиная с XX в. всегда оставалась нейтральной страной.

Летом 1939 года в процессе подготовки к войне в Швейцарии было мобилизовано около 10-20 процентов всего населения. В 1938 году германские войска уже вошли в Австрию, называя это «аншлюсом», а к июню 1940-го были уже побеждены Дания, Норвегия, Голландия, Люксембург и Франция. На юге находилась фашистская Италия во главе с Муссолини. Швейцария была окружена. Вторжение фашистов казалось неминуемым, и 25 июля 1940 года швейцарский главнокомандующий генерал Гизан собрал офицеров на лугу Рютли, в почти мистическом месте основания Конфедерации в 1291 году. Именно там Гизан подтвердил швейцарский принцип нейтралитета и потребовал, чтобы офицеры снова присягнули Конфедерации. Недовольство молодых офицеров, намекавших на предательское сотрудничество с фашистами, быстро подавлялось.

Но сейчас уже понятно, что сотрудничество было. Вопрос о роли Швейцарии во Второй мировой войне по сей день вызывает споры, но историки все-таки склоняются к тому, что стране удалось избежать вторжения нацистов не только благодаря умению ее армии (как утверждали все швейцарские исторические книги). И союзникам, и фашистам было выгодно иметь в центре воюющей Европы якобы нейтральную, стабильную Швейцарию. Швейцария играла роль банковского и финансового центра, который был необходим всем: обе стороны должны были закупать материалы, а во время войны единственной действительно конвертируемой волютой, принимаемой во всем мире, был швейцарский франк. Банк Международных Расчетов, расположенный в Базеле, члены совета директоров которого являлись гражданами США, Великобритании, Франции, Германии и других стран — поддерживал механизм международного капитализма, он был единственным местом, где в обстановке строжайшей секретности продолжались встречи представителей союзников и фашистов, встречи, которые считались изменой по стандартам обеих сторон. Вплоть до 1945 года Швейцарский Национальный Банк принимал золото из Германии и обменивал его на франки, совершенно четко понимая, что Берлин использует эти деньги на ведение войны и что слитки, прибывающие в Берн, были украдены из банков завоеванных стран и/или переплавлены из драгоценностей и даже зубов убитых евреев. Кроме того, Гитлеру было необходимо поддерживать мир в Швейцарии, чтобы иметь свободный доступ к альпийским перевалам, которые связывали Германию и Италию, и пользоваться ее промышленностью, которая продолжала снабжать Третий рейх оружием и тяжелой артиллерией.

Армия Швейцарии имела милиционную систему комплектования: практически всё взрослое мужское население страны регулярно призывалось на краткосрочные военные сборы, а в случае войны могло быть в течение двух суток полностью отмобилизовано.

Такая быстрота была обусловлена как небольшими размерами страны (от 150 км до 300 км), так и правилом, по которому лёгкое стрелковое вооружение хранилось не в арсеналах, а у швейцарцев дома. В отличие от Швейцарии, в США оружие хранится как на складах, так и дома, что делает Америку самым вооруженным до зубов бандитом — 300 млн. человек с оружием на руках. Как говорится, почувствуйте разницу.
2 сентября 1939 года в стране началось проведение мобилизации, и уже 4 сентября численность вооружённых сил была доведена до 430 000 человек.

В начальном периоде Второй мировой войны Швейцария обладала следующими вооружёнными силами:

Сухопутные войска: в составе 3-х армейских корпусов (в дальнейшем — 5-ти корпусов), одной отдельной дивизии и нескольких отдельных подразделений. Из этих сил три пехотные бригады имели дополнительно по одной танковой роте в составе 8 лёгких танков LTH чехословацкого производства.

Парк ВВС. За 1938-1939 гг. на вооружение поступили такие истребители как Bf.109D (10 экземпляров), Bf.109E (30 экземпляров) и Potez 632 (в единственном экземпляре). Кроме того из Франции был получен один MS.406C.1, а с июня 1940 г. развернулось его лицензионное производство под обозначением D.3800. Эти самолёты заменили старые монопланы Dewoitine D.27, до этого составлявшие основу истребительной авиации страны.

В течении Второй мировой войны Швейцарская армия всячески довооружалась, в основном артиллерийским, противотанковым и зенитным вооружением собственного производства. Так же в горах создавались большие запасы стрелкового оружия и боеприпасов для ведения партизанской войны.
Активно велось строительство УР и минирование дорог и туннелей.

Учитывая опыт мобилизации времён Первой мировой войны, повлёкшей за собой определённое социальное напряжение, правительство страны приняло решение выплачивать компенсацию всем призваным военнослужащим в размере 80 % от предыдущего заработка.

До середины 1940 года обстановка на границе была сравнительно спокойная. Однако 10 мая 1940 года началось вторжение вермахта во Францию, и резко возросло количество нарушений воздушной границы Швейцарии французскими и немецкими самолётами. К тому же, если до мая 1940 года швейцарские истребители не встречали сопротивления, выпровождая нарушителей со своей территории или принуждая их к посадке, то с началом активных боевых действий на земле немецкие лётчики стали вести себя более агрессивно в воздухе.
Под названием «операция Танненбаум» подразумевается ряд планов по захвату Швейцарии войсками Германии, которые после Компьенского перемирия 24 июня 1940 было поручено разработать Отто Вильгельму фон Менгесу. Предусматривалось, что при вводе войск в Швейцарию одновременно на юге атакуют итальянские войска. 31 июля 1940 была определена примерная линия раздела страны между Германией и Италией, которая проходила от Сен-Мориса по водоразделу Аре-Рона до горного массива Ретикон и горы Тёди и заканчивалась у горы Муттлер.

1 июня 1940 года швейцарские ВВС сбивают первые немецкие самолёты: два He-111, которые оказали сопротивление, находясь над территорией страны; по другим данным, ещё 4 июня были сбиты два Bf.110. В ответ люфтваффе предпринимает провокацию: 4 июня одинокий He-111 выманивает 12 швейцарских истребителей на территорию Франции, где они попадают под удар 28 немецких истребителей Bf.110C из II/ZG 1. Однако швейцарцы в завязавшемся бою, потеряв один свой самолёт, сумели подбить два истребителя и бомбардировщик противника, после чего вернулись в своё воздушное пространство.

5 июня 1940 года немецкое правительство передаёт Швейцарии ноту протеста относительно данного инцидента, а 8 июня 1940 года в качестве ответной меры был организован налёт группы бомбардировщиков He-111Н (KG 1) при сопровождении уже 32 Bf.110C (из IIZG 76) на швейцарскую территорию. После атаки на патрульный C-35 швейцарцы поднимают в воздух 12 Bf.109E, и, потеряв один самолёт, сбивают три истребителя люфтваффе.

После этого в беседе с журналистами Гитлер выражает личную обеспокоенность данными лётными происшествиями. Особенно расстроило фюрера то, что немецкие самолёты уничтожались техникой, построенной в Германии. Врага били его же оружием

16 июня 1940 года 10 немецких диверсантов безуспешно пытаются провести акцию на одном из швейцарских аэродромов.
17 июня 1940 года Франция прекращает сопротивление, и в этот же день подразделения 29-й пехотной дивизии вермахта выходят на швейцарскую границу в районе Ду (Doubs). Швейцарские лётчики получают приказ не атаковать нарушителей, если они идут менее, чем по три самолёта.
Однако 19 июня Швейцария получает вторую дипломатическую ноту относительно происшедших столкновений, в которой содержится уже открытая угроза:
"Правительство Рейха не намерено больше тратить слова, но будет защищать германские интересы иными способами, если подобные события произойдут в будущем."

После этого Главнокомандующий Вооружёнными силами Швейцарии издаёт приказ, запрещающий перехват любых самолётов над территорией Швейцарии, и в тот же день: Оперативный приказ № 10, предусматривающий развёртывание швейцарских войск для отражения возможного нападения со стороны Германии и Италии.
С другой стороны, 26 июля 1940 года командованием сухопутных сил Германии был принят план операции «Танненбаум», согласно которому 12-я армия генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа силами одного горнострелкового и трёх пехотных корпусов должна была осуществить захват Швейцарии в течение 2-3 дней:
"В «день Икс», установленный ОКХ, 12-я армия должна перейти швейцарскую границу на широком фронте, разгромить противостоящие немецким войскам швейцарские силы, возможно быстрее овладеть столицей Берном и его индустриальным районом, центром военной промышленности в районе Золотурна, Люцерном и индустриальным Цюрихским районом, а затем захватить остальные районы сферы германских интересов."

За июль воздушное пространство Швейцарии нарушалось не менее 84 раз. В четырех случаях это были французские самолёты, в 34 – немецкие и остальные не удалось идентифицировать. Семь раз по ошибке чужие самолёты сбрасывали бомбы на швейцарскую территорию. С наибольшей долей вероятности можно утверждать, что это были дальние бомбардировщики RAF, осуществлявшие ночные налёты на немецкие промышленные районы. К концу года обе стороны подвели печальные итоги. Швейцарские истребители сбили семь вражеских самолётов и ещё один был записан на счет зенитной артиллерии, не досчитавшись трёх своих самолётов – по одному Bf.109D, Bf.109E и EKW C.35.

К 12 августа 1940 Отто Вильгельм фон Менгес подготовил третий обновленный вариант оперативного плана для Генерального штаба. Менгес намеревался настолько рассеять швейцарскую армию, чтобы ее дальнейшее отступление в высокогорье и организованное сопротивление стали невозможными. После этого немецкая армия должна была быстро и безболезненно занять Берн, Золотурн и Цюрих. Планировался захват важнейших железнодорожных и транспортных узлов, а также многочисленных мостов и туннелей в неповрежденном состоянии, чтобы сделать страну пригодной для прохода войск и транспорта в Южную Францию.

Против 10 швейцарских пехотных дивизий было сосредоточено 2 горнострелковые, 6 танковых и моторизованных, 8 пехотных дивизий вермахта. Причём любой из танковых полков немцев имел на своём вооружении танков минимум в три раза больше, чем вся швейцарская армия. Исходя из соотношения сил, было очевидно, что в классическом сражении швейцарцы не смогут достаточно долго противостоять вермахту в случае нападения: только что капитулировавшая Франция это подтверждала.
После совещания на лугу Рютли генерал Анри Гизан приказал перевести оборонительные позиции от швейцарских границ, чтобы укрепить позиции внутри высокой альпийской цепи. Так появилась reduit national («Крепость Швейцария») или просто Редут: после 1940 года Гитлер мог бы пересечь границу в любом месте, без боя оккупировать густонаселенные территории — Базель, Цюрих, Берн, Женеву и сельскую местность — и превратить независимую Швейцарию в скопление заснеженных бункеров в высоких Альпах. Но это вторжение разорило бы Рейх. Фактически Швейцария была в полной безопасности: Гитлеру было выгодно поддерживать номинально нейтральную, независимую Швейцарию, которая оставалась всегда открытой для деловых предложений. Моральные последствия этих событий швейцарцы начали ощущать только сейчас, спустя десятилетия.

Согласно этой концепции, задачей вооружённых сил Швейцарии была не оборона границ страны, а создание ситуации, в которой оккупация Швейцарии представлялась бы противнику слишком дорогостоящим и даже не имеющим смысла предприятием.

С этой целью линия обороны заранее переносилась с равнин в горы, где спешно строились многочисленные фортификационные сооружения, способные противостоять пехоте и танкам противника. Горные дороги и тоннели минировались и подготавливались к взрывам. Командованию и личному составу всех частей и подразделений доводилось, что с момента начала боевых действий они должны оборонять свои участки, больше невзирая ни на какие приказы о прекращении сопротивления.

Таким образом, любой противник, вторгшийся в страну, в результате столкнулся бы с задачей установления контроля над обширными горными районами с полностью разрушенной инфраструктурой, где держали бы оборону многочисленные полупартизанские формирования.

С другой стороны, в то же время швейцарское правительство демонстрировало готовность прийти к разумному компромиссу: соглашению, дающему некоторые преимущества окружившим со всех сторон Швейцарию странам Оси, и в то же время не умаляющему суверенитет и нейтралитет Швейцарии.

Гитлер так и не дал разрешения на осуществление этой операции. Причины этого остаются неясными до сих пор. Хотя вермахт симулировал выдвижение в направлении Швейцарии, попыток самого вторжения предпринято не было. После высадки десанта союзников в Нормандии операция была заморожена, и Швейцария сохраняла нейтралитет до конца войны.

Существует несколько объяснений, почему операция так и не была осуществлена:

— Швейцария не рассматривалась как противник Германии. Гитлер был занят сначала битвой за Британию (операция «Морской лев», в которой участвовали немногочисленные горнострелковые дивизии Германии), а впоследствии вторжением в СССР (уже в августе-сентябре 1940 большие группировки войск были переброшены в Бессарабию для противостояния советским войскам как потенциальному противнику). При этом на 4 октября 1940, по мнению Вильгельма Риттера, для операции требовалось от 18 до 21 дивизий.
— Наиболее благоприятным моментом для военной агрессии против Швейцарии был период между поражением Франции и октябрем-ноябрем 1940. После этого погода не позволила бы провести полноценное наступление по программе блицкрига вследствие природных особенностей Швейцарии. А после зимы 1940—1941 Гитлер был занят операциями Марита и Барбаросса.
— Зависимость Италии после вступления в войну от своевременных поставок угля из Германии означала необходимость в сохранении железнодорожной сети Швейцарии неповрежденной.
— Хотя немцы превосходили швейцарские вооруженные силы в артиллерии и авиации, для установления контроля над страной им пришлось бы воевать с многочисленной и прекрасно обученной пехотой, сформированной непосредственно из населения Швейцарии. Стрелковое оружие швейцарцев, в том числе винтовки Шмидт-Рубин, не уступало, а то и превосходило лучшие образцы немецкого стрелкового оружия первых лет войны, а высокий уровень владения им швейцарской пехоты был общепризнанным. Зимняя война показала незадолго до того, что небольшие силы стрелковых частей могут успешно противостоять превосходящей в численности и снаряжении армии. Хотя не все были согласны, что Швейцария сможет остановить наступление немцев, не было сомнения, что победа будет стоить немалых потерь ресурсов и войск, в то время как они нужны в других местах. Если бы не швейцарские вооруженные силы, потенциальное вторжение стоило бы значительно меньше.
— Швейцарское правительство не имело общего центра, и даже президент федерации не располагал достаточными полномочиями, чтобы признать капитуляцию страны. По существу, гражданам Швейцарии была дана инструкция относиться к любому сообщению о капитуляции как к вражеской пропаганде и сражаться до конца.
— Некоторые швейцарские предприниматели способствовали военным успехам Германии поставками товаров, таких, как шарикоподшипники и детали систем наведения торпед; предприятия, на которых они производились, были в безопасности от бомбардировок союзников в силу нейтралитета страны. Считается, что вклад Швейцарии в военные достижения нацистской Германии составил в общей сложности менее 0,5 %.
— По некоторым данным, у Гитлера было особое отношение к швейцарской культуре и собраниям произведений искусства Швейцарии; в частности, он боялся, что немецкая бронетехника нанесет ущерб старым швейцарским городам, хотя это утверждение спорно.
— Самой крупной этнической группой Швейцарии были немцы, и Гитлер не хотел причинять им вреда. Теоретически впоследствии могли бы вестись переговоры о мирном вхождении Швейцарии в состав Германии, как это делалось в Австрии, но только на завершающих этапах войны.
— В 1940 г. Швейцария была полностью окружена территориями, подконтрольными Германии и Италии, и фактически уже контролировалась, поскольку вся торговля велась только с Германией и оккупированными странами.

"И тут немцы поняли, что швейцарцы — "альпийские русские", и что с ними лучше дружить..."
К счастью для швейцарцев, войны не случилось. Швейцария была полезнее Рейху в качестве партнера, нежели в качестве врага. Несмотря её малые размеры (площадь Швейцарии примерно равна площади Крыма), вооруженное вторжение в горную страну, испещренную тоннелями, укреплениями и высеченными в скалах огневыми точками, при 100% мобилизации её населения (прекрасно обученной и хорошо оснащенной народной милиции) делало захват Швейцарии крайне длительным и затратным мероприятием. На это ушло бы не 2-3 дня, как это планировало немецкое руководство.
40-дневное противостояние Люфтваффе и «Швайцер люфтваффе» стоило немцам 11 самолетов. Потери швейцарцев оказались заметно ниже — всего 2 истребителя Bf.109E и один патрульный С-35.
С середины 1940 года на германско-швейцарской границе восстановилось хрупкое перемирие. Обе стороны не предпринимали никаких враждебных действий по отношению друг к другу. Лишь изредка сбившиеся с курса германские самолеты перехватывались швейцарскими истребителями и принуждались к посадке на аэродромах Швейцарии. Интернированная авиатехника включалась в состав швейцарских ВВС, однако большая её часть была непригодна к полетам ввиду отсутствия необходимых запчастей.

С 1943 года союзники приступили к планомерным массовым бомбардировкам целей на территории Германии, что повлекло за собой увеличение количества заходов самолётов воюющих сторон в воздушное пространство Швейцарии. Естественно, связана она была с массовыми бомбардировками Германии. Около месяца швейцарцы наблюдали за пролётами американских “летающих крепостей” В-17 и В-24, перехватить которые не представлялось возможным поскольку летали они на недосягаемых для Bf.109E высотах. Кроме того, несколько раз самолёты ВВС США бомбили швейцарские города: 1 апреля 1944 года — Шаффхаузен на севере страны, 25 декабря 1944 года — Тайнген, 22 февраля 1945 года подверглись бомбардировкам сразу 13 населённых пунктов на территории Швейцарии, 4 марта 1945 года — одновременно Базель и Цюрих.

Швейцарские лётчики снова получили приказ принуждать к посадке одиночные самолёты-нарушители и атаковать групповые цели. В результате этого уже в начале марта 1944 года был сбит один американский бомбардировщик, а второй посажен на швейцарский аэродром.
В ходе начавшихся переговоров между сторонами американские представители объясняли свои бомбёжки плохими погодными условиями и навигационными ошибками пилотов. Швейцария требовала прекратить бомбардировки и компенсировать нанесённый ущерб. Правительство США принесло официальные извинения и ещё до предоставления данных об ущербе выплатило $1.000.000 в счёт возмещения ущерба. В октябре 1944 к этой сумме были добавлены ещё $3.000.000.
Американским лётчикам было запрещено бомбить цели ближе, чем за 50 миль от швейцарской границы, если они не могут быть положительно идентифицированы.
Тем не менее с увеличением масштабов бомбардировок Германии увеличивалось количество инцидентов. И если швейцарские истребители ничего не могли предпринять против формаций, превышающих 100 бомбардировщиков, они нападали на одиночные самолёты, иногда даже не имея для этого обоснований.

Так, 13 апреля 1944 года швейцарский пилот обстрелял повреждённый американский бомбардировщик, несмотря на то, что его экипаж при приближении швейцарского истребителя выпустил шасси — по международным правилам это означало «следую на указанный вами аэродром». Семь американских пилотов погибло.
С целью минимизировать риск подобных инцидентов, а также снизить напряжение в отношениях между представителями союзников и швейцарцами, в сентябре 1944 года командующему швейцарской армии генералу А. Гизану поступило предложение от Штаб-квартиры Союзного экспедиционного корпуса (SHAEF) направить в их расположение швейцарских представителей.
После этого четыре швейцарских офицера были откомандированы в союзные войска.

Наиболее громкий инцидент случился 28 апреля 1944 г. Командир эскадрилии 5./NJG 5 Люфтваффе обер-лейтенант Вильгельм Йохнен со своим экипажем в воздушном бою сбил два английских бомбардировщика и в погоне за третьим пересёк границу Швейцарии. На швейцарской авиабазе Дюбендорф совершил аварийную посадку ночной истребитель Bf.110G-4/R7, оснащенный новейшим радаром FuG220 «Лихтенштейн» и огневой установкой «Неправильная музыка» (с размещением пушек под углом к горизонту, для стрельбы «снизу-вверх» — с такого ракурса было проще заметить британские бомбардировщики на фоне более светлого неба). Хуже того, на борту «Мессершмитта» находился секретный планшет со списком радиокоманд немецкой системы ПВО.

Немецкая спецгруппа под руководством Отто Скорцени немедленно приступила к подготовке рейда на авиабазу Дюбендорф с целью уничтожения истребителя и документов до того, как они попадут в руки британской разведки. Впрочем, вооруженного вмешательства не потребовалось — обе стороны достигли консенсуса мирным путем. Швейцарские власти уничтожили самолет и его секретное оборудование, взамен им была предоставлена возможность приобрести 12 новейших «Мессеров» модификации 109G-6. Как выяснилось впоследствии, нацисты обманули швейцарцев — полученные истребители оказались изношенной рухлядью. Двигатели всех 12 «Мессершмиттов» были на грани списания виду выработки их моторесурса. Швейцария не забыла обиды — в 1951 году швейцарцы в судебном порядке добились выплаты компенсации.

Чтобы воспрепятствовать возможному доступу союзников к секретной аппаратуре на борту самолёта немецким командованием было решено совершить диверсионный рейд на швейцарский аэродром, чтобы уничтожить истребитель и показать Швейцарии, что с Германией пререкаться все-таки не стоит. Планированием операции занимался не безызвестный Отто Скорцени, уже успевший тличиться в нескольких подобных операциях. Узнав о готовящейся операции, начальник внешней разведки бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг решил срочно вмешаться, чтобы избежать непредсказуемых последствий этого нападения. Обе стороны сели за стол переговоров.Воспользовавшись хорошими личными контактами с руководителем швейцарской разведки бригадиром Массеном, Шелленберг добился взаимовыгодной сделки: Германия согласилась продать Швейцарии 12 истребителей Bf.109G-6 за 500 тысяч золотых швейцарских франков, а швейцарская сторона в присутствии немецких представителей должна была уничтожить самолет и его оборудование.

18 мая 1944 года «Мессершмитт» Йохнена был сожжён. На следующий день в Швейцарию прибыли обещанные 12 истребителей. Однако немцы продали истребители с изношенными двигателями, и в результате в 1951 году Швейцария выиграла судебное дело против фирм «Даймлер» и «Мессершмитт», после чего эти фирмы выплатили денежную компенсацию.
Имеются сведения как минимум ещё о двух оснащённых локаторами Bf.110, интернированных на территории Швейцарии.

К 1945 г. состав ВВС пополнился также истребителями С.3801 С.3802 и штурмовиками С.3603, которые находились на вооружении пока в середине 1950-х гг. их полностью не сменили реактивные самолёты. Больше в боях швейцарские истребители не участвовали, так как к этому времени фронт отодвинулся далеко на восток.

Находящаяся в центре Европы Швейцария, являясь нейтральной страной, была удобным местом для организации там легальных и нелегальных резидентур. Например, военная разведка РККА имела в стране целых три независимые сети (с одной из которых сотрудничал Шандор Радо). Резидентуры Разведупра РККА, работавшие в Швейцарии, проходили в гестапо по делу «Красная капелла» и рассматривались германской контрразведкой как часть единой советской разведывательной сети в Западной Европе.

В Берне вёл разведывательную деятельность сотрудник Управления стратегических служб (разведывательный орган США), первый шеф ЦРУ Аллен Даллес. Несмотря на нейтралитет Швейцарии, в ходе Второй мировой войны её правительство регулярно испытывало на себе давление как со стороны держав Оси, так и со стороны союзников. Каждая из заинтересованных сторон стремились использовать положение страны в своих интересах и в то же время противодействовать интересам противника. Причём изменение ситуации на фронтах соответственно влияло и на интенсивность внешнеполитических влияний.
Например, именно под давлением союзников Швейцария в 1944 году запретила транзит немецких и итальянских грузов через свою территорию.
После победы Красной Армии и союзных войск над Германией ситуация в Швейцарии во время войны и её политика того периода стали предметом критического отношения со стороны победителей.
Суть претензий сводилась к тому, что политика Швейцарии по сути способствовала продолжению войны, и что предоставляемые Швейцарией услуги, экспорт и кредиты нацистской Германии в значительной степени не могут быть обоснованы. Швейцарии ставили в вину:

Промышленность Швейцарии традиционно зависела от экспорта продукции машиностроения, часов, химической продукции и фармацевтики. В то же время высокая плотность населения, жёсткие условия для ведения сельского хозяйства (особенно в альпийском регионе) влекли за собой дефицит сырья, продовольствия и являлись причиной отрицательного торгового баланса. Впрочем, предпринятые в ходе первой трети XX века усилия по развитию туризма, предоставлению транспортных услуг и финансовых услуг (банковское дело и страхование) постепенно увеличивали их долю в ВВП.
Однако во время Второй мировой войны импорт снизился с 30 % национального продукта (средний показатель в конце 1920-х годов) до 9 %, экспорт с 25 % до 9 %. Доходы от туризма практически прекратились.

В целом ситуация очевидна: несмотря на всю сложность взаимоотношений Швейцарии и Третьего рейха, «темные» банковские транзакции и откровенное заигрывание руководства страны с нацистами, к военно-воздушным силам никаких претензий нет. Действия ВВС Швейцарии целиком совпадали с доктриной нейтралитета — любые провокации и нарушения воздушного пространства пресекались самыми решительными методами. В то же время швейцарцы старались не выходить за рамки международного права. Ни одна из воюющих сторон не имела приоритета в случае встречи с истребителями с красно-белыми крестами на крыльях. Нарушителей препровождали на аэродромы, рискнувших оказать сопротивление безжалостно сбивали. Швейцарские пилоты действовали грамотно и профессионально, подчас низвергая с небес на землю гораздо более сильного и многочисленного противника.

Остается добавить, что в годы войны на вооружении ВВС маленькой горной страны находилось свыше ста истребителей «Мессершмитт» (включая устаревшие 109D, интернированные машины и 12 приобретенных истребителей модификации 109G-6).

Tags: швейцария
Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments