Category:

Regia Aeronautika в Миллерово

В окрестностях города Миллерово Ростовской области есть обычное с виду поле. Если по нему сейчас передвигается техника, то это исключительно мирные сельхозмашины. И только редкие знатоки могут поведать, что с осени 1942 по январь 1943 на этом поле базировался аэродром итальянских королевских ВВС, с него взлетали и на него садились образцы европейской военной авиации. Вот это поле сейчас. 

Итальянский аэродром не так известен, как существующий ныне миллеровский аэродром,  в годы войны использовавшийся и немецкими Люфтваффе и отечественными ВВС.  Миллеровские знатоки-краеведы утверждают, что на итальянском аэродроме размещалась 38-я авиа группа итальянского экспедиционного корпуса. На работы на аэродроме привлекались местные жители, которые занимались обслуживанием аэродрома,копали окопы, подвозили воду, хоронили погибших.  Вокруг аэродрома стояли зенитные точки для охраны аэродрома и складов боеприпасов.  Прибыв к полю, мы действительно нашли поблизости остатки позиций. 

Когда-то их занимали бравые итальянские зенитные артиллеристы.

Ныне местные жители всячески способствуют стиранию с лица земли памяти об оккупантах путем заваливания военных углублений мирными мусорными кучами. 

По сообщению краеведов, вплоть до 50 х годов еще можно было видеть разбитую технику вокруг аэродрома и в округе, что подтверждается этим фото.  

Что до меня, то я вижу на этом снимке остатки советского двухмоторного бомбардировщика СБ. Впрочем,  нахождение его останков  в районе итальянского аэродрома вовсе не исключается, учитывая работу итальянских зенитчиков.  Мы попытались отыскать  какие-нибудь следы аэродромной техники, сооружений или еще чего-нибудь в таком роде. Нельзя сказать, что наши поиски совсем не увенчались успехом. 

Самой потрясающей находкой был вот этот венский стул. 

Возможно, на нем сиживал сам Энрико Пецци, генерал, возглавлявший «Авиационное командование на Восточном фронте» (сокращенно КАФО). Так стал называться контингент итальянских ВВС на русском фронте после преобразования экспедиционного корпуса в 8-ю армию с 6 июля 1942г. Надобно заметить, что генерал Пецци был настоящий боевой авиатор,  садившийся за штурвал самолета до самых своих последних дней.  На нижеприведенном снимке Энрико Пецци ( в круге) встречает командующего армией генерала Гарибольди, прибывшего на аэродром Кантемировки.

Какие же итальянские самолеты бороздили небо над Миллерово и базировались на Миллеровском аэродроме? Итальянский исследователь Джоржо Скотони сообщает, что боевой состав авиационного корпуса включал, как и раньше, две эскадрильи группы бомбардировщиков и самолетов-разведчиков и три эскадрильи группы истребителей. Только в сентябре 1942 г. прибудут для «подкрепления» двенадцать Макки MС.202, назначенные в 382-ю эскадрилью, и несколько ФИАТ-B.R.20. Часть этих Макки MС.202 и ФИАТ-B.R.20 как-раз и прибыли на Миллеровский аэродром. 

Тем более, что Скотони пишет: «C конца июля 1942 г. АРМИР сражалась на донском участке советско-германского фронта, и задачи, которые надо было выполнить, были многочисленными и трудными. Командованию 8-й итальянской армии пришлось смириться с невозможностью использования воздушной поддержки Королевских ВВС, полностью задействованных в эскортировании немецких бомбардировщиков2. Летчикам 21-й группы пришлось сражаться на сталинградском направлении на старых самолетах MC.200. Только когда в конце августа истpебительные эс-кадрильи снова ввели в действиеи разделили между аэродромами в Кантемировке и Миллерово, из Италии были присланы 12 новых Макки МC. 202. Их равномерно распределили по всем четырем эскадpильям группы (по три на каждую), но этого было явно недостаточно». А это «старые самолеты» Макки МC. 202. Самолет посредине — в подходящей для Миллеровского аэродрома раскраске.

Еще трехмоторные Савойя-Маркетти S.М.81 широко использовались для снабжения окруженных войск АРМИРа в Чертково и Миллерово: они перевезли десятки тонн военных грузов, а затем вернулись за погрузкой умирающих. 

Небезызвестный ветеран дивизии «Пасубио» Эудженио Корти свидетельствует: «Чтобы быть уверенными в погрузке предназначенного груза, итальянские пилоты, рискуя жизнью, летали очень низко, всегда сопровождаемые яростным огнем русских. Когда наша печальная одиссея завершилась, мне довелось побывать на аэродроме Ворошиловграда, бывшем тогда базой итальянских самолетов. Я узнал, что 9 из 12 имевшихся на базе Фиатов BR.20 были сбиты во время полетов над Чертково». Именно с аэродрома Чертково самолет S.81 генерала Пецци, командующего КАФО, выполнял последний взлет без эскортирования. Свидетельство этого безвозвратного полёта было опубликовано в дневнике летчика Джованни Де Зорди, участвовавшего в операции транспортных самолетов Королевских ВВС зимой 1942 г. 

29 декабря Де Зорди только что вернулся из полета в Миллерово – Ворошиловград. В своем рассказе он ясно обрисовал, в каких условиях летали караваны итальянских самолетов для снабжения окруженных войск. «Утро 29 декабря. Цель полета: еще раз на Миллерово. Два дня без перерыва в "воздушном мосту": самолет используют для поставки продуктов питания, затем принимают на борт самых тяжелых раненых. И внутри этого котла настоящий ад. Сейчас моя очередь идти! Город находится в центре военных действий обеих сторон: знание места имеет решающее значение для пилотов, чтобы лететь над опасными участками с маневрами на пределе мощности. Как обычно, мы готовы заранее, получив инструкции и информацию от экипажей, которые летали еще до нас. Самолет вернулся из Миллерово с трудом, некоторые члены экипажа получили ранения, один очень серьезно ранен: он получил пулю в живот. Это повод для дальнейшего беспокойства для нас, которые должны лететь по тому же маршруту. Но я пошел с некоторым удовольствием сегодня потому, что должен управлять моим старым "S.М.81", самолетом, который я привез из Италии и на котором я давно летаю и летал больше всех. На этот раз я должен лететь с лейтенантом Бусакки. Как только мы в кабине, он говорит: «Готовы ли вы? Давай!». Я отвечаю: «Да, я готов! Давай!» и лейтенант: «Вам теперь управлять! Хорошо!». <...> После долгого взлета в связи с огромной нагрузкой поставок, взлетаем из Ворошиловграда в направлении Миллерово. Густой туман сгущается все больше и больше, и нас это раздражает. Вдруг я понимаю, что стрелка компаса не работает. Лейтенант, глядя на карты, кричит: «Посмотрите на это село, у нас была информация, что там есть русские». Курс был изменен, чтобы избежать этого села, и другие самолеты из конвоя следуют моему пути. Вот, наконец, виден силуэт знаменитой силосной башни Миллерово. 

Считаю, что другие самолеты летят за нами и сделали все возможное, чтобы строго соблюдать расстояние, не теряя из виду мой S.М.81. Все должны приземлиться «без предисловий» (т.е. без особых рассуждений) и не делая еще один круг: в противном случае мы даем врагу возможность стрелять по нам. Черт! Аэродром так затемнен густым туманом, что я вижу его в последний момент, только тогда, когда мы находимся прямо над ним. Это приземление остаётся до сих пор одним из самых акробатических, сделанных мною. <...> Мы находились под постоянной неустанной бомбардировкой русской артиллерии; немцы подождали, пока все наши самолеты приземлились, и начали отвечать на огонь. Однако было необходимо как можно скорее начать выгрузку боеприпасов и загрузить раненых. Заканчивая работу, я дрожал от поспешности: рев огня беспокоил меня, жёг мою душу, уже жестоко испытанную <...> Наконец мы готовы. Лейтенант Бусакки предупреждает меня: «Все там нас ждут. Пожалуйста, осторожно!» Я отвечаю: «Я сделаю все возможное». В этот момент немецкий юнкерс Ю52 проходит мимо и почти касается нашего крыла центральным винтом. <...> И на этот раз нам удалось. Уже летели над железной дорогой. Это был маршрут всего получасового полета, но он был опасным и из-за угрозы нападения воздушных сил врага и из-за ударов российской зенитной артиллерии, всегда готовой уничтожить нас. Мы долетели без ущерба до Ворошиловграда. Как только мы прибыли на аэродром, наш командир приказал нам собираться снова для второй миссии. Но генерал Пецци, который был на аэродроме, решил лететь с лейтенантом Бусакки, чтобы координировать на месте погрузку раненых и проверить лично ситуацию в Чертково. Вместе с ними поднялись на борт врач –полковник Королевской армии Федерико Боккетти, лейтенант Луиджи Томази и радист Антонио Арчидяконо (мой дорогой коллега, с которым много раз летал). Генерал Пецци, прежде чем подняться на борт, сказал: "Но у меня нет пистолета", подошел ко мне и взял мой: "Взаймы" – уточнил. Для меня это была честь: очень немногие из нас имеют пистолет, и генерал знал, кто имел. Я купил пистолет с коллегами в Порденоне до приезда в Россию. В 11.25 я смотрю на взлет этого S.М.81. <...> Я только что вернулся из этого ада, прилетел два часа назад из этой опасной зоны. Лейтенант Бусакки оказал мне максимальное доверие, когда сказал мне: "Вам теперь управлять!". Мне хотелось бы быть с ними снова. <...> В 14.18 часов вечера у нас была последняя связь, потом молчание. На радиостанции не получали больше сигнал. Все ждали с нетерпением. <...> На следующее утро мы организовали расследование на самолете и на автомобиле, добрались куда только было возможно, где враг был лишь в нескольких километрах. <...> Самолет больше не вернулся».

После смерти генерала Пецци, награжденного золотой медалью «посмертно», временно принял командование подполковник Маркуччи, начальник штаба КАФО; затем командование было поручено генералу Уго Рампелли. 17 января 1943 г. 21-я группа истребителей выполнила свой последний штурмовой вылет на советско-германский фронт. Все оставшиеся в наличии МС.200 и МС.202 поднялись с аэродрома Ворошиловграда и взяли курс на Миллерово, чтобы атаковать колонну русских танков. Одновременно бомбардировщики 71-й гpуппы участвовали в нападениях на Морозовск и Каменск: во время налета были потеряны три BR.20, сбитых советской зенитной артиллерией.

До сих пор неизвестно, что стало с самолетом, на котором навсегда улетел генерал Пецци. 

Среди прочих существует версия, что его Савойя был сбит и упал на территории Миллеровского района.


promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded