ymorno_ru (ymorno_ru) wrote in picturehistory,
ymorno_ru
ymorno_ru
picturehistory

Category:

Украденный двигатель от «Чифтена» выдали за холодильник. Как в ГРУ добывали западные вооружения.


Делегация Голландии в «Шереметьеве» осматривает сверхзвуковой лайнер Ту-144. Второй слева – посол Голландии в СССР, второй справа – Владимир Глухов

«Современный шпионаж является главным образом экономическим, научным, техническим и финансовым», – слова директора Главного управления внешней безопасности (Direction generale de la Securite exterieure – DGSE) Франции Клода Сильберзана. Действительно, сегодня разведка занимается именно такими вопросами. И есть направление, где экономика, наука, техника, финансы тесно переплетаются. Речь о создании современной высокоэффективной военной техники и оружия. В Лондон подполковник Владимир Глухов приехал после окончания Военно-дипломатической академии. Его направили под «крышу» советского торгпредства на должность старшего инженера. Он был самым молодым в резидентуре и, конечно, стремился завоевать авторитет. Несмотря на отсутствие оперативного опыта, успешно выполнил несколько заданий, был на хорошем счету. Но возникли новые вводные.


Центр рекомендовал резидентуре добыть мощный электронный прибор, генерирующий микроволны. Советские ученые успешно работали над созданием многорезонаторного магнетрона еще в 30-е. По признаниям зарубежных специалистов, к началу 1934 года СССР продвинулся в этих работах дальше, чем США и Англия. Но с тех пор прошла четверть века. В Центре хотели знать, чего достигли за рубежом.

Как подступиться к решению проблемы, в резидентуре не знал никто. Владимир проявил инициативу. Поработав со своими агентами, выяснил, что возможность приобретения желанного прибора через третьи руки реальна. Но цену «продавцы» выставили в 1625 фунтов. По тем временам огромные деньги. Для сравнения: зарплата Глухова была 112 фунтов. И главное условие – деньги вперед. Владимир доложил руководителю разведаппарата генералу Толоконникову. Тот выслушал подчиненного и твердо сказал: нет.

Подполковник решил рискнуть и выпросил сумму у торгпреда, естественно, придумав убедительную легенду. Прошел месяц, другой, третий… Агент молчал. «Я не мог ни есть, ни пить, потерял сон, – признавался Глухов. – Прихожу домой, ложусь в постель, а перед глазами эти 1625 фунтов. Если обманули, я и за три года не рассчитаюсь с долгом».

Наконец на очередной встрече агент произнес долгожданные слова: «Магнетрон у меня». Разведчику хотелось смеяться и плакать одновременно, схватить прибор и тут же бежать в резидентуру. Но агент поступил благоразумно: «Я подстраховался, забазировал его в лесу по дороге к вам».

И вот заветный дубовый ящичек в руках подполковника. Товарищ по резидентуре, обеспечивавший прикрытие, подвез Глухова к посольству, тот вошел в резидентуру и торжественно поставил перед шефом ящичек. «Что это?» – спросил он. «Магнетрон, Лев Сергеевич». Генерал открыл крышку, удовлетворенно кивнул головой и сразу же вызвал к себе шифровальщика.

Через несколько часов в лондонскую резидентуру пришел ответ: «Принять все меры безопасности. Руководителю разведаппарата лично с магнетроном вылететь в Москву». На следующий день генерал убыл в столицу. А Глухов получил благодарность от начальника Главного разведывательного управления.

Военные тайны отгружали бочками

Разведчику надо добиться многого при весьма ограниченных возможностях. Если говорить о документах и материалах, то при современном развитии средств сокрытия и передачи информации нет особого труда уложить ее, например, в микроточку на обычном конверте. Совсем как в романе Грэма Грина «Наш человек в Гаване», где главный герой помещает микроточку на почтовой марке. Впрочем, как признался мне специалист в области устройств специального назначения, это уже вчерашний день.

У разведчика, добывающего образцы ВВСТ, и ныне все по-прежнему. Боеприпас не уложишь в микроточку. Как правило, образцы военных технических новинок добываются с помощью агентуры, через третьи руки. Иногда цепочка, задействованная в этой операции, значительно длиннее. И тут неизбежно возникают те самые «проблемы в рамках ограниченных возможностей»: где хранить образцы, как безопасно транспортировать через границу, а то и через две-три.

Оперативный сотрудник парижской резидентуры, работавший под псевдонимом Лютов, находился у себя в кабинете, когда раздался телефонный звонок. На проводе был дежурный. «К вам пришла машина», – сообщил он. Лютов дал команду пропустить автомобиль. Через несколько минут в кабинете появился сопровождающий посылки: «Распишитесь в получении. Мсье Бернар присл