is_pavel (is_pavel) wrote in picturehistory,
is_pavel
is_pavel
picturehistory

Categories:

«С шашками на танки...» или роль кавалерии в Великой Отечественной войне.









 О роли кавалерии в годы Великой Отечественной войны идет много споров. А началось все с высокомерной фразы в мемуарах Гейнца Гудериана "Воспоминания солдата": "Польская поморская кавалерийская бригада из-за незнания конструктивных данных и способов действий наших танков атаковала их с холодным оружием и понесла чудовищные потери". Слова эти были поняты буквально и творчески развиты в художественной литературе: "По крупповской броне звонко стучали клинки отважных варшавских жолнеров, об эту же броню ломались пики польской кавалерии. Под гусеницами танков погибло все живое...". Кавалеристы стали представляться какими-то буйно помешанными, бросающимися в конном строю на танки с шашками и пиками. Бой мифических "жолнеров" с танками Гудериана стал символом победы техники над устаревшим оружием и тактикой. Такие атаки стали приписывать не только полякам, но и конникам Красной Армии, и даже изображать рубку шашками танков на киноленте. Очевидная странность такого действа, что солдат и офицер 1930-х годов - это не пришедший из глубины веков монгол и даже не крестоносец, и будучи в здравом уме и твердой памяти, не станет пытаться рубить металлические предметы шашкой. Это хотя и бросалось в глаза, но не объяснялось. Кавалеристы надолго получили клеймо отважных, но туповатых дикарей, не знакомых со свойствами современной техники. Многие писатели и публицисты считают, что в предвоенные годы среди советского командования имела место переоценка роли кавалерии в современной войне. В то время как основные капиталистические государства значительно сократили конницу своих армий, считают они, в СССР она численно выросла. При этом приводится цитата наркома обороны К.Е. Ворошилова: "Конница во всех армиях мира переживает кризис и во многих армиях почти, что сошла на нет. Мы стоим на иной точке зрения. Мы убеждены, что наша доблестная конница еще не раз заставит о себе говорить как о мощной и непобедимой Красной кавалерии". Известный отечественный исследователь начального периода войны В.А. Анфилов пишет: "Согласно поговорке "У кого что болит, тот про то и говорит", и приводит такой комментарий на выступление С.К. Тимошенко на совещании командного состава в декабре 1940 г.: "Не мог, конечно, бывший начальник дивизии в Конной армии Буденного не воздать должное кавалерии. "Конница в современной войне занимает важное место среди основных родов войск, - вопреки здравому смыслу заявил он, - хотя о ней здесь, на нашем совещании, мало говорили (правильно поступали - Авт.). На наших обширных театрах конница найдет широкое применение в решении важнейших задач развития успеха и преследования противника, после того как фронт прорван". Особенно радует "глубокомысленное" замечание В.А. Анфилова - "правильно поступали". Но в предвоенные годы удельный вес кавалерийских соединений постоянно снижался. Документом, вполне однозначно характеризующим планы развития кавалерии в РККА, является доклад народного комиссара обороны в ЦК ВКП(б), датируемый осенью 1937 г., о перспективном плане развития РККА в 1938 - 1942 гг. 










Цитата: "Состав конницы в мирное время к 1.01.1938. Конница в мирное время (к 1.01.1938) состоит из: 2 кавалерийских дивизий, отдельных кавалерийских бригад, одного отдельного и 8 запасных кавалерийских полков и 7 правлений кавалерийских корпусов. Численность конницы мирного времени на 1.01.1938 - 95 690 человек. В 1938 году: а) число кавалерийских дивизий предлагается сократить на 7 (с 32 до 25), расформировав 7 кавалерийских дивизий с использованием их кадров для пополнения остающихся дивизий и для усиления механизированных войск и артиллерии; б) расформировать два управления кавалерийских корпусов; в) расформировать два запасных кавалерийских полка; д) сократить состав кавалерийской дивизии с 6600 человек до 5900 человек". Невооруженным глазом видно, что документ целиком состоит из предложений вида "сократить" и "расформировать". Может быть, после богатого на репрессии в армии 1938 г. эти разумные со всех сторон планы были преданы забвению? Ничего подобного, процесс расформирования кавалерийских корпусов и сокращения конницы в целом шел не останавливаясь. Осенью 1939 г. планы сокращения конницы получили свое практическое воплощение. По предложению наркома обороны от 4 июля 1940 г. число кавалерийских корпусов сокращалось до трех, число кавалерийских дивизий - до двадцати, бригада оставалась одна и запасных полков - пять. И этот процесс продолжался до весны 1941 г. В итоге из имевшихся в СССР к 1938 г. 32 кавалерийских дивизий и 7 управлений корпусов к началу войны осталось 4 корпуса и 13 кавалерийских дивизий. Критики конницы были последовательны и, помимо дикости и отсталости, обвинили кавалеристов в уничтожении передовых родов войск: "Не так давно Кулик собрал всех кавалеристов, и они совместно постановили расформировать танковые корпуса". Но и это высказывание не соответствует действительности. Кавалерийские соединения переформировывались в механизированные. В частности, такая судьба постигла 4-й кавалерийский корпус, управление и 34-я дивизия которого стали основой для 8-го механизированного корпуса. Командир кавалерийского корпуса генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Рябышев возглавил механизированный корпус и повел его в июне 1941 г. в бой против немецких танков под Дубно. Никакого возвеличивания конницы не наблюдается. Тезис о переоценке советским командованием роли конницы попросту не соответствует действительности.










Основные операции кавалерии РККА в 1941-1945 годах.


 1941 г. После всех сокращений кавалерия РККА встретила войну в составе 4 корпусов и 13 кавалерийских дивизий. Все эти соединения были старыми соединениями РККА с установившимися боевыми традициями. Кавалерийские корпуса оказались самыми устойчивыми соединениями Красной Армии в 1941 г. В отличие от корпусов механизированных, они смогли выжить в бесконечных отступлениях и окружениях 1941 г. Кавалерийские корпуса П.А. Белова и Ф.В. Камкова стали "пожарной командой" Юго-Западного направления. Гудериан написал об этих событиях следующее: "18 сентября сложилась критическая обстановка в районе Ромны. Свежие силы противника - 9-я кавалерийская дивизия и еще одна дивизия совместно с танками - наступали с востока на Ромны тремя колоннами. 24-му танковому корпусу было поручено отразить наступление противника. Угрожаемое положение города Ромны вынудило меня 19 сентября перевести свой командный пункт обратно в Конотоп». На этот раз у Гудериана не прослеживается никакого излишнего презрения относительно атакующих кавалеристов. Ромны не стали последним сражением 2-го кавалерийского корпуса. Поздней осенью 1941 г. корпус П.А. Белова сыграл важную роль в битве под Москвой, где получил звание гвардейского. В начале июля 1941г. под Ставрополем началось формирование 50-й и 53-й кавалерийских дивизий. Основной кадровый состав дивизий составляли призывники и добровольцы кубанских станиц, терские казаки ставропольских сел. Командиром 50-й дивизии был назначен полковник Исса Александрович Плиев, 53-й - комбриг Кондрат Семенович Мельник. Так началась история еще одного легендарного кавалерийского корпуса - 2-го гвардейского Л.М. Доватора. Действуя против превосходящих сил противника, советские кавалеристы порой добивались выдающихся результатов. Так, 2-й (впоследствии 1-й гвардейский) кавалерийский корпус П.И. Белова, дислоцируясь в начале войны в Молдавии, с первых дней успешно сражался против немецко-румынских войск и ни разу не отступил без приказа. После прорыва главных сил группы армий «Юг» вглубь Украины корпус успешно избежал окружений под Уманью и Киевом, а в конце сентября разбил под Штеповкой 25-ю моторизованную дивизию немцев. Участвуя в обороне Москвы, соединение Белова совместно с корпусом Доватора атаковало фланги 4-й германской армии, вынудив её отказаться от наступления. Затем переброшенные под Каширу гвардейцы нанесли поражение двигающейся на город 3-й танковой дивизии армии Гудериана. В ходе контрнаступления корпус прорвался в немецкий тыл, совместно с десантниками занял Дорогобуж, четыре месяца активно действовал на вражеских коммуникациях и 18 июля 1942 года успешно прорвался к своим. 


1942 г. В 1942г. советская кавалерия пережила пик своего развития. Число кавалерийских соединений резко подскочило вверх. В зимней кампании 1942г. свежесформированные кавалерийские дивизии активно использовались в боях. Характерный пример - это бои на южном секторе фронта. Воевавший там Э. фон Маккензен впоследствии вспоминал: "На момент приема командования группой в Сталино после полудня 29 января противник уже опасно приблизился к железной дороге Днепропетровск - Сталино и тем самым к жизненно важной (так как она была единственной) железнодорожной линии снабжения 17-й армии и 1-й танковой армии. Только в ходе упорной борьбы с бросанием в бой саперов из понтонных батальонов немцам удалось удержаться. Противником его была едва ли не одна кавалерия. Причины такого широкого использования кавалерии вполне очевидны. В Красной Армии на тот момент попросту не было крупных подвижных соединений. В танковых войсках наибольшим подразделением была танковая бригада, которая могла оперативно использоваться только как средство поддержки пехоты. Единственным средством, позволяющим осуществлять глубокие охваты и обходы, была кавалерия. По такому же сценарию, ввод кавалерии в глубокий прорыв, действовал 1-й гвардейский кавалерийский корпус П.А. Белова. Группе Белова были поставлены действительно масштабные задачи. В директиве командования Западного фронта от 2 января 1942 г. указывалось: "Создалась очень выгодная обстановка для окружения 4-й и 9-й армий противника, причем главную роль должна сыграть ударная группа Белова, оперативно взаимодействуя через штаб фронта с нашей Ржевской группировкой". Прорывы, в которые вошел сначала кавалерийский корпус, а потом 33-я армия, были закрыты немцами путем фланговых ударов. Фактически попавшим в окружение войскам пришлось перейти к полупартизанским действиям. Кавалеристы в этом качестве действовали вполне успешно. Важную роль в общем развитии событий сыграла подвижность 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, обеспечиваемая лошадьми. Благодаря этому корпусу П.А. Белова удалось выйти к своим не кратчайшим путем, проламывая лбом заслон немцев, а кружным путем. Напротив, 33-я армия М.Г. Ефремова, не обладая маневренными возможностями кавалеристов, в апреле 1942г. была разбита при попытке прорыва к своим в полосу 43-й армии. Лошади были транспортом и, как ни цинично это звучит, самостоятельно передвигающимися продуктовыми запасами. Это обеспечило большую устойчивость кавалерии в не всегда удачных наступательных операциях 1942г. 11 сентября 1942 г., по директиве Военного совета Западного фронта была образована конно-механизированная группа, в которую вошли 2-й гвардейский кавалерийский корпус и 6-й танковый корпус. Группа насчитывала 21011 солдат и офицеров, 16155 лошадей, 2667 пистолетов-пулеметов "ППШ" и "ППД", 95 станковых пулеметов, 33 зенитных пулемета "ДШК", 384 противотанковых ружья, 226 минометов калибра 50 мм, 71 миномет калибра 82 мм, 64 миномета калибром 120 мм. Артиллерию группы Крюкова составляли сорок восемь 45-мм противотанковых пушек, сорок девять 76,2-мм пушек полковой и дивизионной артиллерии, двенадцать 37-мм зенитных пушек. Бронированный кулак группы образовывали 120 танков. Одним словом, вооружены кавалеристы Крюкова были не только саблями. Операция началась 25 ноября. Из-за того, что немцами было вскрыто сосредоточение советских войск для наступления, быстрого прорыва обороны не получилось. Введенный в бой 26 ноября 6-й танковый корпус потерял в ходе прорыва до 60% своих танков и также не добился решительного результата. Фактически кавалерия была вынуждена не входить в пробитую пехотой и танками брешь, но до прорывать оборону немцев. Группа кавалеристов корпуса В.В. Крюкова смогла вечером 28 ноября в конном строю проскочить в промежутках между опорными пунктами немцев и оказалась в окружении. Вскоре танки 6-го танкового корпуса были вкопаны на достигнутых позициях вследствие выработки горючего. Попытки пробиться к блокированным кавалеристам и танкистам извне успеха также не имели. Немцы подтянули резервы и прочно "запечатали" прорыв. В отличие от механизированных соединений - 6-го танкового корпуса Поля Армана - прорвавшиеся в глубину обороны немцев кавалерийские части не были разгромлены. Они прошли Ржевский выступ насквозь, уничтожая склады, солдат и офицеров противника, на ее счету оказалось даже 8 самолетов. Наконец, спустя почти полтора месяца с момента ввода в прорыв, кавалеристы корпуса В.В. Крюкова вышли к своим на участке 22-й армии Калининского фронта. В таком стиле могла работать только кавалерия. У моторизованных и механизированных частей в изолированном прорыве быстро заканчивалось топливо. Пехота была слишком малоподвижной. Только конники могли даже в крайне неблагоприятной ситуации, словно саламандры, пройти через огонь неудачного наступления. Примерно в этот же период 4-ый кавалерийский корпус был введен в прорыв 20 ноября 1942 г., в ходе Сталинградской битвы. Противником конников были румынские части, и поэтому первая цель - Абганерово - была захвачена утром 21 ноября атакой в конном строю. Однако следующая задача, поставленная 4-му кавалерийскому корпусу - овладеть Котельниковом, - требовала преодолеть за сутки 95 км, что является нетривиальной задачей даже для механизированного соединения. Утром 27 ноября 81-я кавалерийская дивизия вышла к Котельникову, но захватить город с ходу не смогла. Более того, здесь кавалеристов ждал неприятный сюрприз в лице прибывшей по железной дороге из Франции свежей 6-й танковой дивизии, которая представляла собой серьезную силу. В ноябре 1942 г. в составе 6-ой дивизии числилось 159 танков, подавляющее большинство которых было новейших образцов, способных противостоять "Т-34". Фактически полнокровная танковая дивизия выстроилась вокруг усиленной артиллерией кавалерийской дивизии, обладая и качественным, и количественным превосходством. 4 декабря все 150 танков обоих танковых батальонов 6-й танковой дивизии с пехотой атаковали расположение 81-й кавалерийской дивизии в районе Похлебина. К 14.00 81-я кавалерийская дивизия была полностью окружена. Кавалеристы вели бой в течение всего дня, а с наступлением темноты стали мелкими группами пробиваться из окружения. Все это происходило за несколько дней до событий, описанных в "Горячем снеге" Бондарева. Несмотря на трагический исход боев за Котельниково, советские кавалеристы сыграли важную роль в начальном этапе оборонительного сражения против попыток деблокировать армию Паулюса. 81-я кавалерийская дивизия вела изолированный бой в глубине построения противника в отрыве от соседей против крупного резерва немцев. Присутствие советской кавалерии заставило выдержать паузу на период прибытия основных сил дивизии в Котельниково и затем тратить время на оборонительный, а затем наступательный бой с ней. Только 12 декабря немецкие войска главными силами своей Котельниковской группировки переходят в контрнаступление с целью прорвать с юго-запада кольцо окружения, сжимающее 6-ю армию Ф. Паулюса под Сталинградом. Так получилось, что был многократно воспет в литературе и на киноэкране подвиг 2-й гвардейской армии на реке Мышковке. Действия тех, кто обеспечил развертывание 2-й гвардейской армии, к сожалению, остались безвестными. В наибольшей степени это относилось к кавалерии, в частности 4-му кавалерийскому корпусу. 










1943 г. Зимой 1943 г. кавалерия вновь была использована в качестве средства образования внешнего фронта окружения. На этот раз события развивались куда менее драматично, чем под Сталинградом. В январе 1943 г. Воронежский фронт проводил Острогожско-Россошанскую операцию. Основной ударной силой фронта была 3-я танковая армия П.С. Рыбалко, но конникам в этой операции была вновь поручена важная задача прорыва на максимальную глубину с последующим образованием внешнего фронта окружения. Использование для этой цели кавалерии было вполне объяснимым: она меньше зависела от снабжения горючим и соответственно могла работать на более длинном плече подвоза. Прорыв обороны противника был завершен 15 января 1943 г., и в созданную брешь вошла 3-я танковая армия, а с юга ее прикрывал кавалерийский корпус, который в дальнейшем ушел вперед на 100 км, не встречая сопротивления противника. Никаких атак лавой с шашками наголо и громовым "Ура!", разумеется, не было. Успешно выполнив задачу по захвату железнодорожного узла Валуйки, кавалерийский корпус к утру 19 января создал внешний фронт окружения. Перед нами классический способ использования кавалерии в операциях советских войск в 1943-1945 гг. Используя нетребовательные к снабжению и качеству дорог кавалерийские части, наступающие советские войска могли плодотворно использовать период отсутствия сплошного фронта для захвата важных пунктов и рубежей в глубоком тылу противника. 


1944 г. Кавалерия, действовавшая в тесном взаимодействии с танками, стала одним из деятельных участников операций Красной Армии в 1944 г., когда были проведены крупные наступления и освобождена огромная территория. Характерной особенностью боевого применения кавалерии в этот период было создание конно-механизированных групп, когда под одним командованием объединялись кавалерийские и танковые или механизированные корпуса. В качестве характерного примера боевого применения конников рассмотрим 3-й гвардейский кавалерийский корпус, которым командовал Н.С. Осликовский. Летом 1944 г. 3-й гвардейский кавалерийский корпус должен был участвовать в самой крупной наступательной операции советских войск за всю воину, получившей название "Багратион". Напарником кавалерии стал 3-й гвардейский механизированный корпус. Вместе они составляли конно-механизированную группу 3-го Белорусского фронта. Наступление началось 23 июня 1944 г. К концу дня в построении немецких войск образовалась брешь, в которую была введена конно-механизированная группа. Она устремилась в обход "крепости Витебск" вглубь построения немецких войск. С 24 по 28 июня, за пять дней после ввода в прорыв, совершая ежедневные марши по 40-50 км и действуя впереди пехоты, группа продвинулась вперед на 150-200 км. Кавалеристы и танкисты мешали отступающим немецким войскам восстанавливать фронт. Тем самым она обеспечила высокий темп наступления 11-й гвардейской и 5-й армиям 3-го Белорусского фронта. Следующим этапом действий конно-механизированной группы стало форсирование реки Березина. С подходом понтонного парка в районе Лещины был наведен мост, по которому весь кавалерийский корпус к 17 часам 1 июля полностью закончил переправу через р. Березина. Тем самым был создан плацдарм на реке, которая могла быть использована немецкими войсками для восстановления фронта. На этом операция не закончилась. После боев в течение четырех дней за р. Березину конно-механизированная группа, пройдя в трудных условиях лесисто-болотистой местности 100-150 км, вышла на железную дорогу Минск-Вильнюс и перерезала ее. Тем самым минская группировка немцев была лишена важнейших путей отхода на Вильнюс и Лиду. Далее конно-механизированная группа развивала наступление и, снова формируя внешний фронт окружения, на этот раз минской группировке немцев. В том же духе использовались в проводившейся в июле 1944 г. Львовско-Сандомирской операции две конно-механизированные группы. Первая состояла из 25-го танкового корпуса Ф.Г. Аникушина и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса В.К. Баранова. Что характерно, группу возглавлял командир кавалерийского корпуса, называлась она "КМГ Баранова". Группа образовывала внешний фронт окружения немцев западнее города Броды, а в дальнейшем захватывала рубеж по реке Сан. Вторая конно-механизированная группа, в состав которой входил 6-й гвардейский кавалерийский корпус, действовала севернее и выходила к Висле. 1945 г. Последний бой Кавалерия нашла себе применение даже в такой насыщенной фортификационными сооружениями местности, как Восточная Пруссия. Вот что пишет об использовании кавалерийского корпуса в Восточно-Прусской операции К.К. Рокоссовский: "Наш конный корпус Н.С. Осликовского, вырвавшись вперед, влетел в Алленштайн (Ольштын), куда только что прибыли несколько эшелонов с танками и артиллерией. Лихой атакой (конечно, не в конном строю!), ошеломив противника огнем орудий и пулеметов, кавалеристы захватили эшелоны". Мы видим, что Константин Константинович на всякий случай, для наслушавшихся рассказов о шашках по крупповской броне, уточняет - "не в конном строю", с восклицательным знаком. Действительно, уже знакомый нам 3-й гвардейский кавалерийский корпус был введен после прорыва обороны противника и передвигался до Алленштайна на лошадях, вступив затем в бой в пешем строю. Одним словом, кавалерийский корпус был полноценным подвижным соединением, "устарелость" которого заключалась только в использовании лошадей вместо автомашин. 


Заключение. Рассказы о тупых, отсталых кавалеристах, кидающихся с шашками на танки, - это в лучшем случае заблуждение людей, слабо разбирающихся в тактических и оперативных вопросах. Как правило, эти заблуждения есть следствие недобросовестности историков и мемуаристов. Кавалерия была вполне адекватным времени средством ведения маневренных боевых действий в 1939-- 1945 гг. Ярче всего это продемонстрировала Красная Армия. В тоже время в Вермахте количество кавалерийских дивизий увеличилось в семь раз, с 1 до 7 дивизий и основной рост количества дивизий произошла с 1943 по 1945 годы.


 

Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments