is_pavel wrote in picturehistory

Categories:

«Военная тревога» 1927 года.

 О событиях лета и осени 1927 года¸ называемых специалистами «военной тревогой», у нас уже мало кто помнит – дело давнее. 1927 год вошел в историю СССР как «год военной тревоги». Его начало ознаменовалось выступлением 23 февраля британского министра иностранных дел Джозефа Чемберлена с угрожающей дипломатической нотой в адрес Советского правительства с категорическим  требованием прекратить «антибританскую» пропаганду и военно-политическую поддержку гоминьдановско-коммунистического правительства в Китае, образовавшегося в результате национально-освободительной революции 1925–1927 годов. Отказ СССР выполнить условия выдвинутого британского ультиматума стал поводом для английской разведки организовать целую серию антисоветских провокаций. 

Так, 6 апреля 1927 года произошел налет на полпредство СССР в Пекине и последующий разрыв гоминьдана с СССР. 12 мая произошел обыск английской полицией в офисе советско-английского акционерного общества «Аркос» в Лондоне. В результате этого обыска британское правительство Болдуина получило в свои руки секретные документы о подрывной деятельности Коминтерна в Великобритании и в Китае. Одновременно с этими событиями произошла «засветка» 8 коминтерновских разведцентров за границей. Понятно, что вой, поднятый англосаксами в мировой печати по поводу коминтерновских шпионов, просто зашкаливал. 27 мая 1927 г. английское правительство консерваторов объявляет о разрыве дипломатических и торговых отношений Великобритании с СССР, 1 июня 1927 г., всесторонне оценив возможные последствия этой акции, ЦК ВКП(б) выступил с обращением «Ко всем организациям ВКП(б). Ко всем рабочим и крестьянам», в котором призвал советский народ быть готовым к отражению империалистической агрессии. Вероятность вступления в войну с ближайшим (на западной границе), а затем – со всем «капиталистическим окружением», повысилась до критической отметки. На пленуме ЦК ВКП(б) в июле 1927 г. Г.Е.Зиновьев так и заявил: «Война неизбежна, «вероятность» войны была ясна и три года назад, теперь надо сказать, – неизбежность»… Подчёркиваю – речь идёт о вероятном военном противостоянии Советской России с коалицией Польши и Румынии (плюс прибалтийские лимитрофы). 

В случае втягивания в войну серьезных игроков, Франции и Великобритании (что в 1927 году было вполне вероятным, СССР с его «мировой революцией» в то время реально «сидел в печенках» у буржуев), шансы СССР вообще устремлялись к нулю! Но о событиях лета и осени 1927 года¸ называемых специалистами «военной тревогой», у нас уже мало кто помнит – дело давнее, к тому же изрядно подзабытое даже историками; чего ж ждать от обычных людей? Дескать, где мы, а где Польша с Румынией? Как известно, от тайги до Британских морей Красная Армия всех сильней, и противопоставлять ей какие-то жалкие польские войска – смешно и несерьезно. На самом деле – не смешно и весьма серьезно. Какие силы могли выставить Польша и Румыния? Эти страны следовали в фарватере английской. ПОЛЬША. Войско Польское в 1927 году – это 30 пехотных дивизий, 30 артиллерийских полков и 40 полков кавалерии, пять бригад и двадцать отдельных батальонов территориальной обороны, 174 танка FT-17, 43 бронеавтомобиля и 344 боевых самолета. Учитывая размеры территории и хорошую транспортную сеть – мобилизация и развертывание Войска Польского будет завершена в течении максимум шести суток. Таким образом, поляки в случае необходимости быстро и оперативно могут выставить для войны с СССР 650.000 штыков и сабель. РУМЫНИЯ. Румынская армия была технически послабее польской, тем не менее, в случае войны с Россией румынская армия была бы отнюдь не «мальчиком для битья». Кавалерийских полков она имела 26, пехоты могла выставить даже побольше, чем поляки – 34 кадровые дивизии, а всего запасов вооружения румынам хватало на армию в 780.000 штыков и сабель. Надо сказать, что Разведупр РККА полагал, что в случае всеобщей мобилизации ближайшие соседи СССР на западной границе (Польша, Румыния, Финляндия, Литва, Латвия и Эстония) теоретически могли бы выставить 113 стрелковых дивизий и 77 кавалерийских полков общей численностью более 2,5 млн. человек. Вероятные противники СССР располагали 5746 полевыми орудиями, 1157 боевыми самолетами и 483 танками и бронеавтомобилями. 

А что РККА? 

В случае всеобщей мобилизации Красная Армия могла развернуть 92 стрелковые дивизии и 74 кавалерийских полка общей численностью 1,2 млн. человек. Красная Армия располагала 694 боевыми самолетами, 60 танками, 99 бронеавтомобилями и 42 бронепоездами. Винтовок в войсках и на хранении имелось всего 1.6 миллиона штук, пулеметов ручных и станковых – около 32.000, и 6.413 орудий (из коих почти 4.000 – это 76.2-мм «трехдюймовки»). То есть развернутые армии Польши, Румынии, Латвии и Эстонии ПРЕВОСХОДИЛИ РККА практически по всем статьям – кроме полевой артиллерии. ЛИМИТРОФЫ были в состоянии не только напасть на Россию, но и нанести поражение Рабоче-Крестьянской Красной армии! Во всяком случае – в приграничном сражении.… А, учитывая, что запасы артиллерийских снарядов крупных калибров у РККА были весьма скромными (122-мм гаубичных выстрелов – 671.794 шт., 152-мм гаубичных выстрелов – 215.125 шт., 107-мм пушечных выстрелов — 287.515 шт.), то шансы у СССР на успех в случае перерастания «военной тревоги» в полноценную войну – были весьма призрачны… Но и это не всё. Уже тогда у наших разведчиков не вызывало сомнений, что найденные в офисе «Аркос» документы были подброшены зиновьевцами по указке Троцкого, точно так же, как произошел провал разведывательных резидентур. Таким образом ответила антисталинская оппозиция на отстранение в 1925 году Троцкого от руководства страной, а Зиновьева — от руководства Коминтерном. Вопрос, что общего между Чемберленом, Болдуином, Зиновьевым и Троцким, будем считать праздным, так как их действия явно были скоординированы. 

Ситуацию обострили результаты партийной дискуссии, проведенной в тот же год. В ней за позицию Троцкого проголосовало всего 4120 человек из 1 200 000 членов и кандидатов партии и 730 862 принявших участие. Это был полный разгром троцкизма. Но Троцкий хотел взять реванш 7 ноября 1927 года. Особенно это проявилось в Москве и Ленинграде. В юбилейной демонстрации участвовала и оппозиция со своими лозунгами. Напомним их: 1)“Выполним завещание Ленина” 2)“Повернем огонь направо — против нэпмана, кулака и бюрократа” 3)“За подлинную рабочую демократию” 4)“Против оппортунизма, против раскола — за единство ленинской партии” 5)“За ленинский Центральный Комитет”. В ходе и после демонстраций стали происходить отдельные столкновения оппозиции с рабочими дружинами. Ряд рядовых оппозиционеров были избиты, плакаты вырывались у них из рук. Малоизвестно, что в этот день слушатель военной академии имени Фрунзе Охотников Я. О., участвуя в охране Мавзолея, напал на Сталина, ударив его. Все задержанные милицией были распущены по домам. Отпущен был и Охотников. 

Сталин так объяснил этот жест: «Из апелляции к “улице” ничего у оппозиции не получилось, так как она оказалась ничтожной группой. Но это не вина, а беда ее. А что, если бы у оппозиции оказалось немного больше сил? Не ясно ли, что апелляция к “улице” превратилась бы в прямой путч против Советской власти? Разве трудно понять, что эта попытка оппозиции, по сути дела, ничем не отличается от известной попытки левых эсеров в 1918 году? По правилу, за такие попытки активных деятелей оппозиции мы должны были бы переарестовать 7 ноября. Мы не сделали этого только потому, что пожалели их, проявили великодушие и хотели дать им возможность одуматься» Все эти события ускорили индустриализацию и коллективизацию, а также общую подготовку к «большой войне». 

А с 1936 по 1938 год вспомнили, кто, зачем и почему, затеял эту бучу и на какую разведку работал. Можно провести аналогию с современностью. Обвинения со стороны Британии, санкции, ответные действия со стороны России. Расширение НАТО. Всё та же «Военная тревога».


promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded