prajt (prajt) wrote in picturehistory,
prajt
prajt
picturehistory

Categories:

Советский царь

Долгие 15 лет дружбы связывали журналиста Комсомольской правды" и писателя Вадима Чернова с Вольфом Григорьевичем Мессингом. Перу Чернова принадлежат несколько статей и очерков о нем, вошедшие во второй том книги «День мой – век мой», в основу которых легли их многочисленные и долгие беседы.

Однажды в Ставрополе, родном городе Вадима Чернова, у здания горкома партии двум друзьям, молодому журналисту и пожилому эстрадному артисту, встретился Михаил Горбачев – тогда первый секретарь горкома. Чернов, хорошо знавший и уважавший Михаила Сергеевича, остановился поговорить с ним. Вольф Григорьевич деликатно отошел в сторону и присел на лавочку, чтобы не мешать разговору. Узнав от собеседника, что это сам Мессинг, Горбачев радушно пригласил и журналиста и телепата к себе в гости.






[Дальше...]


О приглашении Вадим сообщил маэстро, но тот почему-то не торопился его принимать.

– Ну посудите сами, Вольф Григорьевич, сам первый секретарь горкома, неудобно отказать такому человеку. Пойдемте!

Но никакой реакции не последовало: Мессинг, словно не слыша его, погрузился в какие-то свои раздумья. Недоумевающий журналист не стал больше уговаривать маэстро, и они, попрощавшись с Михаилом Сергеевичем, отправились в ресторан. За обедом Вадим, уже не надеясь на согласие, бросил только одну фразу:

– Да ведь это же сам хозяин города!

И тут Мессинг встрепенулся, глаза у него заблестели, и он нервно выкрикнул:

– А ты видел, что у него на голове?

Ничего такого особенного на голове у Горбачева Чернов, однако, не замечал, поэтому лишь недоуменно вздернул плечами.



Вольф Мессинг




И тогда, повторив вопрос, телепат заговорил как-то неразборчиво, вроде как даже путаясь в словах:

– Это сейчас он хозяин города, а потом будет... царем... Запомни мои слова – это царь, правитель... главный человек... У него ведь метка на голове...

Ее тогда было почти не видно. И как только знаменитый гость города, совсем, казалось бы, и не взглянувший на его хозяина, обнаружил эту метку? С тех пор Чернов был уверен, что у Михаила Сергеевича и впрямь большое будущее. А в гости к нему Вольф Григорьевич идти все же отказался...

Вадим Чернов: - «За свою жизнь я много общался с гипнотизерами, экстрасенсами, колдунами, телепатами и магами разного ранга. Но я твердо уверен, что самый непревзойденный из них, самый даровитый и самый отважный был Вольф Мессинг. Долгие годы он был одинокой и яркой звездой на сером небосклоне нашей «правильной» жизни, где отсутствовало чудо».

Вот как Вадим Чернов вспоминает первый визит в квартиру Мессинга.

По заданию «Комсомольской правды» он должен был пригласить кудесника в редакцию.

– Зачем я вам, «Комсомольской правде», понадобился? – с видимым неудовольствием спросил мэтр.

– А вот давайте встретимся, тогда и узнаете.

– Ну хорошо, приходите ко мне домой в 6 часов, только не опаздывайте, – в приглашении не было и тени радушия.








Однако молодой человек перепутал подъезды и пришел на 2 или 3 минуты позже, чем вызвал гнев хозяина:

– Ну почему, почему вы опоздали, я же просил придти вовремя, – простонал он, намереваясь захлопнуть перед носом гостя дверь.

После объяснений и долгих извинений он все же прошел в квартиру, но хозяин чуть ли не весь вечер упрекал его в непунктуальности, причем в не совсем «парламентских» выражениях. Надо ли говорить, что после такой взбучки Вадим никогда больше не опаздывал на встречи, хотя они и назначались в разных городах и в самых разных местах.

Гость несколько раз четко слышал даже отборную ругань, доносившуюся из кухни, куда уходил Мессинг. Вот тогда-то ему и пришла в голову мысль о том, что он попал в дом не к великому кудеснику, а к законченному психопату.

Но вечер прошел все же хорошо: хозяин успокоился, Аида Михайловна приготовила хороший ужин, сдобренный бутылочкой отборного муската. Внезапно Вольф Григорьевич прервал воспоминания о первых годах жизни в СССР:

– А зря вы так подумали обо мне в самом начале. Аида, принеси-ка моего любимца!

И хозяйка вынесла из кухни клетку с огромным разноцветным попугаем. Как только она сняла черное покрывало с клетки, послышался площадной мат: птица начала выкрикивать нецензурщину безостановочно, пока ее вновь не накрыли. На удивленные расспросы, как к нему попало такое создание, слегка размягченный вином хозяин похвастался:

– А что? Захотел, вот попугай и прилетел ко мне! Я же не кто-нибудь, а сам Вольф Мессинг!

Оказывается, его знакомый врач получил птицу в подарок от моряков дальнего плавания, и чуть ли не пол-Москвы приходило послушать «концерты» заморского дива. И наш герой, возмечтавший заполучить его, внушил, что дом попугая – не у врача, а у него, на Новопесчаной улице.









Вольф Григорьевич предрек смерть Гитлеру, предсказал войну, он так же назвал дату победы (восьмое мая) на одном из своих выступлений. Правда год назван не был. Но в первые дни войны он был вызван Сталиным в политбюро, где предрек победу советским войскам и назвал год и месяц.

Поразил Вадима и такой случай. Он приобрел немецкий мотоцикл «Симеон» и с удовольствием «обкатывал» редкое по тем временам транспортное средство, часто и с удовольствием превышая допустимую скорость. Мессинг, узнав об этом от матери молодого человека, возмутился:

– Ты что, не можешь ехать потише? Хоть бы мать пожалел, не дай бог, что с тобой случится – она не переживет! Ну ладно, я ей обещал, что буду оберегать тебя. Но уж и ты постарайся быть осторожнее. Хорошо?

Молодой человек, разумеется, пообещал, но данное слово выполнять и не собирался: по-прежнему выжимал из мотоцикла максимальную скорость, вплоть до 150 км в час. Он легко уходил даже от гаишников, пытающихся остановить лихача.

Однажды он, навестив старшего друга в гостинице, сел на мотоцикл и собрался ехать домой. Подняв голову, Вадим увидел в окне Вольфа Григорьевича, приветственно поднявшего руку. Дорога до дома была прямой и пустынной, поскольку стоял поздний вечер.

«Да чего мне бояться, заодно и проверю, как Мессинг оберегает меня», – и легкомысленный парень развил такую скорость, что переднее колесо поднималось в воздух. Но и этого ему показалось мало: он поднял ноги и положил их на руль! И вдруг мощные фары «Симеона» осветили идущую навстречу машину. Впереди был перекресток, и оба должны были прибыть туда одновременно.

Столкновение станет неизбежным, если в то же мгновение не затормозить. Однако сделать это было невозможным: ноги храбреца уютно и прочно расположились на руле. И тут в голове юноше раздался уверенный голос Мессинга: «Перегнись и увеличь скорость». Молодой человек сложил тело так, что подбородок коснулся коленей, а правая рука смогла дотянуться до ручки газа. Мотоцикл взревел и... проскочил перекресток на долю секунды раньше, чем другая машина. Весь потный от пережитого волнения, Вадим посмотрел на спидометр: стрелку зашкалило!




Вольф Мессинг






Несколько раз журналист посещал выступления мэтра и все пытался выяснить, как у него «это» получается. Большей частью следовал ответ, что он и сам этого не знает, и высказывалось сожаление, что науку такие «потусторонние» явления, как гипноз и телепатия, не интересуют. А точнее, отвергаются как «лженаучные».

Вадим Чернов:
-"Он предсказал мне мою будущую жизнь, остановился на поворотных годах. Скажу одно, во многом он не ошибся. Мне запало сильно одно его странное утверждение, что ему это не очень сложно делать, когда он совершенно не знает собеседника. Получалось, что человек был для Мессинга как бы прозрачным в первые часы знакомства, а потом, как жаловался ясновидец, «все для меня туманится, делается зыбким, и я путаю прошлое с настоящим, начинаю теряться».

Вадим Чернов был свидетелем многих чудес, творимых Мессингом. Вот, например, однажды, выступая в Ставрополе, Вольф Григорьевич получил мысленное задание: выйти из зала, пройти по коридору и зайти в дверь с надписью: «Буфет».

Там надо было попросить буфетчицу взвесить ему килограмм шоколадных конфет «Ласточка», причем – без денег. Для большей достоверности его сопровождали два зрителя. Весь зал напряженно ждал возвращения мэтра, и, наконец, он появился с кульком конфет и зажатой в руке сдачей. Там был ровно килограмм, а сдача потом была возвращена ничего не понимавшей буфетчице.

– Что это за деньги? Я ведь отпустила товарищу ровно столько «Ласточки», сколько он просил, а сдача ему положена с тех денег, которые он дал!

Но самое интересное даже не в том, что он смог загипнотизировать женщину, а в том, что, в отличие от обычного выступления, с ним не было индуктора и никто не держал его за руку!

* * *


Вадим Чернов(Владимир Сергеевич Чернов) (1934 -2011)

Родился в городе Армавире в семье с давними казачьими корнями.
В 1953 году окончил среднюю школу и поступил в Ставропольский государственный педагогический институт. По окончании его работал в краевой газете «Молодой ленинец».




В 1974 году за публицистические очерки о людях села был удостоен звания Лауреата краевой журналистской премии имени Германа Лопатина. В Союз писателей СССР был принят 1963 году.
Неоднократно бывал на Дальнем Востоке, работал на рыболовной флотилии.
В 1979 году окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте имени Горького. Работал в краевом бюро пропаганды художес​твенной литературы, ответственным секретарём и редактором альманаха «Ставрополье».
Был председателем краевого отделения Союза российских писателей с 1991 года, позже вернулся в Союз писателей России.

С 1962 года член Союза журналистов СССР. Член Союза журналистов России, член Союза писателей России.
Работал он и журналистом в газете «Комсомольская правда».

Автор более 20 книг, среди них «День, который начинается», «Стар​товая площадка», «За синие горы», «Прыжок через Енисей», «Свирепый марсианский бог», «Тигр в алой майке», «Оранжевый день», «Королевский краб», «Сто пятая жизнь Акбара», «Золотой клевер на зелёном поле».

Вадим Чернов лично знал и много лучше остальных Вольфа Мессинга, в своё время написал о нём воспоминания, вошедшие во второй том книги «День мой – век мой».
Когда он спросил друзей, что пишут в Интернете о Вольфе Мессинге и ему принесли распечатки из интернета о Вольфе Мессинге, Чернов, прочитав их, сказал:"Белиберда".

В сентябре 2013г на доме, где он жил, – по улице Шпаковская, 3 в Ставрополе, установили табличку с именем и датой жизни классика ставропольской литературы.

Tags: знаменитости, легенда
Subscribe

promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments