prajt (prajt) wrote in picturehistory,
prajt
prajt
picturehistory

Category:

«Любимец должен повсюду сопровождать государыню».

продолжение. начало https://prajt.livejournal.com/293188.html
Должности и отличия любовников Екатерины

Как скоро Государыня избирала нового любовника, тотчас возвышался он в камергеры или флигель-адъютанты, дабы без всякого предосуждения мог быть везде с нею. С того времени переходил он во дворец жить в первом этаже в отдельных комнатах, над которыми были спальня и кабинет Государыни с маленькою потаенною лестницею, сообщающею верх с низом.


Алексей Григорьевич Разумовский



В первый день на новоселье получал он 100 т<ысяч> рублей, и 1-е число каждого месяца клалось на уборной его стол по 12т<ысяч> рублей. Ему давался стол ежедневно на 24 персоны и его снабжали всеми домашними потребностями. Любимец должен сопровождать повсюду Государыню. Он не мог без доклада отлучиться из дворца; ему воспрещалось разговаривать с женщинами; и если он приглашался кем-нибудь женатым на обед, то хозяйка должна была выезжать из дому.

Когда Государыня намеревалась возвысить кого на степень своего любовника, тогда приказывала наперснице своей Марьи Савичне Перекусихиной [20] позвать его к себе обедать, куда приходила Государыня как бы нечаянно. Там разговаривала она с гостем и старалась изведать: достоин <ли> был он того высокого предпочтения, которое ему предназначалось. Когда обращал он на себя внимание Государыни, тогда давала она глазами знать Марьи Савичне, которая по уходе Ея сообщала о сем тому, кто понравился. Рано на другой день являлся к нему придворный доктор, который свидетельствовал состояние здоровья его. В тот же вечер, с новым званием камергера или флигель-адъютанта, сопровождал он Государыню в Эрмитаж и переходил в приготовленные для него комнаты. Порядок сей завелся с Потемкина и продолжался неизменно.

Когда любовник выходил из моды, тогда получал повеление путешествовать с обеспечением всех издержек и с твердою уверенностию найти в том месте, где расположится жить, награждение, достойное горделивой Екатерины.

<...> но была матерью [21]. Генерал-фельдмаршал граф Алексей Григорьевич Разумовский [22], пользуясь многими Ея слабостями и набожностию, преклонил Ея обвенчаться с ним тайно. Два брата графы Таракановы и сестра их были плод сего скрытного брака [23]. Между тем Разумовский не один был любовником Елисаветы; она любила частую перемену. Но хитрый любимец подставлял ей таких, которые не могли поколебать его силы.

Любострастная Елисавета пристрастилась к пирам и вину. Обеды, балы, маскарады и всякие ребяческие увеселения отвлекали Ея от важнейших занятий.

За исключением Разумовского, никто так много не властвовал над умом Елисаветы, как великий канцлер граф Алек<сей> Петр<ович> Бестужев-Рюмин; человек дерзкий и пронырливейший в государстве. Он управлял Императрицею, Ея любовником и министрами; и один решал дела внешние и внутренние целой Империи.

Граф Ив<ан> Ив<анови>ч Шувалов был также в числе любимцев Елисаветы; но он искал только богатства; а пронырливость предоставил двоюродному брату своему Петру Ив<анович>у Шувалову.

Елисавета, вознамерясь лишить потомство Анны Иоанновны упования на престол Российский, назначила по себе наследником Карла-Петра Ульриха (своего племянника), сына Голстейн-Готторпского герцога и Анны, дочери Петра I, и, призвав сего принца в П<етер>бург <в> 1742 <г.>, заставила отречься от лютеранства и признать закон греческий с именем Петра Федоровича. В 1744 году предположено было женить его на Софи Августе, принцессе Ангальт-Цербской, родившейся 25 апреля 1729. Она была моложе жениха своего около года, а в греческой вере наименована Екатериною Алексеевною.

Петр влюбился в Екатерину, одаренную всеми приятностиями молодости в С<анкт>-П<етер>бурге, куда она привезена была матерью своею княгинею Ангальт-Цербскою, с умыслом соединить Ея с наследником престола. В то время Петр сам еще был очень хорош лицом и прекрасной фигуры; к нему привязанность вскоре стала взаимною; но когда день брака их был уже назначен, Петр вдруг заболел лихорадкою, к которой присоединилась опаснейшая оспа. Выздоровев — он остался изуродованным и едва не отвратительным.

При первом свидании Екатерина, преодолев себя, целовала Его со всеми знаками радости; но, возвратясь к себе, упала с рыданиями в постель и целые три часа лежала без чувств. Однако ж честолюбивые виды Ее более действовали на соединение с Петром, чем воля Императрицы и матери Ея. Брак совершился, но не одно изменение Петра в чертах охладило к нему молодую его супругу; он имел еще несовершенство, от которого, впрочем, последний раввин в П<етербурге> или самый плохой лекарь освободил бы Его. От стыдливости он не решался никому о том сказать. Все напряжения Его любви, все повторяемые усилия, ничто не могло споспешествовать к совершению брачного дела.

Екатерина присоединяла к своей красоте и уму обширные сведения и легкость объясняться красноречиво на многих языках. Петр также имел ум, но был худо образован, у него было доброе сердце, не доставало обходительности. Он краснел от превосходства жены — жена от того, что находила Его Себя не достойным — между ими возродилась ненависть.

По странному предубеждению Елисавета боялась, чтобы Петр не был слишком сведущ в науках. — Она отдалила от него умного и ученого Бримнера [24], а на место его определила Чоглокова, человека ограниченного.

Еще при самом прибытии Петра придворные смотрели на него глазами завистливыми. В числе тех, которые наиболее старались навредить ему, был канцлер Бестужев-Рюмин (Бестужев знал, что Петр на него зол за шутку, сыгранную с отцом его касательно наследственных имений в Голстинии). Сей начертал в уме своем план отторгнуть Его от престола. Ему хотелось, по крайней мере, удалить Петра к военным действиям, а Екатерину поставить главою над гражданскими делами. Составлен заговор; придворные и женщины составляли оный. Бестужев раздавал каждому наставления свои на билетиках, свернутых и положенных в другое дно табакерки, из коей он потчевал табаком. Главная обязанность их была: как можно более чернить Петра в глазах Императрицы. Слабая Елисавета слушала с удовольствием все вероломные внушения. Робкая и подозрительная, она скоро возымела омерзение к Петру.


Граф Кирилл Григорьевич Разумовский



В числе единомышленников Бестужева был граф Кирилл Григорьевич Разумовский, человек хотя низкого и грубого происхождения и без всякого образования, но хитрый и проницательный. Он легко вкрался в милость Петра, который называл его братом и другом и требовал, чтобы Разумовский называл его так же. Он изменил Ему бесстыдно и подло. Злоба Разумовского на Петра усугубилась от насмешек последнего, припомнившего ему его происхождение и занятия. Петр имел другого любимца, который никогда не изменял Ему: это был его генерал-адъютант Андрей Васильевич Гудович, которого Петр ласкал сделать гетманом в Малороссии и говорил о том даже в присутствии Разумовского. Еще гораздо прежде, нежели Петр привыкнул к пьянству, хотели уверить Елисавету, что Великий Князь предается оному. Праздная жизнь, скука и наставления его окружавших были виною сего порока.

Когда Императрица поверила клевете, то не только удержала обыкновенный подарок свой, в день его рождения 50 т<ысяч> рублей, но убавила столовый расход Его до такой степени, что он и гости его выходили часто из-за стола голодные. Тогда начал Петр роптать; жалобы Его передавались с увеличением Императрице. Весною Петр оставлял П<етер>бург, где по образу жизни похож был больше на государственного преступника, нежели на Наследника престола, и жил в подаренном ему Ораниенбауме, принадлежавшем прежде знаменитому Меншикову [25]; там забавлялся он нарядом своих солдат в немецкий мундир и обучением их прусской экзерциции.

Почитатель Фридриха короля Прусского, он любил переиначивать русское на прусское. По совету окружавших его он привык по-прусски курить табак, пить вино и играть в карты.

Екатерина вела себя в то время во всем отлично от Петра; она привлекла к себе самых сильнейших при дворе особ и пользовалась уважением Императрицы.

Между молодыми людьми, окружавшими Петра, которые подобно ему предавались излишнему употреблению вина, игре и потехам военным, находился Салтыков [26], камергер Великого Князя, отличавшийся вкусом в изящных науках, красотою лица и благородною осанкою; он был воздержан, знал довольно хорошо французскую словесность. Едва выступив из юношеских лет, он успел приобрести благосклонность многих придворных красавиц.


Салтыков Сергей Васильевич



Сей Салтыков был первым любовником Екатерины. Много стоило ему труда и страха изъясниться с нею, но он преодолел все. На одном из праздников, даваемых Елисаветою в П<етер>бурге, он достиг до самой вершины щастия: Екатерина притворилась больною. Петр столько был ослеплен своим камергером, что просил его разделить уединение жены своей. Это было точно то, что желали оба любовника, и они тем воспользовались... Но едва Великая Княгиня лишилась всего драгоценнейшего, как страх овладел Ею. Она сообщила свое печальное предчувствие Салтыкову. Камергер, успокаивая Ее, советовал как можно стараться проводить ночь с мужем и взял на себя ускорить успех сего предприятия.

Салтыков нашел случай разсказать Елисавете о препятствии, отдаляющем Петра от жены, и получил Ея одобрение к истреблению оного. На другой день Салтыков предложил Великому Князю повиноваться Учреждению Еврейского Законодателя, но ничто не могло преклонить принца к согласию на то; однако ж Салтыков не отчаивался. В одно время, когда Петр, за ужином упившись порядочно, был умоляем своими согласиться на предложение Салтыкова, ввели знаменитого Бургава [27] с искусным врачом, и операция закончена скоро и щастливо. Елисавета подарила Салтыкову богатой бриллиантовой перстень.

Связь Салтыкова с Екатериною закончена придворными. Императрица узнала об оной, изрекла Салтыкову ссылку в Сибирь и сверх того приказала: когда Петр будет способен наслаждаться правами супруга, то чтобы Екатерина представила Ей, по обычаю русских, свидетельство непорочности своей, которую должна была сохранить до того времени.

Петр, убежденный Салтыковым в его невинности, оправдал его пред Елисаветою. Екатерина также изъяснилась с Елисаветою, говоря между прочим: сколь может быть обманчиво и не определительно то свидетельство, которое требуют в ее целомудрии.

Когда боль миновалась, супруг Екатерины осмелился насладиться своими правами, он провел с нею ночь, щитая себя за щастливейшаго в мире, и на другой день по настоянию Салтыкова отправил к Елисавете запечатанную шкатулку с доказательствами мнимой невинности его супруги.

Щастливый Салтыков, продолжая наслаждаться любовию Екатерины, был наконец разлучен с нею хитростию и происками канцлера Бестужева: он отправлен чрезвычайным посланником к шведскому двору с извещением о рождении Павла Петровича; потом велено ему ехать в Гамбург и остаться там в качестве полномочного министра.


Понятовский Станислав Август



Место Салтыкова в сердце Екатерины заступил потом граф Понятовский [28], бывший после королем Польским, приехавший в Россию с английским посланником Виллиамсом и бывший у него секретарем. Вскоре связь сия была узнана Елисаветою, и Понятовский получил повеление оставить Россию; но потом возвратился к П<етер>бургскому Двору, в качестве чрезвычайного посланника от короля Польского и республики, и провождал время с Екатериною по целым дням и ночам, войдя прежде в милость Петра. Сие возвращение его последовало по ходатайству Екатерины у Бестужева, который писал о том к польскому министру графу Бралью. Все придворные называли вслух молодого поляка отцом дитяти, которым Екатерина была тогда беременна. Сие дитя была Великая Княгиня Анна, тотчас по рождении умершая <в> 1758 году.

Елисавета неприметным образом перескочила от умеренных наслаждений к чревонеистовству. Она переходила по очереди от ханжества к распутству и обратно. Часто упивалась она до потеряния рассудка, и в то время чрезвычайно сладострастная и раздражительная, не терпела, когда Ее раздевали долго. Разрезав шнуровку и платье ножницами, женщины Ее переносили на постель, где она возвращала иногда чувства свои в объятиях нового Атлета.

Петр, долго не знавший о связи Екатерины с Понятовским, поражен был изумлением, когда ему открыли оную враги Бестужева. Он горько плакал и просил Императрицу отмстить за нанесенное ему поругание, прибавя, что Бестужев не только помогал Екатерине в распутстве, но и делал противное воле Елисаветы, возвратив, во время болезни Ея, войска, посланные в помощь Австрии против Пруссии. Бестужева сослали в Сибирь. На место его сделан канцлером граф Воронцов [29]. Екатерина впала в немилость у Императрицы, но, несмотря ни на что, продолжала свои свидания с Понятовским.

Незадолго пред сим Петр пристрастился к одной из дочерей сенатора Воронцова, брата канцлера, Елисавете Романовне, которая не имела ни красоты, ни приятности, ни ума.

Воронцов, подлый и честолюбивый, сам предоставил дочь свою Великому Князю.

Примирение Императрицы с Екатериною последовало, когда Екатерина тщетно искала оного, решилась просить позволения возвратиться в Германию. В важном переговоре их Екатерина обещала не видеть более Понятовского.

Думают, что Елисавета, ненавидя Петра по клеветам врагов Его, предполагала вручить скипетр Павлу, которого хвалила пред гвардейскими солдатами в театре, показывая им Его. Но смерть скоро сразила Ее. Пред кончиною она пила смертную чашу: ящик с напитками стоял в Ея спальне.

В сие время произошли две партии: первая образовалась из оставшихся приверженцев Бестужева под начальством Ивана Ив<анови>ча Шувалова; оная поддерживала сторону Великой Княгини. Вторая, защищая права Великого Князя, была предводима сенатором Воронцовым. По усильному подстреканию сей партии Петр решительно предположил, когда скончается Императрица, собрать войско, провозгласить себя Императором, прогнать за границу Великую Княгиню, объявить Павла незаконнорожденным и торжественно венчаться с Воронцовою.

Граф <Н. И.> Панин (произшедший от незнатной фамилии) был камер-юнкером. Екатерина заметила его и сочла за способного к тайным своим удовольствиям, но надежда Ее обманула. У Панина, кроме фигуры, ничего значительного не было. Сей Панин, определенный дядькою к Павлу Петровичу, пристал к партии Екатерины. Он решился соединить обе партии для возведения Великого Князя на престоле, но с тем, чтобы провозглашен он был не от войска, а от сената, который в то же время и ограничит Его власть и утвердит сан Великой Княгини и Ея сына.

Во время болезни Императрицы Панин говорил Петру следующее: «От первого шага при восшествии Вашем на престол, Государь, зависит благоденствие Вашего царствования и той Славы, которую на себя обратите. Два средства облещись Вам верховным могуществом: первое провозгласить себя Императором от войска, второе принять корону из рук Сената. Первый скорее, второй прочнее. Целая Европа и большая часть Азии смотрят на Вас глазами пристальными. Подумайте, Государь, о той Славе, которую Вы приобретете, когда бесчисленные народы, подведомственные Вашему скипетру, и самые народы, чуждые увидеть во всем блеске Ваше великодушие и решимость утвердиться на престоле не чрез подкупность солдат, которым обязаны Ваши предместники, но чрез свободное избрание представителями государства и пр.».

Петр колебался и готов уже был согласиться, но вышедший к нему Гудович советовал Ему положиться на решение старого князя Трубецкого [30], который сказал Петру: что средство, ему предлагаемое, опасней того, коим Его стращают, и противно обычаям Империи; что Сенат никогда не имел влияния на избрание Царей; что если бы престол Его поколебался, то будет ли Сенат иметь силу укрепить его? и проч.

Совет Трубецкого получил одобрение Екатерины, у которой Петр спрашивал мнения и которая между тем занималась сочинением провозгласительного Акта о признавании супруга Ея Императором и образцом присяги для войска.

Елисавета скончалась 5 Генваря 1762 году. Она царствовала 20 лет слабо и достойна была более прозябать в монастырской жизни, нежели сидеть на престоле.


Петр III



Петр III по восшествии на престол явил себя кротким, справедливым, просвещенным. Никому не мстил и обратился с ласками и доверенностию к супруге своей. Он возвратил из Сибири до 17-ти гражданских узников, сосланных Елисаветою, — в числе их были: Бирон [31], Миних [32] и Лесток [33]. Он издал два манифеста, о свободе дворян избирать род службы и ездить за границу и об уничтожении Тайной канцелярии. Все действия, исполненные скромности и величия, в первые дни Его царствования были следствием руководства и наставлений Гудовича. Петр внимал упрекам его со стыдом и с изумлением. Он спросил Гудовича: что остается Ему делать для удовлетворения Империи за потерянные в разгулье дни?

Гудович представил Ему вышеупомянутые два манифеста, исправленные канцлером Воронцовым, которые и были утверждены. Несогласия между Петром и Екатериною снова возникли. Его дурной образ жизни, приверженность к немцам, слепое уважение к Фридриху, который, по просьбе Его, пожаловал Его генерал-майором своих войск, пренебрежение русских, отвратили от Него сердца Народа. Хотя не скрывал намерения своего развестись с Екатериною, признать Павла незаконнорожденным и жениться на Воронцовой, которая принуждала Его к тому бранью и рукою; но, уверенный в своей неплодотворности, он решился усыновить принца Иоанна [34], свергнутого Елисаветою, и посещал его в Шлиссельбургской крепости, где велел построить новое здание, предполагая оное для Екатерины.

Екатерина, казалось, сохраняла всю свою привязанность к Понятовскому и по отъезде его, не видели, чтоб кто обладал Ею; но она имела кратковременные связи, доставляемые Ей Катериною Ивановною Вреббе так, что те, кои были Ей представлены, не ведали, с кем имеют дело. Таким образом, Григорий Орлов не знал некоторое время своего щастия. Но Императрица, удостоверясь в отважности и скромности его, открыла ему свои властолюбивые виды. Орлов составил с нею заговор, присоединя к тому своих братьев, Бибикова [35], Пассека [36] и несколько других офицеров.




Третья партия, сверх двух вышеупомянутых, составилась под начальством 19-летней княгини Дашковой, родной сестры Елисаветы Воронцовой, любовницы Императора. Деятельным членом ее был пиемонтец Одарт [37]. Цель всех партий была свержение Императора. Но иные желали возвести на престол Павла, другие Екатерину. К первым принадлежал граф Панин, упорный и опасный; к другим княгиня Дашкова, Орлов и другие. Чтобы склонить на свою сторону Панина, Дашкова пожертвовала ему своими ласками, отказав прежде ему в оных, и успела в своем желании.

Соединившиеся заговорщики ни о чем более не помышляли как о скорейшем исполнении своего замысла. Орловы, Бибиков и Пассек успели обольстить три роты Измайловского полка, но их было недостаточно; для подкупа других солдат гвардии нужны были деньги. Екатерина не имела их. Французский посланник Бретель отказал Ей в займе 60 т<ысяч> рублей. Между тем Екатерина боялась, чтобы заговор не открылся и чтобы не заключили Ее навек в тюрьму; к тому же она терзалась припадками беременности и близостию разрешения. Как ни старалась она скрыть свое положение, но Петр, уверенный о времени, когда должно последовать разрешение, хотел уловить Ее. Вошел к ней и был обманут: Екатерина сидела уже в креслах, на которых за два часа пред тем родила сына (графа Алексея Григорьевича Бобринского).





Примечание

20 Перекусихина Мария Саввишна (1739-1824), камер-юнг-фрау Екатерины II. По отзывам современников, все фавориты находились «в нравственной зависимости» у этой «пробилер-дамы». Впрочем, зависимость эта была не только нравственной: после смерти Перекусихиной ее сестра получила в наследство одних колец и бриллиантов на пятьсот тысяч рублей.
21 Отсутствует лист рукописи, в котором речь идет об императрице Елизавете Петровне.
22 Разумовский Алексей Григорьевич (1709-1771), сын украинского казака, фаворит Елизаветы Петровны. В 1742 г. тайно обвенчался с ней. С 1762 г. в отставке.
23 Судьба принцессы Елизаветы Алексеевны Таракановой загадочна и не до конца выяснена. По одной версии, это незаконная дочь Елизаветы Петровны и А. Г. Разумовского, по другой — самозванка и авантюристка, желавшая занять российский престол. Пользовалась поддержкой польских магнатов и западных держав. Похищена А. Г. Орловым в Ливорно и умерла в заточении в Петербурге. Сведений о ее братьях не имеется.
24 Бриммер, правильно — Брюммер О. Ф., граф, гофмаршал герцога Голштинского, воспитатель будущего Петра III.
25 Меншиков Александр Данилович (1673-1729), ближайший соратник Петра I. В 1727 г. обвинен в государственный измене и хищении казны и сослан с семьей в Березов.
26 Салтыков Сергей Васильевич (1726-?), камергер великого князя Петра Федоровича (затем Петра III) с 1752 г. С 1754 г. посланник в Швеции, Гамбурге, Париже и Дрездене. Один из первых любовников Екатерины, которая в «Записках» указывала на него как на отца Павла. Отличался легкомыслием и беспечностью. В 1764 г. был отозван из Парижа за многочисленные долги.
27 Бургаве-Каау Герман (1705-1753), выходец из Голландии, доктор медицины, с 1748 г. первый лейб-медик Елизаветы Петровны.
28 Понятовский Станислав Август (1732-1798), польский магнат, граф, фаворит Екатерины II. Прибыл в Россию в 1755 г. в качестве секретаря английского посла Вильямса. В 1757-1762 гг. польско-саксонский посол в России. В 1764 г. при поддержке Екатерины II занял польский престол под именем короля Станислава Августа. В 1795 г. отрекся от престола и последние годы жизни провел в Петербурге.
29 Воронцов Михаил Илларионович (1714-1767), дипломат и государственный деятель. С 1741 г. граф и вице-канцлер, в 1758-1762 гг. канцлер. С 1763 г. в отставке.
30 Трубецкой Никита Юрьевич (1699-1767), князь, генерал-фельдмаршал (1756), в 1740-1760 гг. генерал-прокурор сената. В 1760 г. назначен президентом Военной коллегии. С 1763 г. в отставке.
31 Бирон Эрнст Иоганн (1690-1772), фаворит и временщик императрицы Анны Иоанновны, герцог Курляндский (1737), регент при Иоанне VI в 1740 г. После воцарения Елизаветы Петровны отправлен в ссылку, откуда возвращен Петром III.
32 Миних Бурхардт Кристоф (1683-1767), генерал-фельдмаршал, президент Военной коллегии при Анне Иоанновне. Сослан при Елизавете Петровне в Пелым, откуда возвращен Петром III, после чего назначен командовать балтийскими портами и каналами.
33 Лесток Иоганн Герман (1692-1767), лейб-хирург Екатерины I, активный участник переворота 1741 г. Сослан за шпионаж в пользу Франции. Возвращен Петром III с восстановлением в чинах и правах на конфискованное имущество.
34 Император Иван VI Антонович (1740-1764). После переворота 25 ноября 1741 г. содержался в Шлиссельбурге. Убит при попытке поручика В. Я. Мировича освободить его.
35 Бибиков Александр Ильич (1729-1774), генерал-аншеф, один из руководителей заговора 1762 г.
36 Пассек Петр Богданович (1736-1804), офицер Преображенского полка, участник заговора против Петра III, арестован за день до переворота.

Текст воспроизведен по изданию: «Любимец должен повсюду сопровождать государыню» Неизвестная рукопись из семейного архива князей Оболенских-Нелединских-Мелецких // Источник. Документы русской истории, № 6 (54). 2001

Источник: http://ekaterina-ii.niv.ru/ekaterina-ii/biografiya/favority-ekateriny.htm

Окончание следует




Tags: дворяне, личность, цари и императоры
Subscribe

promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments