kellylynch (kellylynch) wrote in picturehistory,
kellylynch
kellylynch
picturehistory

Category:

“…он должен дрожать при одном слове "больница"!!! …” – метод советской психиатрии для психопатов

Метод, конечно, неофициальный. ОФИЦИАЛЬНО выпускались такие вот монографии как классическая книга А. Личко “Психопатии и акцентуации характера у подростков”:



Хорошая была книга; в ней с тщательностью "фаната-коллекционера жуков и бабочек" очень подробно разбирались все возможные типы “психопатий” (современная терминология – “расстройство личности”) и прочих нехороших вещей, например:

“Глава III. Формы проявления нарушений поведения. Делинквентное поведение.
Побеги из дому и бродяжничество
Ранняя алкоголизация как форма токсикоманического поведения
Девиации сексуального поведения
Суицидальное поведение...“

Вот только что-то в этой книге почти не видно советов – КАК, собственно, “психопатов” ЛЕЧИТЬ? Ответ – “почти никак”; этого не умеет психиатрия ни в Швеции, ни в Эфиопии. Можно – в лучшем случае – несколько “скорректировать” поведение психопата в сторону “смягчения” его болезненных черт. Для этого требуются колоссальные усилия психотерапевтов, психологов, соц. работников, священников и т.д.
Советская же психиатрия с её “биологическим подходом” (верой во всемогущество таблетки и укола) применяла такие “домашние рецепты” против психопатов:

https://borkhers.livejournal.com/1229513.html

записки психиатра

Сульфозин - взвесь серы в персиковом масле. Вводился инъекционно. Вызывал резкие болевые ощущения и подъем температуры на несколько часов, иногда - на сутки. Все зависело от дозы. В те времена этот препарат был официальным лекарством и неофициальным телесным наказанием. Проблема состояла также и в том, что препарат могла сделать медсестра по собственной инициативе, а то и по просьбе санитарки "наказать" пациента, который отказывался выполнить грязную работу по отделению. Об этом все знали - и никто не говорил. С помощью cульфозина можно было на несколько дней приковать пациента к койке. Называлось это "сделать серу в четыре точки".
Точки - два укола в ягодицы и два - под лопатки. После этого пациент от боли не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.
В отделение, где я работал тогда, был направлен пациент. Это был сынок крупного военного. Вел себя сынок, прямо скажем, очень плохо. Справиться с ним в домашних условиях было невозможно. Нет, это не был психоз. Это была формирующаяся психопатия (теперь говорят - личностное расстройство). Я поговорил с пациентом, назначил ему лечение. Потом поговорил еще раз и еще, пытался вникнуть в его семейную ситуацию. В общем, установил с ним контакт.

И тут меня вызывает главный. И велит назначить парню сульфозин в лошадиных дозах. Ему звонил папа пациента, а папе отказать было невозможно. Его надо сковать - говорил главный о моем пациенте - он должен дрожать при одном слове "больница"! Это подонок!
И тут-то я и сказал главному, что никакого сульфозина мой больной не получит. Главный постарался надавить на меня, даже прикрикнул. Результата нет....

Развязка наступила на т.н. общеврачебной пятиминутке (часа два убитого времени!). - До чего дошло! - неожиданно возгласил главный, - психиатр отказывается сделать серу психопату! Публика пришла в волнение. Раздался возмущенный гул - как так можно! Из общего гула возник визгливый голос доктора К., весьма малоприятной дамы: - Кто этот идиот? Пусть он положит диплом!

Я встал и сказал: "Этот идиот - я. Диплом положу только, если так решит квалификационная комиссия. Я не понимаю, почему вам всем так нужны телесные наказания в больнице. Подумайте об этом". И сел на свое место.

Воцарилось молчание. У меня уже была защищена диссертация и вышла первая монография. Мой авторитет в больнице был достаточно высок.

*
И тут главный - сдался ! - Это действительно безобразие! - закричал он, - каждая санитарка назначает серу! Куда вы смотрите, доктора! Угрожаете больному сделать серу в язык! В член! Чуть вам что не понравится - серу! Мы с эти разберемся!

*
Ничего не разобрались. Вплоть до официального запрещения сульфозинотерапии, его кололи пациентам - почем зря. Но в отделении, где работал я, это зло было искоренено. Несмотря на протесты коллег. Смешно, но среди пациентов наркоманов пошел слух, что я сам - наркоман, а потому и защищаю их от сульфозина и, вообще, разговариваю с ними по-людски.
*
Из того пациента, о котором мы говорили с главным, ничего хорошего не вышло. Одно время он попытался заняться антикварным бизнесом, который начал с того, что продал ордена и медали уже умершего к тому времени отца. Сменил нескольких жен. Изводил престарелую мать. И лишь одна страсть - водка - владела им. Уже много лет я о нем ничего не слышу.
Tags: книга, медицина, ссср
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments