petrus_paulus wrote in picturehistory

Category:

Бабье царство vs масонское братство

"Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе" - Е.Е. Лансере
"Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе" - Е.Е. Лансере

После неожиданной и загадочной кончины Петра Великого в России начинается период, окрещённый польским историком Валишевским «Царством женщин». Действительно, начиная с 1725 года и заканчивая годом 1796, то есть почти весь XVIII век, на российском престоле восседают дамы лишь с короткими перерывами на правление мужчин. Такой расклад был безусловно на руку Европе, так отчаянно старавшейся затормозить развитие России. На троне оказывается супруга покойного императора Екатерина I, совершенно случайная, казалось бы, личность в нашей истории, просто оказавшаяся в нужном месте в нужное время. О её происхождении до сих пор никто ничего вразумительного сказать не может – никаких документов не сохранилось, что наводит на мысль о её неслучайности в появлении в жизни Петра. И эта мысль подтверждается происходившими следом событиями.

При Екатерине Россия почти не ведёт никакой активности, что даёт возможность Европе готовить реванш. Императрица не правит, а лишь развлекается и разбазаривает казну, правят Меншиков, Апраксин, Толстой, Ягужинский, Головкин и Остерман – все те, кто выдвинулся при Петре и боялся пустить к власти старую аристократию – Долгоруких и Голицыных. Грызня внутри знати затормаживала Россию. Ничего не изменилось и через пару лет, когда Екатерина скончалась от чрезмерных удовольствий, а на троне оказался юный внук Петра Великого император Пётр Алексеевич. Грызня продолжилась, Меншиков и Долгорукий пытались женить нового государя каждый на своей дочке, в итоге Меншиков проиграл и был сослан со всей семьёй в Сибирь, где и сгинул. Петра обручили с княжной Долгорукой, но и он вскорости скончался от оспы, так и не успев обвенчаться. За эти годы армия и флот пришли в упадок, империя трещала по швам. Её необходимо было добить, для чего после смерти юного Петра II на российский трон невероятным образом возносится Анна Иоанновна, дочь давно забытого брата и некогда соправителя Петра Великого царя Иоанна Алексеевича.

Анна Иоанновна разрывает Кондиции
Анна Иоанновна разрывает Кондиции

Анна была идеальным кандидатом для всех – и для европейцев, и для старой русской знати, и для новой. Вдова курляндского герцога, давно уже не жившая в России и почти позабывшая русский язык, была окружена исключительно немцами, поэтому европейцам влиять на её действия было проще простого. Старая и новая русская знать, желавшие управлять государством вместо монарха, надеялись умело ограничить новую императрицу в правах и сделать её своего рода «свадебным генералом». В итоге они объединились и, пренебрегнув завещанием Екатерины I, по которому в случае смерти Петра императором должен был стать сын цесаревны Анны Петровны будущий Пётр III, выбрали в императрицы курляндскую вдову. Как им казалось, она ничего из себя не представляла и была идеальна для манипулирования. В русской истории это была первая попытка ограничить власть монарха – Анне были вручены так называемые «Кондиции», то есть условия, на которых она, сохраняя титул самодержицы, никаких государственных решений без утверждения Верховного Совета, который состоял из князей Голицыных, Долгоруких, Головкина и ещё некоторых представителей новой знати, принимать не могла. Это вызвало протест другой части старого дворянства – в первую очередь князей Трубецких и Черкасских, при поддержке которых Анна после вступления на трон «Кондиции» порвала.

Так началось десятилетие унижения России сродни тому, что наша страна испытала в 90-х годах XX века. Совершенно провальная дипломатия и военная политика на южном направлении – безуспешная попытка завоевать Крым, потеря почти всех владений на Кавказе, бессмысленные войны с Турцией. Все главные государственные посты отныне занимали иностранцы, преимущественно немцы, что неминуемо влекло за собой намеренное снижение темпов развития государства. Грызня за оставшуюся власть среди русской знати продолжилась, что только усугубило кризис. Страна постепенно превращалась в вассальную пешку Европы. Лишь два светлых момента случились в царствование Анны Иоанновны, на которые она пошла вопреки влиянию извне – увеличились темпы роста флота, замедлившиеся ещё при Петре Великом и совсем остановившиеся при его наследниках, и решён вопрос с польским троном, когда на него не был допущен французский кандидат, тесть Людовика XV Станислав Лещинский, а возведён Август III, сын покойного короля Августа Сильного. Россия не позволила полностью окружить себя враждебно настроенными государствами.

Эрнст Иоганн Бирон — гравюра с автографом
Эрнст Иоганн Бирон — гравюра с автографом

Скончалась Анна Иоанновна неожиданно в возрасте 48 лет от подагры (вполне аристократично) и мочекаменной болезни (вполне популярно для тех лет). Согласно её завещания императором сделался её внучатый племянник Иоанн Антонович, сын Брауншвейгского герцога, а регентом при нём, поскольку Иоанну было два месяца отроду, фаворит покойной герцог Бирон. Немецкая экспансия, таким образом, продолжилась.

Как известно, в первой половине XVIII века масонские ложи получили в Европе своё массовое распространение и стали усиленно проникать во все ветви власти европейских стран, активно подчиняя их своим интересам. Масонство попало в Россию как раз в период царствования Анны Иоанновны, период наибольшей политической слабости и уязвимости и во многом зависимости от Европы. Первым Великим Мастером для России был назначен англичанин Джон Филипс почти сразу после восшествия на престол императрицы. А после её смерти его сменили на шотландца Джеймса Кита, состоявшего на русской военной службе и называвшегося в России Яков Кейт. Однако в те годы членами русских лож становились лишь иностранцы, служившие в России, подобные самому Киту. Русских по происхождению членов было крайне мало. Массовое распространение масонства среди русских произошло намного позже, уже в последней четверти XVIII века, как раз в ту пору, когда американские сепаратисты воевали за свою независимость, а во Франции зрело кровопролитие.

Масонский ритуал
Масонский ритуал

Как мы помним, российский трон Анна завещала своему внучатому племяннику Иоанну Антоновичу, которому была пара месяцев отроду и который был отпрыском Брауншвейгского герцога и дочери родной сестры Анны, то есть приходился покойному царю Иоанну Алексеевичу правнуком, а царю Алексею Михайловичу и вовсе праправнуком. Регентом при нём Анна назначила своего фаворита Иоганна Эрнста Бирона, которому был выдан титул герцога Курляндского. Человек он был абсолютно ничтожный, я бы сказал просто глупый, и никакого воздействия на политику ни при жизни Анны, ни после её смерти так и не оказал. Его время, которое принято у нас называть «бироновщиной», совершенно не заслуживает такого названия по причине ничтожности владельца имени. При жизни Анны политику в России определяли совершенно другие немцы, такие, как, например, фельдмаршал Миних или вице-канцлер Остерман, поэтому время это правильнее было бы называть «миниховщиной» или «остермановщиной». Собственно, они-то и принялись бороться за власть после смерти императрицы. Уже через месяц Бирона отстранили от власти и сослали сначала в Сибирь, а потом навечно в Курляндию, править стал Миних, хотя формально регентшей была назначена ветреная Анна Леопольдовна, мать императора-младенца. Однако и его правление продлилось всего несколько месяцев – опытный интриган Остерман заставил Миниха уйти в отставку и взял власть в свои руки. Но и это не спасло деградирующий режим от падения – слишком уж устала успокоившаяся от грызни русская аристократия терпеть засилье немцев во власти.

Граф Андрей Иванович (Генрих Иоганн Фридрих) Остерман
Граф Андрей Иванович (Генрих Иоганн Фридрих) Остерман

К тому моменту русские дворяне были фактически отстранены от всех руководящих постов в государстве, что даёт повод говорить о начале внешнего управления Россией из Европы. Как следствие – заговор, который возглавил единственный возможный кандидат на престол, последний из прямых потомков Петра Великого, его дочь Елизавета. При поддержке гвардии и российского дворянства она совершила переворот в конце 1741 года, став императрицей Всероссийской. Всё Брауншвейгское семейство вместе с Минихом и Остерманом было сослано в Сибирь, где и сгинуло, правда, за исключением Миниха – тот дожил до преклонных лет и был возвращён ко двору уже наследником Елизаветы Петром III. Самая трагичная судьба постигла несостоявшегося императора Иоанна Антоновича – пробыв на престоле менее года, он поначалу скитался с родителями по ссылкам, а потом был от них отторгнут и заточён в Шлиссельбургскую крепость, где дожил до двадцати трёх лет и был убит охраной при попытке освобождения. Однако попытка эта была спровоцирована уже новой императрицей Екатериной II, дабы обезопасить своё шаткое положение на троне и избавиться от ненужных конкурентов.

Фельдмаршал граф Христофор Антонович (Бурхард Кристоф) фон Миних
Фельдмаршал граф Христофор Антонович (Бурхард Кристоф) фон Миних

Итак, в России началась новая эпоха, которую можно назвать эпохой Возрождения – время возврата к курсу на стабилизацию и усиление страны во всех отношениях. Царствование Елизаветы Петровны – лишь начало той блистательной эры, доказавшей миру, что Россия – не «отсталая азиатская страна», как считалось в Европе, а полноценное и очень сильное европейское государство, не готовое идти на поводу у западных манипуляторов.

Разумеется, сразу полностью отрешиться от внешнего управления не получилось, это был долгий процесс, очень тяжёлый, что и подорвало здоровье Елизаветы и унесло её в могилу в возрасте всего пятидесяти двух лет. Была проведена масса экономических и внутриполитических реформ, расширилась сеть начальных школ, основаны Московский Университет (нынешний МГУ) и Академия художеств, Санкт-Петербург и окрестности обрели свой современный архитектурный облик. Однако придворное расточительство и фаворитизм вели к постоянному повышению податей, что привело к недовольствам среди крестьян, на которые государство ответило увеличением количества телесных наказаний, что вызвало ещё большие протесты и даже бунты, которые безжалостно подавлялись. Тем не менее, Россия смогла шагнуть дальше в расширении своей территории и присоединила весь нынешний Казахстан.

Ещё слабая после времён Анны Иоанновны во внешнеполитическом плане, Россия продолжала оставаться разменной монетой для Версаля и Вены в борьбе за преобладание в Европе. Версаль вообще вёл себя агрессивнее всех дворов в мире, соперничая с Веной в Европе и с Лондоном на заморских территориях. Так что, наверное, по делам и заслуги. Поскольку русский канцлер Бестужев и ближайший фаворит, а, по неподтверждённым данным, и тайный морганатический супруг Елизаветы граф Разумовский были склонны более к союзу с Австрией, Россию мигом наводнили французские шпионы и прочие авантюристы, искавшие лёгкой наживы. Ведь именно в эпоху перемен и нестабильности легче всего получить огромные деньги, не прилагая особых усилий. Вспомните Россию 90-х годов XX века – Кашпировский, МММ, бесконечные биржи и банки, появлявшиеся и исчезавшие со скоростью света, Сорос с его фондом, Аум Синрикё, масса каких-то странных американских и европейских компаний, неизвестно на кого работавших – все они дружно набивали свои карманы, чтобы потом исчезнуть из поля зрения, а часть из них параллельно шпионила в пользу своих национальных разведок. В России 40-50-х годов века XVIII происходило то же самое, начавшись именно в 30-х годах при Анне Иоанновне. Россия была полностью открыта для всякого рода аферистов и искателей лёгкой наживы, и им никто не препятствовал, потому что попросту делать это было некому. В том числе и Елизавете, поскольку перед ней стояли гораздо более важные задачи по возвращению России самостоятельности.

Пришлось вновь воевать, отстаивая свои интересы. И, если война со Швецией была инспирирована Версалем и Берлином, хоть и принесла России Южную Финляндию, то вот Семилетняя война с Пруссией уже была совсем из другой категории – это было отстаивание внешнеполитических интересов России и прекращение агрессии со стороны Пруссии. Тогдашний прусский король Фридрих Великий мечтал о создании большой единой Германии, которая не была нужна тогда никому в Европе. Захватив Саксонию, давнюю союзницу России, Фридрих вызвал на себя русскую армию, которая в итоге полностью уничтожила армию прусскую и взяла Берлин. Однако неожиданная смерть Елизаветы победы русского оружия остановила.

О причинах смерти ничего неизвестно – пишут, что пошла горлом кровь, и государыня преставилась. Отчего пошла – непонятно. Версия с отравлением не исключается, хотя здоровье императрицы и без того было неважным на фоне очень уж нервной работы. Возможно, в Европе испугались, что русские смогут взять не только Берлин, но и что-то ещё, подальше, вследствие чего Елизавета так неожиданно и скончалась. В любом случае, царствование её заложило основу для эпохи просвещённого абсолютизма, которая вознесла Россию на недосягаемую высоту, начавшись уже через несколько лет после смерти Елизаветы. Следует заметить, что Елизавета Петровна – первый российский монарх, в правление которого не была ни разу осуществлена смертная казнь, что в Европе даже и не снилось.

Самый неудачный вопрос, идеальный ответ на который она так и не смогла найти – престолонаследие. Официально детей у Елизаветы не было, однако по свидетельствам современников имелся сын от Разумовского и дочь от предыдущего фаворита, графа Шувалова. Однако никаких доказательств этому не сохранилось. В итоге выбор пал на ближайшего родственника – племянника, сына покойной старшей сестры Анны Петровны и внука Петра Великого. Он назывался Карл Пётр Ульрих и носил титул герцога Голштинского по отцу, мужу царевны Анны. Жил он в Голштинии, по-русски не говорил и готовился стать королём Швеции. Это было связано с тем, что в середине века там прервалась правящая династия Ваза, и на шведском троне оказался Фридрих Гессенский, муж последней из королев вымершей династии. Детей у него не было, поэтому Стокгольм подыскивал кандидатуру из ближайших родственников Фридриха, и выбор пал как раз на малолетнего голштинского принца. Но надеть корону Швеции ему так и не было суждено – Елизавета насильно изъяла его из Германии и доставила в Россию, объявив наследником российского престола. Шведский же престол пришлось занять дяде принца, Адольфу Фридриху, в результате чего Голштинская династия правила в Швеции более шестидесяти лет. А несчастный голштинский принц был доставлен в Санкт-Петербург, где начал новую и совершенно ненавистную ему жизнь. Его мы знаем под именем Петра III.

Апогея же расцвет «бабьего царства» достиг уже при наследовавшей Петру его супруге Екатерине Великой. Она стала последней женщиной на российском престоле и самой активной противницей масонов, ведя себя с ними, тем не менее, крайне осторожно. Об этом можно прочесть здесь.

promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded