petrus_paulus wrote in picturehistory

Categories:

Объединённая Европа как госзаказ

Стремилась ли Европа когда-нибудь к объединению? По своей воле, чтобы все страны вдруг решили, что у них не будет границ, будет общая валюта, регламентированная политика и ещё более регламентированная экономика? Я про такое никогда не слышал. Ни один европейский государь никогда в жизни о таком даже помыслить бы не мог, даже в кошмарном сне такое не приснилось бы. Создавать временные коалиции с кем-то из соседей против других соседей – это всегда пожалуйста. Но чтобы объединиться по собственной воле – ни за что!

Имелись факты локальных объединений типа Кальмарской или Люблинской уний, но это же не вся Европа. А вот идеи глобального объединения стали рождаться в мудрых головах европейских философов в XVIII веке, найдя воплощение в идеологии масонства и его концепции «Соединённых Штатов Мира». Основав собственное государство в Северной Америке, ложи принялись работать с республиканизацией и объединением в одну большую республику европейских государств. Начали с Франции. Начали неудачно, утопив всё в крови. Взяв небольшую паузу и задействовав военный гений Наполеона, принялись объединять насильственно, раз по доброй воле никто не желал. Но и здесь после Ватерлоо проект ждала неудача. И вскоре удивительным образом это зерно, точнее одно из них, наиболее глубоко посаженное, взошло, спустя годы, в самом необычном из всех возможных мест – в мире музыки.

Есть в истории мировой оперы такой жанр – опера коронационная. Это когда композитор пишет оперу на заказ по случаю коронации короля или императора, или перерабатывает специально для коронационных торжеств уже написанное произведение. Примеров много – наиболее известны «Милосердие Тита» Моцарта, «Ассур» Сальери и «Покинутая Дидона» Паизиелло. Но мы сегодня о совершенно уникальном произведении, которое и создано было по госзаказу для коронации, и впервые изобразило на сцене облик предполагаемой единой Европы. Это сочинение Джоаккино Россини с довольно длинным названием «Путешествие в Реймс, или гостиница «Золотая лилия».

"Коронация Карла X в Реймсе" — картина кисти Ф.П.С. Жерара
"Коронация Карла X в Реймсе" — картина кисти Ф.П.С. Жерара

После окончательного разгрома Наполеона, передела мира на Венском конгрессе и реставрации Бурбонов во Франции прошло несколько лет. В Версаль новым королём въехал брат казнённого революционерами Людовика XVI Людовик XVIII. Россини уже окончательно перебрался к тому времени в Париж, где получил выгодный контракт на руководство итальянским оперным театром. В 1824 году Людовик скончался, и новым королём Франции стал его младший брат Карл X. Что это был за человек, мы уже разбирали подробно. Как гомосексуалист, Карл был очень восприимчив к внешней стороне жизни и к торжественной пышности, поэтому министерство двора приняло решение о коронации нового монарха в кафедральном соборе Реймса в Шампани – традиционном месте венчания французских королей, забытом на многие десятилетия в связи с революционными событиями в стране (Наполеон, напомню, был коронован в соборе Парижской Богоматери).

Россини получил государственный заказ от министерства королевского двора на сочинение торжественной оперы, прославляющей Карла и посвящённой его коронации. Так на свет появилось «Путешествие в Реймс», которое стало: 1) первой из трёх сочинённых итальянским гением во Франции опер, 2) первой из трёх его последних опер, сочинённых в жизни, 3) единственной оперой, написанной во Франции на итальянское либретто и 4) последней в жизни Россини оперой, написанной на итальянском. Действие разворачивается в курортной гостинице «Золотая лилия», где по случайности застревают сразу несколько европейских аристократов, направляющихся в Реймс на коронацию. Застревают, потому что выясняется, что у некоторых потерялась часть багажа, а потом начинаются проблемы с лошадьми, так что уехать нет никакой возможности. Вскоре выясняется, что коронация состоялась без них, но торжества продолжаются в Париже. Поэтому развесёлая компания решает отправляться прямо туда. А теперь несколько подробнее.

Джоаккино Россини
Джоаккино Россини

Коронация короля Франции – это хит сезона. Такого события Европа не видела уже много лет, конкретно – ровно сорок. Попасть на неё – всё равно, что в наши дни оказаться на приёме у какой-нибудь британской королевы. Поэтому степень ответственности у Россини была крайне высокой, а для публики – пределом ожиданий. Как мы уже обсуждали ранее, обманутые ожидания публики – самый страшный кошмар композитора. А если среди этой публики главный зритель и оценщик сам король, ответственность сочинителя втройне высока. И Россини совершил невозможное – он придумал такую структуру спектакля, которой ранее никто никогда не придумывал.

Старая масонская идея о единой Европе великолепным образом была трансформирована либреттистом Луиджи Балокки, взявшего за основу роман мадам де Сталь «Коринна, или Италия». А мадам де Сталь, как известно, была дочерью французского министра финансов барона Неккера, известнейшего масона. Так что ничего удивительного. Россини с Балокки придали истории несколько иной оттенок, сделав акцент на признании Карла королём всеми ведущими державами Европы тех лет, которые как бы, выказывая ему глубочайшее уважение, склоняли перед ним голову. Карлу это должно было невероятно польстить, и в итоге действительно польстило. Хотя было неправдой. Но лесть и правда, как известно, плохие друзья.

В итоге мы имеем на сцене фактически единую Европу, которая славит монархию! Нонсенс с точки зрения масонов, но совершеннейший праздник с точки зрения композитора. Каждую из стран представляет один персонаж, за исключением Италии и Франции – здесь по двое, ввиду места премьеры (Итальянский театр) и страны премьеры (Франция). Поэтому в нашем распоряжении итальянская поэтесса, итальянский коллекционер и философ, французская графиня и французский же офицер, английский лорд, польская маркиза, испанский генерал, немецкий барон, австрийская дама из Тироля, русский граф и греческая сирота. В этом списке есть две несуразности – польская маркиза и фамилия русского графа. В Польше титул «маркиз» никогда не использовался, его заменял титул маркграфа, и то до определённой поры. Плюс на момент сочинения оперы Польши как самостоятельного государства уже не существовало, однако Россини намеренно вставил в список такой персонаж, поскольку польская аристократия тогда очень активно ратовала за независимость при всех европейских дворах. В наши дни, наверное, маркиза стала бы украинской или белорусской)). Поэтому Россини намеренно сделал польку маркизой, показав тем самым, что Польши не существует, как и титула. Фамилия русского графа – Либенскоф… На русскую никак не тянет. Очевидно, Россини здесь сделал намёк на гигантский процент немцев среди русского дворянства тех лет (Россия получила себе в подданные целую армию остзейской аристократии после присоединения Прибалтики плюс приехавших работать в Россию при Петре и Екатерине немцев, оставшихся жить в России).

Вокальная дуэль России и Польши: граф Либенскоф — мексиканский тенор Франсиско Арайса, маркиза Малибея — итальянское меццо-сопрано Лючия Валентини Террани

Ещё один важный момент – Грецию представляет сиротка, путешествующая вместе с итальянской поэтессой. Это явный намёк на только что получившую независимость от турок Грецию, которая пока не в полной мере ощущала себя государством и, как считалось, требовала покровительства со стороны Европы. Греческую сироту сделали протеже итальянки, да ещё и римлянки, с явным намёком на превосходство Рима над греками, столько лет именовавших себя ромеями, т.е. римлянами. В целом получилось очень современно – и короля ублажили, и единую Европу показали, и все политические особенности эпохи изобразили.

По сути «Путешествие в Реймс» представляет собой большой концерт, где каждая из стран после общей завязки сюжета исполняет свой музыкальный номер. Всё это разбавляется ансамблями, чтобы в финале дать феноменальной красоты общий хор. Интересный момент – концертом руководит немецкий барон, и исполняют персонажи крайне занятные мелодии. Польская маркиза поёт польку, испанский генерал – андалусскую канцону, русский граф армейско-плясовую и т.д., а вот английский лорд и немецкий барон поют песни на мелодии своих национальных гимнов – всем известных God save the King и незабвенной мелодии Гайдна, знакомой нам по нацистской Германии словами Deutschland über alles. В те годы на эту мелодию исполнялся гимн Австрии, но композитор использовал его применительно к Германии, отразив актуальное тогда стремление немецкой нации к объединению по великогерманскому варианту, т.е. во главе с Веной. Обратите внимание – два доминирующих лица в концерте это немец и англичанин, они поют свои национальные гимны. При этом текст немецкой песни крайне удивителен - Or che regna fra le gente La piu placida armonia, dell'Europa sempre fia Il destin Felice appien – И теперь, когда среди народов царит безмятежная гармония, Европу навсегда ждёт счастливая судьба… Т.е. Германия, опираясь на Францию, провозглашает мир и гармонию во всей Европе. Интересно, композитор с либреттистом просто угадали, кто будет руководить Евросоюзом? Англия лишь вторит им, наверное, поэтому и покинула потом ЕС…

Немецкий гимн — итальянский бас Энцо Дара

Английский гимн — американский бас Сэмюэл Рэйми

И для сравнения испанская канцона — итальянский баритон Лео Нуччи

Финальный хор поётся на мелодию бурбонского гимна Франции (никакой Марсельезы, Боже упаси!), причём замыкает его именно русский граф. Очевидно, очень уж хотелось польстить королю и склонить перед французской короной голову России, хоть в опере.

Россини, как всегда, превзошёл себя, просто рассыпав бриллиантами вокальные партии персонажей, соревнующихся в певческом мастерстве. Безусловно, с музыкальной и вокальной точек зрения, опера стала чем-то особенным и для самого Россини, и для музыкального театра в целом. Особенно публику поразил ансамбль на четырнадцать голосов, в котором были задействованы все герои оперы, включая прислугу, при этом голосовая партия для каждого была прописана отдельно.

Пиком оперы является ария дона Профондо, коллекционера, музыканта и философа (чистейшей воды масон), который поочерёдно, будто еврокомиссар или председатель Европарламента, обращается к каждому из представителей стран, имитируя его национальный акцент. Наиболее забавно слушать акцент русский, как это звучит в восприятии европейцев – очень смахивает на манеру говорить наших бандитов из 90-х.

Вот этот искромётный номер — великолепный образец арии-скороговорки, поёт итальянский бас-баритон Руджеро Раймонди

«Путешествие в Реймс» тогда выдержало всего четыре спектакля, и, когда коронационные торжества завершились, было изъято самим Россини из репертуара. Добрую половину музыки к этой опере он потом использовал при сочинении своего следующего произведения и первой оперы на французском – «Граф Ори». Собственно, все самые известные мелодии «Путешествия в Реймс» мы знаем именно по «Графу Ори». Со временем про оригинал все забыли, пока его куски, отсутствовавшие в «Графе Ори», не были обнаружены в конце 70-х годов XX века в библиотеке Парижской консерватории, куда был в своё время сдан весь архив Итальянского театра в Париже. Музыковеды серьёзно занялись этим вопросом и раскопали ещё несколько фрагментов в библиотеке консерватории святой Цецилии в Риме – они были из архива супруги Россини, Олимпии. Наконец, последние фрагменты, позволившие полностью восстановить партитуру оперы, отыскались в Австрийской Национальной библиотеке в Вене. Оказалось, Россини получил заказ сочинения праздничной оперы для постановки на свадьбе императора Франца Иосифа и Елизаветы Баварской (знаменитой как Сисси). Она должна была называться «Путешествие в Вену». В те годы Россини давно уже не сочинял опер, однако здесь, судя по всему, решил сделать исключение, использовав свой прежний материал из «Реймса». Но ни самой опере, ни её постановке не суждено было появиться на свет – у заказчиков изменились планы.

«Путешествие в Реймс» стало одним из оперных фантомов. Это когда известно о существовании произведения и даже сохранился полный текст либретто, а нот, т.е. музыки, нет. И лишь после полного и бережного восстановления партитуры опера была вновь представлена публике в Пезаро, на родине Россини, в 1984 году в исполнении великого дирижёра Клаудио Аббадо. Собственно, фрагменты из этой постановки мы сегодня здесь и приводим.

Дуэт австрийской дамы и хозяйки отеля мадам Кортезе (итальянское сопрано Катя Риччарелли) и дона Профондо (Руджеро Раймонди) с использованием техники тирольского йодля

Так, соединяя политику, дипломатию и современные нравы, опера не умирает. На примере «Путешествия в Реймс» можно изучать социально-политический контекст происходившего в Европе в 1825 году, и, даже несмотря на временный уход в тень, великолепная музыка оживает вновь, чтобы мы могли не только насладиться ею, но и через неё заглянуть в прошлое.

Кстати, использование тирольского йодля в опере – явление крайне редкое и, можно сказать, даже штучное. Поэтому Россини и здесь превзошёл себя, прибегнув к столь необычному номеру. Впоследствии по его следам появилась ария, написанная Иоганном Непомуком Гуммелем, автором нетленного «Милого Августина». Я привожу её здесь в филигранном исполнении уникальной Чечилии Бартоли, итальянского меццо-сопрано.

Даю две ссылки — YouTube только звук, зато целый фонтан вариаций с голосовой эквилибристикой, VK с картинкой, но без вариаций, зато можно полюбоваться на фантастическую мимику синьоры Бартоли))


promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded