oper_1974 (oper_1974) wrote in picturehistory,
oper_1974
oper_1974
picturehistory

Categories:

Наши люди в Сомали. 1972-1977 г.

Февраль 1972г
      "… к 8.00 к пирсу были посланы разъездные и рабочие катера, на которых разместилось около 30 человек во главе с президентом Сомали и МО СССР. Несмотря на свежий ветер, высадка и встреча гостей прошли без приключений. Приключения (или, точнее, неожиданности) начались на борту. Едва я начал рассказ о главном комплексе П-35, как А.А.Гречко приказал:
- Покажите ракету.
Приказание выполнили. Сомалийские гости были восхищены и шумно выражали свое удовлетворение. И вдруг, неожиданно для всех и для меня в первую очередь, министр приказал:
- Произведите выстрел одной ракетой.
Сказал он это вполголоса - его слова разобрали только члены нашей делегации и стоявший рядом командир корабля Ю.И.Дерябин.
Что делать? Приказ министра - не шутка. Но, с одной стороны, - мы находимся в столице иностранного государства, с другой - часть ракет снаряжены спецзарядом. Соображал я несколько секунд.
- Товарищ Министр! Стрелять в этих условиях не могу.
- Почему?
- По Вашему приказу часть ракет снаряжены спецзарядом.
- Ну, свой приказ я могу изменить, но со спецзарядами надо быть осторожнее. Хорошо, продолжай показ.
Далее шло все благополучно до тех пор, пока мы все не подошли к ПУ ЗРК "Волна" . Едва подняли ракеты на направляющие и я начал рассказ, как министр произнес:
- Ну, здесь-то СБЧ нет. Произведите двухракетный залп.
Не успел я открыть рот, как Н.В.Огарков шепнул мне:
- Не перечь. выполняй.


     Весь экипаж готовился к приему, был одет в парадную форму, но мне пришлось скомандовать "Боевая тревога!".
В ходовую рубку поднялся флагманский ракетчик эскадры:
- Товарищ адмирал! Мы еще на Сокотре вывели комплекс на плановый осмотр.
Час от часу не легче!
- Какая фактическая готовность?
- Задержка - 7 минут.
- Готовь комплекс к пуску двух ракет.
Флагманский ракетчик пулей слетел в пост. Настала моя очередь докладывать министру. Проверив, что все гости находятся в укрытиях, я доложил маршалу:
- Готовность к пуску - 7 минут.
Сопровождающий Министра генерал-майор что-то отметил в записной книжке.
        Минуты бежали стремительно: три, две, одна минута до пуска. Министр смотрит на часы. Чувствую, что происходит задержка. И в это время прямо по выбранному пеленгу стрельбы появился самолет. Я решил использовать это обстоятельство. Еще минута...
Маршал А.А.Гречко посмотрел на меня.
- Товарищ министр! По пеленгу стрельбы - самолет.
Министр посмотрел в бинокль и объяснил обстановку президенту:
- Если это американский самолет, пусть адмирал его собьет, - с каменным лицом произнес Сиад Барре.
Я мгновенно среагировал, обратившись к стоявшему рядом сомалийскому полковнику - командующему ПВО страны и к тому же - племяннику президента (полковник когда-то учился у нас и хорошо знал русский язык):
- Товарищ полковник, это по Ваше части. Чей самолет?
Полковник задумался.
- Я думаю, что французский, идет из Джибути на Маврикий, - достаточно профессионально ответил он.
- Французов сбивать не будем, - заключил маршал А.А.Гречко.
Не успел он закончить фразу, как первая ракета сорвалась с направляющих и понеслась к цели. За ней - вторая.
        Министр вопросительно посмотрел на меня, зная, что наведение и захват были отключены для обеспечения безопасности. Для гостей я схитрил:
- Цель вышла из опасной зоны.
Эффект от стрельбы был потрясающий - сомалийцы не могли успокоиться несколько десятков минут, министр обороны тоже..." - руководитель отряда кораблей контр-адмирал В.С. Кругляков.
+++++++++++++++++
Март 1974г.
       "Производственная база для ремонта - "ПМ-129". Основа отдыха - морские купания на пляже, расположенном неподалеку от порта, немного свободного от работ времени, экскурсия в город. Пляж отличный, его именуют "русским" из-за построенной моряками наших кораблей небольшой раздевалки.
           Бербера городок небольшой, без каких-либо достопримечательностей, если не считать самой убогой окраины, прозванной моряками "Черемушками". По рассказам, местные власти свезли сюда из города и окрестностей все нищенское жилье - хижины из ящиков, кусков железа, картона и тряпья. Потрясающая нищета, "дно"! Контрасты XX века! Население, в основной массе, беднота. Утром у ворот порта стоит толпа истощенных мужчин, босых, в длинных балахонах в расчете получить хоть какую-нибудь работу. Ночью некоторые тут на земле и ночуют, завернувшись в свое одеяние, как в спальный мешок.
         ВМФ ведет в Бербере строительство. В порту построена приличная причальная стенка. В городе строится служебно-жилой городок ПМТО - две казармы, штаб, камбуз-столовая, два хранилища, две гостиницы на 50 человек каждая. Построен жилой дом. Предполагается, что к офицерам базирующихся кораблей смогут приезжать жены.
            За городской чертой, километрах в четырех от порта размещается узел связи ВМФ "Палас", обеспечивающий управление силами в Индийском океане и южной Атлантике. Вся техника в кунгах и ав­томобильных фургонах.
Когда через несколько лет сомалийские власти в ультимативной форме потребуют от нас убраться из Берберы в течение нескольких суток, узел связи удастся эвакуировать в Аден именно потому, что он на колесах. Остальное придется оставить на долгую память сома­лийцам.
         Весьма серьезной задачей, поступившей из Главного штаба, явилось изучение возможности продления пребывания лодок в зоне Индийского океана с несением боевой службы. Проведенный анализ состояния дел, с заслушиванием докладов командиров боевых частей, начальников служб и флагманских специалистов, показал, что многие системы и механизмы лодок почти выработали установленный ресурс.
           Конечно, если Родина прикажет, повоюем, но еще и до Камчатки не близок путь. С учетом всего и вся разработали подробные предложения по несению боевой службы и переходу в базу. Москва утвердила, так же, как и предложенный нами в инициативном порядке план захода "Башкирии" в Аден.
           После несколько затянувшегося согласования, 16 марта удалось нанести визит мэру Берберы и старшему морскому начальнику. С нашей стороны присутствовали командиры кораблей, командир ПМТО и руководитель группы военных представителей.
        Мэр окончил военно-морское училище в Баку и неплохо говорит по-русски, а старший морской начальник собирается на учебу в ленинградскую Академию. По окончании беседы пригласил их на прием, который вечером орга­низовали на "Башкирии". Конференц-зал был заполнен под завязку, и прием оказался, по отзывам местных участников, наиболее впечатляющим из числа проводившихся ранее.
        Харгейса город с населением около 50 тысяч. На въезде много красивых вилл, утопающих в экзотической расти­тельности с массой цветов. Принимал нас начальник советской геологической партии, ведущей по договору с правительством Сомали разведку минеральных ресурсов. Одна из его сотрудниц согласилась быть гидом по рынку города. Энергично торгуясь с продавцами, она помогла быстро расстаться с остатками валюты и приобрести в качестве африканских сувениров для жен и дочерей по несколько отрезов тканей экзотических расцветок.
           Вечером любезные хозяева организовали праздничный ужин, пригласив соседей, советских преподавателей, работающих по контракту в местных школах. Русское застолье с рассказами, песнями, танцами продолжалось до полуночи. Переночевав на отведенной нам вилле, позавтракав и сердечно поблагодарив хозяев, отправились в обратный путь.
           К 25 марта запланированные работы на кораблях завершили. Утром на тральщике возвратились офицеры штаба с "Маршала Ворошилова", стоящего на рейде острова Сокотра. Привезли остававшиеся на ВПК вещи и документы.
           Вечером устроили небольшой прощальный ужин для командования ПМТО и командиров кораблей. Поблагодарил местных товарищей за помощь в работах и душевное отношение к нашим морякам.
           26 марта в 7 часов ЭОС и лодки начали выход на внешний рейд. На остающихся кораблях построены экипажи, с "ПМ-129" звучит "Прошание славянки". Подождал отхода всех кораблей, тепло распрощались с новыми друзьями. Встречи и прощания - удел моряков! Катер быстро домчал до "Башкирии", прощай, Бербера! Успехов вам, друзья, в этом, не самом комфортном из мест вдали от Родины!" - руководитель отряда кораблей Р.А.Голосов.
+++++++++++++++++++++++
Начало 1977г.
   "…из Москвы пришло решение. Новое место посмотреть, никаких документов сомалийской стороне не оставлять, на словах сказать, что все пришлем из Союза..
           Место обследовали основательно, составили обстоятельный отчет по установленному порядку, который представили в Москву. Перед отъездом вместе с главным военным советником я еще раз был на приеме у Самантара. Вице-президент сказал, что Сиад Барре ожидает ответа советской стороны, можно ли построить военно-морскую базу в обследованном нами районе и какова будет помощь Советского Союза в ее строительстве. Самантар посетовал на то, что объем помощи со стороны Союза меньше того, на что рассчитывала сомалийская сторона.
           Моя командировка в Сомали совпала со временем, когда отношения между нашими странами стали резко ухудшаться. Это чувствовалось во время всех встреч и переговоров. При всяком удобном и неудобном случае на всех уровнях было одно и то же - Советский Союз помогает мало, надо давать Сомали больше, больше и еще раз больше. Через некоторое время после моего возвращения из командировки в Сомали наше правительство отозвало из этой страны советских специалистов." - участник того визита В.И.Манойлин.
++++++++++++++++++++
         "Уже весной посольство стало получать данные о том, что правительство Сомали не только заметно расширило помощь действовавшим в Огадене сомалийским "фронтам освобождения", но и явочным порядком начало вводить свои регулярные воинские части в приграничные районы Эфиопии и устанавливать там свою администрацию. Помню, как в один из рабочих дней ко мне пришел руководитель наших специалистов работавших в восточных районах Огадена, с тем чтобы посоветоваться относительно выхода из трудного положения, в которое он попал: в этих районах фактическая власть находится в руках сомалийских военных, к которым приходится обращаться нашим специалистам по разным каждодневным вопросам - пропуска, транспорт, бензин и пр. Эфиопской администрации там, на мес­тах, нет. Сомалийцы к нашим людям относятся нормально, никаких особых претензий к ним нет, работа продолжается.
            Сообщения наших людей из пограничного района были тревожным сигналом, который, вместе с другими, не оставлял у нас сомнений, что дело идет к "большой войне" между Сомали и Эфиопией…". - дипломат С.Я.Синицын.
++++++++++++++++++++
          "В 1977 году война между Сомали и Эфиопией была в разгаре…. Советский Союз пытался соблюдать нейтралитет, но в итоге попал в крайне неловкое положение: ведь наши военные советники работали и в той, и в другой стране...
            Выступая на XXV съезде КПСС, сомалийский лидер Сиад Барре рассказывал, как он строит социализм, и наше руководство охотно ему верило, потому что хотело верить. Мы, те, кто работали в Сомали, убеждались, что наше руководство слабо знает обстановку в этой стране. Был торжественный визит Н.В.Подгорного, который в Москве считали очень удачным. А в Могадишо визитом остались недовольны, потому что считали, что советский руководитель должен был привезти им большие денежные подарки или кредиты. Им нужно было с нас получить как можно больше. … в стране царили феодальные порядки, фанатизм и культ личности президента.
         Я пытался информировать Москву об истинном положении вещей, но мои письма туда не доходили, иногда уничтожались на моих глазах, поскольку шли вразрез с оптимистическими реляциями руководства советской колонии. Явление в общем-то распространенное…
          Первый признак надвигающейся грозы был связан с визитом Фиделя Кастро в Сомали. По всему Могадишо расклеили портреты гостя. В Сомали, кстати, работали и кубинские военные советники, и у них была та же проблема, что и у нас, хорошие отношения с Эфиопией.
          Когда Кастро выступал, ему аплодировали. Но в тот момент, когда в своей речи он посоветовал сомалийцам перенять опыт Эфиопии в создании коммун, началось что-то невообразимое: поднялся ор и свист, в кубинского лидера полетели камни, люди бросились срывать его портреты со стен. Сиад Барре отдал приказ всем кубинцам покинуть страну в течение 48 часов. Кубинцы явно не успевали, и мы приютили их у себя, благо наша колония военных специалистов с семьями находилась не в самом Могадишо, а несколько на отшибе.
         Но дошла очередь и до нас. И вот что меня поразило - как мгновенно друг может стать врагом. Мы действительно дружили с нашими сомалийскими коллегами. Они, бывало, говорили: "У нас с вами много общего в самом главном. У нас революция произошла в октябре, и у вас революция октябрьская. Ваша страна называется СССР, и наша по-русски называется СССР - Союз Сомалийских Социалистических Республик". Я поинтересовался, а какие республики входят в состав Сомалийского Союза? Выяснилось, что президент Сиад Барре считал неотъемлемой частью Сомали такие государства, как Кения, Эфиопия, Джибути...
            Еще утром - 13 ноября мы с сомалийскими коллегами здоровались, улыбались друг другу. Днем президент объявил о денонсации договоров с Советским Союзом и фактически предложил нам убираться вон. Вечером мы уже были окружены врагами.
         Для Москвы, убаюканной сказками о нерушимой дружбе, это был неприятный сюрприз. А для нас - сущий кошмар. В домах, где жили советские семьи, отключили электричество и воду. Поселок оцепили коммандос. Чтобы защищать нас от разъяренных толп. Они скапливались вокруг, выкрикивали угрозы и оскорбления, швыряли камнями. Начались трудности с питанием - в магазинах советским ничего не продавали. Удалось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых в Сомали считается несъедобным.
            В отличие от кубинцев нам милостиво дали целую неделю на то, чтобы покинуть страну. Советская колония оказалась на положении заложников. Кроме того, там была масса советского имущества. Как все это вывезти за неделю? Сомалийцы решили проблему просто, взяли и все конфисковали. Но как за неделю вывезти тысячи советских специалистов с семьями? Я обратился к командующему сомалийским флотом с просьбой разрешить заход в порт наших десантных кораблей из Аденского залива для эвакуации нашего имущества. Но Сиад Барре запретил: "эвакуировать из Сомали нечего".
              Наша группа начала переправляться в аэропорт, который оказался ловушкой. Там над нами просто измывались. За нами присылали спецрейсы - пассажирские "ИЛы", которые вели опытные военные пилоты в штатском. Когда ночью самолеты шли на посадку, на взлетных полосах полностью вырубали электричество. Только чудо и сноровка наших летчиков спасали от катастроф.
          Очередь на таможенный досмотр стала бесконечно долгой. Женщины с детьми спали на полу, начали болеть. А таможенники неторопливо, круглые сутки, сменяя друг друга, потрошили чемоданы и сумки.
            Не знаю - правда или нет, но говорили, что особенным издевательствам подвергся кубинский посол. Его раздели чуть ли не догола. Впрочем, и нашим досталось - не дай Бог. Отбирали практически все, включая поношенные детские вещички.         Вытряхивает таможенник чемодан и попросту грабит. Смеется и откладывает приглянувшиеся ему вещи, говорит: "Это - мое". А сверху на антресолях дежурили с кинокамерами корреспонденты Би-би-си и Синьхуа.
          И все-таки дождались те корреспонденты сенсации. Дошла очередь до одного нашего специалиста. Когда таможенник затеял издевательство над его семьей, расшвырял по полу детские вещи, он, здоровенный мужик, врезал ему как следует.
            И тут мы все, безоружные, вооружились полными бутылками "пепси-колы" и встали стеной, готовые драться. Те сообразили, что любая заваруха со стрельбой по безоружным кончится плохо для них. Струсили. Тут как раз и наш морской десант подоспел. Дело сразу пошло быстрее. Я улетал последним на АН-12, Меня таможня вообще не досматривала. Ну а когда прибыли на Родину, с нас взяли подписку о неразглашении..." - И.Г.Пенков, в то время старший политический советник начальника политотдела ВМС Сомали.
+++++++++++++++++++++++++++
            "В то время я находился на большом десантном корабле "50 лет шефства ВЛКСМ". Базировались мы тогда на севере Сомали в порту Бербера в Аденском заливе. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Барре объявил, что до 20 ноября все советские граждане должны покинуть страну. Кроме того, сомалийское руководство заявило, что все советское имущество, находящееся на территории республики, конфискуется. Я немедленно информировал центр о необходимости срочно организовать эвакуацию.
            Центр устроил мне нагоняй за паникерство и предложил составить план постепенной эвакуации до нового года. Я такой план составил и передал в центр. 14 ноября пришло указание переделать план. В этой волоките прошел еще один день. Только 16 ноября поступило распоряжение срочно идти в Могадишо.
              Мой корабль, когда еще был совсем новым, легко набирал скорость в 15 узлов. Но за восемь месяцев службы в южных морях оброс ракушками и водорослями. Времени-то осталось в обрез: от Берберы до Могадишо четверо суток ходу. Я по лоцманским картам определил оптимальный маршрут с использованием попутных морских течений.
             Прибыли мы как раз в последний день ультиматума - в полдень 20 ноября. Поскольку сомалийские власти вели себя по отношению к нам, мягко выражаясь, непорядочно, я не счел нужным запрашивать разрешение на вход в гавань Могадишо. Там еще стоял наш транспортный корабль, которому не разрешали подойти к причалу для погрузки советского имущества Мол, грузить нечего, все теперь стало собственностью Сомали.
             Естественно, эту противозаконную акцию мы не признали. Высадили морских пехотинцев на берег. Как только на берегу появились наши десантники, ситуация мгновенно изменилась. Издевательства над нашими людьми прекратились, и никто не осмелился препятствовать погрузке советского имущества на транспортный корабль." - М.Н. Хронопуло, в то время капитан 1 ранга, начальник штаба 8 ОПЭСК ВМФ.
++++++++++++++++++++++++
             "…в 77м, на Аравийском полуострове и в Африке ситуация резко обострилась, как нам по простому объяснял замполит, "сомалийские сепаратисты покатили бочку на социалистических эфиопов", они и на йеменские территории претендовали.
             Так что наш поход начинался с порта Могадишо, но в порт нас сомалийцы не пустили. Тогда подошёл корабль сопровождения БПК "Чапаев", сделал разворот в гавани, и порт для нас был открыт. Семьи дипломатов, специалистов забрали другие суда, а на наш корабль (БДК "50 лет шефству ВЛКСМ") загрузили аэродромную технику, авиационные наливники. В открытом море мы всё это передали на сухогрузы. Задача была непростая, но выполни ли аккуратно, только у одного КрАЗа рама переломилась.
              А уж после этого отправились на Сокотру - объяснить сомалийцам, чей это остров. Йемен к тому времени уже направил туда войска, мы перебросили на остров их танковую бригаду (Т-34), специалистов, продукты." - сержант батальона морской пехоты ТОФ С.М.Юдин.
++++++++++++++++++++++++
Один из участников десанта вспоминал:
          "На берегу стеной высились штабеля ящиков с тем самым имуществом, которое сомалийское руководство решило себе присвоить. За этими штабелями на высотке располагались вооруженные люди. А перед штабелями на узкой полосе вдоль причала находились советские специалисты с семьями, точнее, какая-то часть из них. Остальные были в аэропорту Могадишо.   На этой узкой полосе суши они провели не то двое, не то трое суток под палящим солнцем. Выйти оттуда было страшно, поскольку по штабелям время от времени стреляли. Люди были в отчаянии.
             Когда к ним на выручку подошли десантные катера, женщины плакали, а одна из них не выдержала и прыгнула в воду с высокого мола вместе с ребенком. Моряки ее тут же подобрали, а потом дали несколько очередей поверх той баррикады из ящиков. Обстановка нормализовалась, все пошло как по маслу."
+++++++++++++++++++++++++
Командующий Камчатской военной флотилией И.М.Капитанец:
            "В Республике Сомали, расположенной на Африканском Роге, произошел переворот, который изменил политическую ориен­тацию по отношению к СССР, причем мы потеряли там аэродром, пункт базирования кораблей и узел связи.
               Плавмастерская КВФ оказалась в сложных условиях и около года находилась в Сомали, затем в Сингапуре на ремонте и вернулась с боевой службы лишь через 22 месяца. Правда, мы за это время один раз произвели смену экипажа плавмастерской, и тем не менее это был подвиг, рекорд пребывания корабля за пределами Камчатки.
               Встречали мы его всем Военным советом. Моряки выглядели похудевшими и обносившимися, но были полны решимости выполнить любое новое задание. На это способны только наши русские офицеры и матросы. Больно до слез было смотреть на встречавших их родных, истосковав­шихся по своим мужьям и отцам.
              Да, это был подвиг. В тропическом климате, без кондиционеров, с ограниченным обеспечением и без денежного довольствия, моряки достойно продержались за границей, не имея никаких происшествий. Весь экипаж наградили ценными подарками, предоставили краткосрочные отпуска, а несение ими боевой службы было поставлено в пример всему личному составу флотилии."
______________________________________

Справка:
       После поражения сомалийской армии в войне с Эфиопией в 1978 году, правление сомалийского президента Мохамеда Сеид Барре стало более авторитарным и произвольным, что вызвало рост оппозиционных настроений к его режиму.
Затем началась гражданская война которая длится по сей день.
         К концу 1989 в руках формального лидера страны Барре оставались только столица и окрестности.
14 июня 2006 года исламисты из Союза исламских судов при поддержке тяжёлой техники вошли с трёх направлений в город Джоухар, практически не встретив серьёзного сопротивления, а на следующий день взяли Беледуэйне, в результате чего под их контролем оказался весь юг Сомали.
         21 июля лидер СИС шейх Хасан Дахир Авейс призвал "сомалийский народ начать священную войну против эфиопов в Сомали".
          В апреле 2008 года лидерами племён хабар-гидир (салебан, айр, дудубле) была провозглашена Автономная территория Химан и Хеб с центром в Ададо во главе с Мохамедом Ахмед Аденом (Тиэй).
          Однако гражданская война в стране не прекращалась. Вслед за выводом эфиопских войск южная часть страны через короткое время перешла под контроль радикальных исламистов, которые заменили местные правительства и ввели повсюду законы шариата на подконтрольной территории. 7 мая 2009 исламисты атаковали Могадишо, заняли значительную часть города, но не смогли свергнуть правительство, которое удержалась на нескольких квадратных километрах, оставшихся под его контролем.
            В августе 2010 года было официально объявлено о формировании новой автономной области в составе федерального Сомали. Именуемая как Авдаленд или Государство Адал, местная администрация не признает претензии сепаратистского сомалилендского правительства на суверенитет или на свою территорию.
            Весной 2011 года возникло ещё одно самопровозглашенное государство на территории Сомали - 3 апреля 2011 года в столице Кении Найроби была провозглашена независимость государства Азания, президентом которой стал Мохамед Абди Ганди.
            16 октября 2011 года армия Кении начала военную операцию против Аш-Шабааба в ответ на похищения иностранцев. Колонны военной техники пересекли границу с Сомали в воскресенье. Цель рейда, как заявляют власти Кении, вытеснить формирования "Аш-Шабаб" из приграничных районов и предотвратить проникновение боевиков на кенийскую территорию.
19 ноября 2011 года армия Эфиопии вторглась в Сомали, чтобы помочь Кении с наступлением на "Аль-Шабаб".
+++
США отправили военный персонал в Сомали.

           11.01.2014, Власти США отправили военный персонал в Сомали. Об этом сообщает телеканал CBS. Среди отправленных в Сомали - три военных советника и три тренера. Их задачей станет обучение и помощь войскам Сомали в проведении операций против группировки "Аш-Шабаб", связанной с "Аль-Каидой". Сами американские военные расквартированы в столице Сомали г.Могадишо и не принимают в этих операциях участия. В дальнейшем количество военных советников США в Сомали может увеличиться, передает CBS.

           Отметим, что в последний раз американские военные находились на территории Сомали в ходе операции ООН, известной как сражение в Могадишо, в 1993г.
+++
14 января 2014 г.,
          В США осудили бывшего шифровальщика военной разведки за попытку присоединиться к террористической сети "Аш-Шабаб" в Сомали. Крэг Бэксэм приговорен к семи годам тюремного заключения. Такой вердикт вынес федеральный суд в Балтиморе (штат Мэриленд).
           26-летний Бэксэм пошел на сделку с правосудием и согласился признать свою вину. В обмен прокуратура отказалась преследовать его по статьям, грозившим Бэксэму более суровым наказанием. Ему инкриминировали только уничтожение улик, которые могли быть использованы при проведении антитеррористического расследования, передает ИТАР-ТАСС.
           По данным The Baltimore Sun, перед отъездом в Африку молодой человек уничтожил свой компьютер, чтобы скрыть, что он собирал информацию о сети "Аш-Шабаб". Бэксэм также купил авиабилет до Кении и обратно, надеясь, что так его действия будут выглядеть менее подозрительными, чем если бы он приобрел билет в один конец.
            Темнокожий Бэксэм был арестован правоохранительными властями Кении в декабре 2011 года при попытке перебраться в Сомали. Впоследствии он был выдан властям США.
            На допросах, которые вели сотрудники Федерального бюро расследований (ФБР) США, Бэксэм фактически признал, что был готов воевать в рядах "Аш-Шабаб", в том числе против сограждан.
            Приговоренный служил ранее в сухопутных силах США, в которые записался в 2007 году. Был командирован в Ирак, затем - в Республику Корея. В 2011 году Бэксэм демобилизовался, после того как решил принять ислам. До отъезда в Кению он проживал в Лореле (штат Мэриленд), близ Вашингтона.


99ec401fce826a7c297a21fa1e5cf3e2

[+16 фото]

182-900x600152-900x60803d2bec-3281-900x6402009_06_03_somali62009_06_03_somali142009_06_03_somali151293092711_medafrica-starvation-malnourishmentn_22131_1pb-110126-somalia-whalen-03.photoblog900somali2somali3somalia-17-1Somalia-civil-war-Islamic-015Somalia-civil-war-Islamic-017



Subscribe
promo picturehistory march 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments