kaza4ka (tov_boluta) wrote in picturehistory,
kaza4ka
tov_boluta
picturehistory

Category:

Взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года



5 февраля (старый стиль) 1880 года в Зимнем дворце прогремел страшной силы взрыв, едва не унесший жизнь Императора Александра II и членов Царской семьи. Теракт, ставший уже пятым по счету покушением на Государя, был спланирован членами «Народной воли» и осуществлен 24-летним революционером Степаном Халтуриным.


Замысливший цареубийство Халтурин по поддельному паспорту на имя Степана Батышкова устроился в Зимний дворец столяром-краснодеревщиком. Получив в свое пользование подвальную подсобку, расположенную под караульным помещением и царской столовой, Халтурин в течение четырех месяцев вместе с инструментами проносил туда динамит, накопив к моменту теракта около трех пудов взрывчатки.

(Революционер Степан Халтурин)
Тут, естественно, возникает целый ряд вопросов: как такое могло быть возможным? где были соответствующие службы и дворцовая стража? неужели никто не заподозрил Халтурина в намерении осуществить злой умысел? Отчасти на эти вопросы ответил тогдашний единомышленник Халтурина (а в будущем консервативный мыслитель) Л.А.Тихомиров: «По случаю отсутствия Императора (Александр II на момент поступления Халтурина был на отдыхе в Ливадии - РНЛ.), дворец охранялся самым небрежным образом. Прислуга и прочие обитатели жили на всей своей воле, без стеснений. И нравы, и образ жизни были поразительны. Распущенность и воровство царствовали повсюду. Надзора за прислугой не было никакого. Служители, высшие и низшие, устраивали вечеринки и попойки, на которые приходили десятки их знакомых без всякого разрешения и надзора. Парадные ходы во дворец оставались недоступны для самых высокопоставленных лиц, а черные ходы во всякое время дня и ночи были открыты для каждого первого встречного знакомца дворцовых служащих. Посетители эти часто оставались и ночевать во дворце. Воровство дворцового имущества шло повальное и невозбранное. Халтурину, чтобы не показаться подозрительным, даже и самому пришлось ходить воровать в кладовых съестные припасы».

И хотя Третьему отделению и полиции было ясно, что на Государя объявлена настоящая охота и рано или поздно террористы попытаются осуществить покушение в Зимнем дворце, предотвратить теракт не удалось. А ведь еще осенью 1879 года при одном из арестов в руки спецслужб попал план Зимнего дворца, на котором царская столовая была отмечена крестом!
Конечно, меры предосторожности принимались (явно, впрочем, недостаточные) - во дворце был ужесточен пропускной режим, начались обыски помещений прислуги, накануне теракта обыскана была и каморка Халтурина, но, как оказалось позже, обыск проходил формально и халатно: полицейский открыл сундук с динамитом, но поленился разворошить прикрывавшее взрывчатку белье...

(Император Александр II Николаевич)
Таким образом, Император оказался совершенно не защищенным от покушения. Первоначально, по свидетельству народовольца М.Фроленко, Халтурин «предполагал покончить с Александром II при помощи топора». Но другой народоволец, А.Квятковский, «боясь, чтоб Царь не вырвал у Халтурина топорик, да не зарубил бы его самого, предложил лучше действовать динамитом».

Правда, первоначальный план едва не осуществился, только вместо топора орудием убийства мог оказаться молоток. Однажды, когда Халтурин выполнял работы в кабинете Государя, он остался один на один с Императором. В голове террориста промелькнула мысль: ударить Государя остроконечным молотком по голове и попытаться скрыться, но что-то его тогда остановило. «Народоволка» О.Любатович рассказывала: «Кто подумал бы, что тот же человек, встретив однажды один на один Александра II в его кабинете, где Халтурину приходилось делать какие-то поправки, не решится убить его сзади просто бывшим в его руках молотком?.. Да, глубока и полна противоречий человеческая душа. Считая Александра II величайшим преступником против народа, Халтурин невольно чувствовал обаяние его доброго, обходительного обращения с рабочими». Однако своего преступного замысла Халтурин не оставил и вскоре все было готово к тому, чтобы при помощи динамита взорвать Государя. То, что при взрыве помимо Императора неизбежно погибнут женщины, дети, слуги и солдаты, террориста не смущало. «Число жертв, - говорил Халтурин, - все равно будет огромно. Полсотни человек будут непременно перебиты. Так лучше уж не жалеть динамита, чтобы по крайней мере посторонние люди не погибли бесплодно, а чтобы он и сам был наверное убит. Хуже, как придется опять начинать новое покушение».

Зная расписание царских обедов, террорист просчитал время, когда Император вместе с семьей должен был оказаться в столовой и осуществил свой замысел. Бомба была приведена в действие с помощью запального шнура, сделанного с расчетом, чтобы сам террорист успел скрыться с места преступления...
Мощный взрыв адской машины, раздавшийся в половине седьмого, обрушил перекрытие между цокольным и первым этажами. Полы дворцовой гауптвахты обрушились вниз, и лишь двойные кирпичные своды между первым и вторым этажами дворца выдержали удар взрывной волны. В бельэтаже никто не пострадал, но взрывом приподняло полы, выбило оконные стекла и погасило свет. В царской столовой треснула стена, на накрытый к обеду стол рухнула люстра, все вокруг было засыпано известкой и штукатуркой...


(Столовая Зимнего дворца после взрыва, 1880 г.)

Государя и членов его семьи спасло то, что они в этот день задержались, ожидая к обеду принца Александра Гессенского, брата Императрицы Марии Александровны, поезд которого опоздал на полчаса. Взрыв застал Государя, встречавшего принца, в Малом Фельдмаршальском зале, расположенном далеко от столовой. Принц Гессенский так вспоминал о случившемся: «Пол поднялся, словно под влиянием землетрясения, газ в галерее погас, наступила совершенная темнота, а в воздухе распространился невыносимый запах пороха или динамита».

Но не все обошлось благополучно и трагедия все-таки произошла. От взрыва погибло 11 солдат лейб-гвардии Финляндского полка, несших в тот день караульную службу, 56 человек получили ранения различной степени тяжести. «Вид пострадавших, - пишет историк Е.П.Толмачев, - представлял ужасную картину. Среди массы обломков и мусора валялись окрававленные части тел. Нужны были усилия многих людей, чтобы извлечь несчастных из-под обломков. Глухие стоны изувеченных и крики их о помощи производили раздирающее душу впечатление».

Все погибшие были героями недавно закончившейся войны с Турцией, за подвиги направленными на почетную службу в царском дворце. «Солдаты, недавние крестьяне, являлись именно теми, ради лучшей жизни которых народовольцы и организовали теракт», - справедливо отмечает современный историк. Но народовольцев это, похоже, мало волновало. Исполнительный комитет организации в своей прокламации лишь заявил, что солдатам следовало бы понять, что их место на стороне революционеров, а не царского режима, так как в противном случае «такие трагические столкновения неизбежны».

Показательно поведение солдат-гвардейцев. Выжившие караульные, несмотря на полученные раны, все до одного выбравшись из под завалов снова заняли свои места. Ободранные и окровавленные, едва держась на ногах, они не уступили своих постов даже по прибытии смены от гвардейского Преображенского полка, пока, как положено по Уставу, их не сменил собственный разводящий ефрейтор, тоже получивший ранение.
Отношение к своим служебным обязанностям, проявленное гвардейцами-финляндцами, поразило не только Россию, но и Европу. Узнав о случившемся в Петербурге, германский император Вильгельм I отдал по армии приказ, в котором требовал нести караульную службу так, как нес ее русский гвардейский Финляндский полк в день взрыва Зимнего дворца.

На следующий после теракта день в храме Зимнего дворца по погибшим солдатам и унтер-офицерам была отслужена панихида, по окончании которой Император сказал, обращаясь к гвардейцам: «Благодарю вас финляндцы... Вы как всегда с честью исполнили свой долг. Я не забуду оставшихся в живых и обеспечу семейства несчастных жертв». Слово свое Государь сдержал: все находившиеся в карауле 5 февраля были представлены к наградам и денежным выплатам, семьи убитых были зачислены «на вечный пансион».

(Похороны погибших солдат, 7 февраля 1880 г.)
Погибших при взрыве погребли 7 февраля в братской могиле на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга, близ Часовни Ксении Блаженной. Несмотря на сильный мороз и опасность нового покушения, Император Александр II присутствовал на похоронах. «Кажется, что мы еще на войне, там, в окопах под Плевной», - такими были слова Государя при прощании с павшими караульными.

На собранные по всей стране 100 тысяч рублей над могилой был воздвигнут памятник в виде гранитной пирамиды, украшенной уральскими камнями, чугунными ружьями, барабанами и воинскими головными уборами. На памятнике были выбиты имена всех погибших в этот трагический день:
Фельдфебель Кирилл Дмитриев
Унтер-офицер Ефим Белонин
Горнист Иван Антонов
Ефрейтор Тихон Феоктистов
Ефрейтор Борис Лелецкий
Рядовой Федор Соловьев
Рядовой Владимир Шукшин
Рядовой Даниил Сенин
Рядовой Ардалион Захаров
Рядовой Григорий Журавлев
Рядовой Семен Кошелев...

(Памятник солдатам л.-гв. Финляндского полка, погибшим при взрыве 05.02.1880 г.)

Террорист Степан Халутрин сумел скрыться. Перебравшись в Москву, а затем в Одессу, он в марте 1882 года принял участие в убийстве прокурора Киевского военно-окружного суда генерал-майора В.С.Стрельникова, который проявил себя как энергичный борец с революционным движением. Задержанный сразу же после преступления прохожими, Халтурин по личному распоряжению Императора Александра III был предан военно-полевому суду и 22 марта 1882 г. повешен.

Андрей Иванов, доктор исторических наук

Tags: дата, революция, российская империя
Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment