oper_1974 (oper_1974) wrote in picturehistory,
oper_1974
oper_1974
picturehistory

Categories:

"На честном слове и на одном крыле"

Писатель А.Зиновьев был на настоящей войне и выпивал тоже - по-настоящему.

     "В начале 1941 года мы переезжали с Дальнего Востока на Запад. Получали паек - селедку, консервы, концентраты - и по пути меняли их на самогон. Но это был мизер. Регулярно я начал "закладывать за воротник" после окончания авиационной школы, когда нам, офицерам, стали выдавать по сто граммов за боевые вылеты.
За каждый вылет.
       В конце войны был такой случай: наш полк - а это - сорок летчиков - совершил более ста вылетов. Я в это день поднимался в воздух на своем ИЛ-2 четыре раза. Сколько получается в водочном эквиваленте?
      Четыреста граммов! Когда мы начали вести боевые действия на земле Германии, там уже спиртного было, хоть залейся.
 А "полетные" - это спирт. Шестьдесят граммов. Фактически получали больше. Ну и постепенно я втянулся. Пил потом очень много, но не был физиологическим алкоголиком. Если не было выпивки, то мне и не хотелось. Не было такой потребности. И не было потребности похмеляться.
Одно время я даже подрабатывал дегустатором.
      На базарах продавалась самогонка, гнали ее все, кому не лень. Бабы покупали спиртное мужикам, но узнать, какой "товар" лучше, они не умели. Прослышав про мои способности отличать хороший продукт от пойла, они приглашали меня пробовать. За небольшую плату. Приходилось раз десять, а то и больше пробовать. А это значит выпить как минимум тридцать граммов за раз. После дегустации я уходил на службу, и никто никогда не мог сказать, что я подшофе.


+++++++++++
        Если винные пары играли в организме - от полетов отстраняли. Но один раз меня проглядели. Вечером я так здорово выпил, что еле на ногах держался, а на утро - вылет. В строю меня ребята с боков зажали - я выстоял.
        Но когда сел в свой Ил-2, то состояние опьянения как рукой сняло. Нормально слетали, постреляли, отбомбились. После приземления я вылез из кабины и упал в траву. Больше не от вчерашнего, а от напряжения умноженного на вчерашнее.
        Я встретился недавно с приятелем, которого не видел с 1942 года. И что мы вспоминали? Политруков с их: "За Родину! За Сталина!"? Построения? Накачки? Нет! Мы вспоминали только пьяные истории, наши с ним застолья! У меня есть такие строки про войну, стих называется "Моему первому собутыльнику":

Однажды нам с ним повезло
Устроить перепой.
Но нашу роту, как назло,
Погнали сразу в бой.
Пошли в атаку мы. И вот
На землю он упал.
Не потому, что пьян - в живот
Металл врага попал.
Он взглядом попросил меня,
Чтоб дырку я зажал.
Но не затем, чтоб кровь унял -
Чтоб спирт не убежал.
Пройдут века, придет момент,
Велят на место то
Воздвигнуть мощный монумент:
Бутылку метров в сто.
++++++++++++++
      То, что немцы получали спиртное, это факт. Материальный уровень и снабжение у них было гораздо выше, и я бы сказал, качественнее нашего. Мы хлестали спирт, водку и все, что могли добыть. Противник получал вино, коньяк, шнапс.
        Но есть разница между русским и немцем: русский пока не пропьет все - не остановится. Немцы - народ аккуратный. В начале войны, когда им все казалось прогулкой, они устраивали перерывы на обед, цедили коньячок в окопах.
       Выкушав порцию, закрывали-закупоривали - "после допью!". Да чтоб у нас такое! Сто граммов не выпить перед атакой, а оставить на "потом"?! А если убьют! Да жалко, - пропадет. И глотали всю порцию сразу.
++++++++++++++
        Я не помню ни одного случая, чтобы наказывали за пьянство. Наказывали за другое. Например, за тесное, так сказать, общение с местным населением, то есть с немками.
       Не по идеологическим, конечно же, соображениям, а из-за венерических болезней. Немцы, уходя, заражали своих женщин и девочек от 12 лет, чтоб они потом заражали русских. И это чистая правда.
     Проштрафившихся у нас наказывали так: не повышали в звании, не давали очередную награду. Но случаев, когда человек становился медицинским алкоголиком даже при том разгуле - не было.
       Во время войны господствовал такой принцип: "Будь ты дерьмо на земле, но будь асс в воздухе". После победы все повернулось с точностью до наоборот. Когда Германия капитулировала, в армии началось просто страшное, безудержное, пьянство! Повальное.
     Наступила разрядка. Мы победили. Находились в эйфории. Ребята молодые гусарствовали дни и ночи. Жили припеваючи с великолепным снабжением. А на гражданке тем временем было голодно. Шли недели за неделями, мы меньше стали летать, больше принялись нас гонять по части строевой подготовки. Потом армию начали сокращать, народ распустился и "гудел", что называется, от души! И опять же, наказывали не за пьянство как таковое, а за те проступки, которые люди совершали в пьяном состоянии."
________________________________
          Истребитель "Харрикейн" советского летчика, сержанта Бориса Александровича Лазарева из 760-го смешанного авиационного полка 259-й иад 7-й ВА Карельского фронта был сбит в ходе воздушного боя 21 февраля 1943 года немецким летчиком-асом обер-фельдфебелем Рудольфом Мюллером из 6-й эскадрильи "Экспертенштаффель" (6/JG5 "Expertenstaffel") 5-ой истребительной эскадры Люфтваффе и упал в болото в 40 километрах от г. Лоухи Карело-Финской ССР (современная республика Карелия). Советский лётчик не успел покинуть самолёт и погиб в момент удара об землю.

         Самолет с останками пилота был поднят из болота в 1998 году Санкт-Петербургской поисковой группой "Высота". Болотистая местность, бензин и масло из двигателя истребителя не позволили истлеть телу погибшего лётчика. Только лицо пилота было размозжено об приборную панель, а ступни были оторваны.
         В кабине пилота были найдены летные очки и самодельный нож с нанесенной на нем надписью "Другу Боре во второй год войны", на поясном ремне летчика висел пистолет ТТ, в карманах комбинезона были обнаружены красноармейская книжка, комсомольский билет, два письма и патроны от пистолета россыпью.

        Сержант Лазарев с подобающими ему почестями похоронен на мемориальном военном кладбище в поселке Чупа Лоухского района Карелии. Детали найденного самолета были использованы при реставрации другого найденного "Харрикейна" для экспозиции Центрального военно-исторического музея на Поклонной горе в Москве. Родственники погибшего до сих пор не найдены.

1001000R1003000O




20090819-u87

[ + 6 фото]

586320
1336629210_war_18
1304923444_red-army-121
Untitled25c1
20091014-me109
583181



Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment