oper_1974 (oper_1974) wrote in picturehistory,
oper_1974
oper_1974
picturehistory

Category:

Дядя Маноле воевал и за немцев и за русских. 1941 - 1945 г.

Сегодня сержанту Маноле Замфиру 86 лет, он живет в одиночестве в поселке Синести в 25 километрах от Бухареста. Его называют "дядя Маноле"; о том, что он ветеран Второй мировой войны, знают немногие.
Вот что он вспоминает о войне на Восточном фронте:

     15 февраля 1941 года началась учеба солдата Маноле Замфира в военной школе имени Петру Рареша вблизи г. Чернаводы. После окончания школы он был зачислен в саперную роту 36-го полка 9-й пехотной дивизии (командир батальона - майор Секариану, командир полка - полковник Ваташеску, командующий дивизией - генерал Панаити).
     1 сентября 1942 года его часть была отправлена на Донской участок Восточного фронта. Бойцов части поездом довезли до вокзала в г. Сталино, а затем они 6 недель шли маршем до линии фронта. В момент их прибытия положение на этом участке фронта было спокойное, и они получили задание строить укрепления и зимние убежища.
     Первая серьезная атака советских войск на их позиции началась 9 ноября 1942 года. Она оказалась безуспешной, части Красной Армии понесли большие потери. За этой атакой последовал месяц тяжелых боев, с атаками с обеих сторон, в результате которых ни одна сторона не добилась сколько-нибудь значительного продвижения. Это была бессмысленная бойня, в которой тяжелые потери несли обе стороны.
     Румынских солдат направляли в лобовые пехотные атаки, которым предшествовали артиллерийские обстрелы позиций противника. С одной стороны, румынская артиллерия мало влияла на сильные стороны противника, так как орудия были мелкого калибра, а выстрелы не точными.
    Другой нашей слабостью была устарелость вооружения. Большинство солдат были вооружены винтовками ZB со штыками. На роту имелось всего по два пулемета и одной пушке "Брандт", а на взвод - 1-2 автомата. Это приводило к огромным потерям, иногда до 90% личного состава. В этот период Маноле Замфиру было присвоено звание сержанта - и за храбрость, и для возмещения потерь среди сержантов.


    Он вспоминает, что после одной из безуспешных атак из всей роты уцелели всего 7 бойцов, включая его самого. Молодые офицеры из командования саперной роты погибали так часто, что сержант Замфир даже не успевал узнать их имена. Во время атак они были впереди, поэтому их часто убивали первыми.
    После нескольких боев румынские солдаты начали пользоваться трофейным оружием и снаряжением. Сержант Замфир взял себе в качестве основного оружия автомат "Беретта". Что касается противотанкового вооружения, положение было еще хуже. Гранаты против танков были неэффективны, а мин или специального противотанкового оружия не было. Довольно успешно применяли "коктейли Молотова". Когда танк загорался, экипаж сдавался в плен.
   Но на этом участке фронта танков было мало, и советские командиры редко их применяли для поддержки пехотных атак. Они держали танки позади своей пехоты, для своего рода артиллерийской поддержки.
       Большинство боев было обычными для Второй мировой войны - пехотные атаки с рукопашными боями в траншеях. В одной из таких схваток сержант Замфир заколол штыком советского солдата. До сегодняшнего дня дядя Маноле сожалеет о том случае, хотя и знает, что выбора у него не было.
    Другим поразительным событием на том участке фронта был приказ, полученный от высшего немецкого командования, - убивать всех советских пленных.Но румынские солдаты, отпускавшие советских пленных, забрав у них оружие и снаряжение, не несли от румынских офицеров серьезного наказания.
    Много раз после атак румынских частей взятые ими в плен перебегали через "ничейную" полосу, в то время как румынские офицеры "смотрели в другую сторону". Сержант Замфир помнит случай, когда его взвод захватил четырех женщин-офицеров (это были офицеры подразделений снабжения, пойманные на линии фронта).
         Командир роты приказал ему отвести их за густой кустарник и там расстрелять. В этих кустах Маноле спросил женщин, говорят ли они по-румынски. К его удивлению, они все знали румынский, так как были молдаванками. И он им сказал: "Теперь вы знаете, где позиции ваших войск. Я буду стрелять в землю, надеюсь, что никогда больше здесь вас не увижу. Женщины созданы быть матерями, а не солдатами!". После этого он выпустил несколько очередей в землю и вернулся в свой взвод.
         Некоторые румынские солдаты насиловали советских женщин, когда появлялась возможность. Сержанта Замфира это ужасало, он убежден, что это один из самых страшных грехов. Если бы такое увидел офицер, он застрелил бы такого солдата на месте, но солдаты не находились постоянно на глазах у офицеров.
+++++++++++
          Уже через три дня после визита немецких офицеров советские войска начали массированную атаку при поддержке мощного артиллерийского огня, а также множества танков Т-34 и пикирующих бомбардировщиков. Всего за одну ночь румынский фронт был прорван, и началось спешное отступление войск. Советские солдаты кричали нам: "Братья-румыны, увидимся в Бухаресте!"
      В первую неделю отступление было таким быстрым, что оставляли раненых, которые не могли идти. Сержант Замфир не может забыть отчаянные крики раненых солдат и их руки, которыми они пытались дотянуться до своих товарищей. Советская армия убивала всех тяжелораненых пленных.
          Снабжения у румынских войск не было почти никакого, так что приходилось использовать трофейное оружие и захваченные боеприпасы и питаться тем, что попадалось на пути. Были периоды, когда ели собак, убитых лошадей или даже сырое зерно и сырую картошку, найденные в деревнях.
     2 мая 1943 года в одном из столкновений с советской пехотой сержант Замфир был ранен осколками артиллерийского снаряда. Ему повезло: его эвакуировали в полевой госпиталь, поэтому он остался жив. Спустя неделю этот госпиталь со всеми ранеными отступил в Севастополь. Сержант Замфир, в числе 700 румынских и немецких раненых, был взят на борт немецкого плавучего госпиталя и эвакуирован в направлении Константинополя.
         Несмотря на то, что госпитальный корабль был окрашен в белый цвет и на нем был изображен красный крест, его сразу же после выхода из Севастопольской гавани атаковали советские бомбардировщики. Он затонул в 12 километрах от берега. После атаки выжили всего 200 человек, включая экипаж.
     Им пришлось провести ночь в воде, так как спасательные шлюпки, находившиеся на корабле, затонули вместе с ним. К утру осталось в живых меньше 100 человек. Спасшихся подобрала немецкая подводная лодка, покидавшая Севастополь, но ее командование не могло изменить свой маршрут, чтобы доставить спасенных румын в румынский порт Констанцу. Многие спасенные из воды умерли в пути, так как на борту лодки не было врачей и условий для раненых. К концу пути выжили всего 30 человек с погибшего госпитального корабля.
     Сержанта Замфира отвезли в крупный госпиталь в Вене, где его вылечили. Спустя два месяца самолетом его отправили в Констанцу для возвращения в боевую часть. Его дивизии к тому времени было поручено осуществлять береговую охрану района Констанцы, восстанавливаясь после огромных потерь на Восточном фронте. Для дивизии это был спокойный период, так как противник не предпринимал попыток высадки на побережье Румынии.
++++++++++++
          В течение осени 1944 года восстановление и перевооружение 9-й дивизии было завершено, и она была поездом отправлена в Тарнавени, а оттуда пешим маршем в Оарбу де Муреш. Там дивизия встретилась с несколькими советскими боевыми частями и получила приказ: форсировать реку Муреш и атаковать немцев, захватив их врасплох.
      Румынские бойцы должны были идти в атаку, а советские войска поддерживать их с тыла. Полковник Ваташеску обратился к своим бойцам и сообщил правду о создавшемся положении:
          "Мы должны это сделать, чтобы остаться в живых и защитить нашу страну. Если мы не пойдем в атаку на немцев, советские войска расстреляют нас в качестве пленных. Те советские части, которые вы здесь видите, находятся здесь не для того, чтобы нас поддерживать, а для того, чтобы расстрелять нас, если мы будем бежать. Так что не рассчитывайте на их помощь. Если кто-то из вас переживет эту войну, помните, что мы сделали это ради своего народа".
      Реку Муреш форсировали, переправляясь на резиновых лодках, и пошли в лобовую атаку на немецкие войска, находившиеся за рекой. Атака прошла успешно, в основном потому, что бойцы дрались до последнего, зная, что поддержки артиллерией и бронетехникой у них мало. А у немцев была хорошая артиллерийская поддержка и даже несколько танков, так что потери румын были значительны. Но румыны все же осуществили прорыв и далее продолжили наступление почти без задержек, освобождая от фашистов Венгрию.
          От советского командования поступали приказы атаковать постоянно, без перерывов для отдыха или пополнения личного состава. Первая остановка была разрешена только в Дебрецене, когда 9-я дивизия была ослаблена настолько, что у нее уже не было никаких шансов успешно наступать. Даже советское командование понимало, что для дальнейшего продвижения ей необходимо пополнение из Румынии.
++++++++++
          После короткого перерыва в Дебрецене наступление возобновилось в тех же тяжелых условиях. Самые жестокие и страшные сражения были в горной местности, в Татрах, где бои часто переходили в схватки в траншеях один на один, с помощью ножей и кольев. Настоящая взаимная бойня.
      Здесь сержант Замфир был еще раз ранен, тремя пулями в правое бедро. Его самолетом эвакуировали в Медиаш (Румыния) и прооперировали. К счастью для него, выстрелы были произведены с большого расстояния, и кость бедра была раздроблена не очень сильно. Всего через две недели его вернули на фронт, не полностью выздоровевшего, но "годного к боевой службе".
     Однажды какой-то советский офицер обратился к румынским войскам с такими словами: "Мы должны полностью уничтожить Германию". Большинство румын были потрясены этим приказом, выполняли его лишь немногие. Но отношение советских солдат к немцам подтолкнуло некоторых румынских солдат к тому, что они, как и некоторые красноармейцы, стали уничтожать немцев.
          Сержант Замфир помнит, что немецкие женщины измазывали себя землей и фекалиями, чтобы солдаты не насиловали их. Это были нечеловеческие принципы поведения, ужасное время. Сержант Замфир убежден, что его спасла только вера в Бога. Принципы христианского учения были единственным законом для него. Ему стыдно за поведение некоторых бойцов его армии, и он молится за мирных жителей Германии, которых тогда убили.
      Продвижение румынских войск прекратилось с окончанием войны. В течение последующего месяца румыны под руководством советских командиров патрулировали оккупированную территорию. После этого их отправили добираться до дома пешком, так как советское командование отказалось предоставить железнодорожный транспорт.
      Они дошли до румынской границы 19 июля 1945 года, оттуда их направили в г. Брашов. Там красноармейцы разоружили их и отпустили по домам. За то время, что они воевали против германских войск, они не получили никакой оплаты, пошли домой, не имея при себе ничего, кроме своей одежды. Но были очень рады, что живы."

       Записи опубликованы в начале 2000-х в разделе "Воспоминания и дневники" (Memories and Diaries) на сайте "Вооруженные силы Румынии во Второй мировой войне" (Romanian Armed Forces in the Second World War).

Доблестные румыны на восточном фронте: http://oper-1974.livejournal.com/88934.html

http://oper-1974.livejournal.com/170730.html


    Британский таблоид The Sun опубликовал результаты опроса, в ходе которого выяснялось: в армии какой страны служат самые сексуальные девушки. Оказалось, что армия Израиля, несмотря на постоянные секс-скандалы занимает всего лишь 6-е место в общем списке.
        Наибольшее же число голосов было отдано за девушек, которые служат в армии Румынии. "Несмотря на отсутствие огневой мощи, румынская армия имеет секретное оружие - самых сексуальных женщин-военнослужащих".

43844_232




Subscribe
promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments