Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Мешок муки, деньги, два ствола: как Россия спасалась от голода



Голь на выдумки хитра… В годы Гражданской войны изобретательность компенсировала разруху. От голода страну спасали «мешочники» - ими стали сотни тысяч людей.

Collapse )

promo picturehistory март 24, 2016 11:48 5
Buy for 50 tokens
ПРОМО блок временно свободен!
Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.

Забавная этикетка к дате


Ровно 100 лет назад был расстрелян адмиралЪ Колчак, а одноименный бренд был зарегистрирован иркутскими предпринимателями в 1998 году.

147a0d0888db957236638b0439471c5e.jpg

ООО «Адмирал Колчак» занимается в основном пивом. Самое забавное на их сайте это слоган: "Сохраняем вкус с СОВЕТСКИХ времён"!

ОТ МЕНЯ:
"Сохраняем вкус с советских времён"
Ага, держим холодненьким с 1920-го...
  • id77

Волшебник и голубой вертолет. Или сколько стоит осуществить детскую мечту :-)

Здравствуйте уважаемые.
Помните мечту крокодила Геннадия из мультфильма "Чебурашка" , о которой он поет под гармонику? :-))
Помните?

Текст такой:
Прилетит вдруг волшебник
В голубом вертолете,
И бесплатно покажет кино.
С днем рождения поздравит
И конечно, подарит
Мне в подарок пятьсот "эскимо".


Ну вот подумалось, сколько в денежном выражении стоило бы сделать счастливым Гену.
Collapse )
  • prajt

Городской фольклор и «питейное дело» в Петербурге

или Mens sana in «Quisisana»

В очередной раз приходится констатировать, что многим петербургским традициям, в том числе и печально знаменитым, положил начало царь Петр I. Например, нельзя безоговорочно утверждать, что именно он виновен в пагубном распространении «питейного дела» в Петербурге, но, если верить фольклору, именно он открыл первый петербургский трактир на Троицкой площади и назвал его «Австерия четырех ветров».

А кабак вблизи Морского рынка в начале будущего Невского проспекта вообще носил его монаршее имя: «Петровское кружало». В нем за незначительную плату или даже под залог можно было общим черпаком зачерпнуть из стоявшего посреди помещения огромного чана густого пива, развлечься нехитрой беседой или ввязаться в драку, без которой не обходился ни один день.





[ДАЛЬШЕ...]


Даже в своих постоянных заботах о просвещении и распространении знаний в России Петр не забывал о приманке, которою, по выражению историка Петербурга П. Н. Столпянского, «можно было заманить русского человека». В 1715 году в царскую казну отошли только что построенные палаты Алексея Васильевича Кикина, высланного из Петербурга за казнокрадство, а затем и казненного, как одного из главных участников «заговора» царевича Алексея. В обширных Кикиных палатах Петр разместил свою знаменитую коллекцию раритетов – Кунсткамеру. Вход в Кунсткамеру – этот первый общедоступный русский музей – был бесплатным и посещать ее можно было «без всякого опасения».

Но история русского просвещения – это трудная история преодоления косности, невежества, консерватизма. В Кунсткамеру ходить опасались. Тогда, согласно одной расхожей легенде, «придумано было, чтобы каждый получал при смотрении Кунсткамеры свой интерес: кто туда заходил, того угощали либо чашкой кофе, либо рюмкой водки и венгерского вина. А на закуску давали цукерброд».

Еще задолго до основания Петербурга, в 1700 году, для надзора за строительством кораблей Петр учредил Адмиралтейский приказ, переименованный после того, как он был переведен в Петербург, в Адмиралтейскую канцелярию. Вместе со своими адмиралами Петр лично присутствовал на заседаниях канцелярии, вникая во все подробности организации военного флота в России. Ежедневно в 11 часов заседания прерывались, и Петр с наслаждением «подкреплял себя анисовкой». Примеру царя охотно следовали адмиралы. С тех пор в Петербурге 11 часов стали называть «Адмиральским часом», или «Адмиральским полднем», а на Руси сложилась поговорка, записанная еще Владимиром Далем: «Адмиральский час пробил, пора водку пить».


В.А.Серов [1865—1911] Кубок Большого орла.1910
«один из озорных эпизодов в жизни Петра», где царь насильно вливает вино в рот гостю ассамблеи, провинившемуся тем, что не пил со всеми»





В петровской России ассамблеи начали проводиться по приказу царя с 1718, и устраивались они по очереди всеми придворными в Петербурге и Москве. Нарушивших правила ассамблеи, особенно опоздавших, царь заставлял осушить кубок Большого орла -стеклянную емкость с выгравированным на ней изображением двуглавого орла – герба России, которая наполнялась крепким вином, водкой или каким угодно другим хмельным напитком. Содержимое кубка во времена царя-реформатора едва ли не насильно вливалось в глотку провинившегося.

От этого кубка и пошло гулять по стране понятие «Штрафная». Со временем кубок трансформировался в легендарную именную чарку. По преданию, такую чарку получил в подарок от Николая I мастеровой человек Петр Телушкин. Во время сильного урагана 1829 года накренился Ангел на шпиле Петропавловского собора. Для его ремонта требовались дорогостоящие строительные леса. Телушкин предложил выполнить всю работу вообще без лесов. Ему это блестяще удалось с помощью веревочной лестницы, которую он закрепил в основании Ангела. В течение шести недель ежедневно взбирался Телушкин по этой лестнице, а когда вся работа была успешно окончена, то за проявленную смекалку и мужество император будто бы лично вручил ему именную чарку, которая давала Телушкину пожизненное право получать бесплатную водку во всех казенных кабаках.



Н.Д.Дмитриев-Оренбургский (1837-1898) «Ассамблея при Петре Великом.
Потчевание провинившегося гостя кубком „Большого Орла”».





По другой малоправдоподобной легенде, право на бесплатную выпивку давало Телушкину несмываемое клеймо, поставленное ему на правую сторону подбородка. Входя в кабак, он громко щелкал пальцем по клейму, давая знать трактирщику о своем неотъемлемом праве. Если верить этой легенде, то именно тогда и родился характерный и столь понятный всякому жест, приглашающий к выпивке.

В петербургской истории известны случаи, когда водка становилась общей наградой, а наказанию подвергались как раз те, кто так или иначе этому противодействовал. В честь своего восшествия на престол Екатерина II повелела отпускать народу водку бесплатно. По одному из преданий, крупнейший петербургский богач купец Савва Яковлев воспротивился этому. Народ тут же «произвел буйство на улицах», о чем немедленно доложили императрице. Екатерина выразила свое неудовольствие и пожаловала Яковлеву чугунную медаль в пуд весом, с приказанием носить ее по праздникам на шее.

В 1916 году справочная книга «Весь Петроград» сообщала всем желающим названия, адреса и фамилии владельцев более полутора тысяч трактиров. Было чем вскружить головы заезжим провинциалам, которые затем разносили по всей России молву о доступности и легкости роскошной и безбедной жизни в столице. В Ярославской губернии распевали частушку:

С малолетства сбаловались:
Водку пить, табак курить;
Водку пить, табак курить –
Из Питера пешком ходить.

Интересно, что в это же время подобную частушку фольклористы записали и в Тверской губернии:

Четвертная – мать родная,
Полуштоф – отец родной,
Сороковочка – сестрица
Научила водку пить,
Научила водку пить,
Из Питера пешком лупить.











Надо сказать, героями петербургского городского фольклора на тему выпивки были не только простолюдины или провинциалы. В равной степени ими становились представители всех социальных слоев. Другое дело, не все удостаивались осуждения или даже простого неодобрения. К кому-то фольклор был более снисходителен, к кому-то – терпим. С солдатской прямотой и откровенностью рубили императорские лейб-гвардейцы: «Кирасиры Ее Величества не страшатся вин количества». Богатые ветреники, тяготившиеся домашними обязанностями, с открытием в Петербурге общедоступной Публичной библиотеки получили неожиданную возможность, уходя из дома, философически изрекать своим женам, что спешат «Пропустить стопку, другую книг».

Широкой известностью пользовались застолья в литературных кругах Петербурга первой половины XIX века. По одной из легенд, писатель Нестор Кукольник отмечал однажды свой день рождения на загородной даче Безбородко в Полюстрове. Молва приписывает Кукольнику четверостишье, которое он произнес, когда в разгар веселья вдруг оказалось, что все питье кончилось и достать его невозможно:

Дача Безбородко –
Скверная земля!
Ни вина, ни водки
В ней достать нельзя.

До революции на острове Котлин среди кронштадтских моряков широкой славой пользовался трактир с романтическим названием «Мыс Доброй Надежды». Трактирные нравы строгостью не отличались, и очень часто моряки возвращались из увольнения весьма потрепанные и с синяками под глазами. В фольклоре сохранилась крылатая фраза, с помощью которой оправдывались очередные жертвы кронштадтского «зеленого змия»: «Потерпел аварию у мыса Доброй Надежды».









Чуть ли не гимном петербургской учащейся молодежи – кадетов, курсантов и студентов всех рангов – стали знаменитые четыре строчки «Чижика-пыжика». «Чижиками-пыжиками» из-за форменных мундиров желто-зеленого цвета называли в Петербурге курсантов Училища правоведения, которое находилось на Фонтанке напротив Летнего сада. Весь Петербург вместе с подвыпившими правоведами голосил заветные строчки:

– Чижик-пыжик, где ты был?
– На Фонтанке водку пил.
Выпил рюмку, выпил две,
Закружилось в голове.

Песня была так популярна, что ее, несколько видоизменив, вкладывали в уста главного героя любимой народной комедии «Петрушка» далеко за пределами Петербурга. Во всяком случае, известны записи комедии, в которой звучала эта песенка, в Чернигове в 1898 году и на Кубани – в 1902 году. Любопытно, что малопонятное словосочетание «на Фонтанке» в одном случае заменено выражением «на рыночке», в другом – «за горою».

Но наиболее массовый характер пьянство приобретало на петербургских окраинах, в рабочих поселках и слободках в календарные дни выдачи заработной платы. В такие дни пьянство проявлялось в таких уродливых формах, что зачастую не обходилось без вмешательства полиции. Некоторые районы Петербурга так и остались в истории помеченными, или, если быть еще более точным, заклейменными бескомпромиссным фольклором: «Рыбацкое-кабацкое», «Закрывайте лавки, Пороховые гуляют».

К концу XIX века петербуржцы шутили: «В Петербурге только четыре человека не пьют. На Аничковом мосту. И то у них руки заняты».




Аничков мост в XIX веке





Борьбу с этим вековым злом возглавило Всероссийское Александро-Невское братство трезвости, основанное протоиереем А. В. Рождественским. Только петербургское отделение этого общества насчитывало около 70 тысяч человек. Главным храмом общества в Петербурге стала церковь Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Церковь была выстроена на пожертвования Братства по проекту петербургского зодчего Г. Д. Гримма в 1908 году. В народе ее прозвали «Церковь с бутылочкой». До сих пор жива легенда о том, что одна из колоколен храма, удивительным образом напоминающая бутылку, выстроена в таком виде специально по просьбе членов Братства. Среди икон в церкви находилась одна, наиболее чтимая прихожанами: «Неупиваемая чаша». Перед ней пьяницы давали бесчисленные обеты и молились о Божьей помощи в исцелении своего недуга.

Революция, идеалы которой, может быть, и были замешаны на кристально чистой дистиллированной воде утренних грез о «светлом будущем человечества», совершалась руками тех же фабрично-заводских парней, программа maximum которых сводилась к нехитрым лозунгам типа: «Грабь награбленное», «Мир хижинам, война дворцам», «Кто не с нами, тот против нас» и т. д. До сих пор живы легенды о винных лужах, образовавшихся возле подвальных окон Зимнего дворца после того, как были разграблены и разбиты огромные запасы коллекционных вин императорского двора.




С-Петербург. Церковь Воскресения Христова (церковь с бутылочкой)





Может быть поэтому в фольклоре о тех исторических днях нет сомнений насчет истинных побудительных мотивов октябрьских событий. Вот как выглядит в анекдоте эпохальный акт перехода страны из одной политической формации в другую:

Хмурое октябрьское утро 1917 года. 26 октября. Ленин тяжело открывает глаза, поднимает голову и тут же опускает ее на валик дивана. Голова трещит. Гадко во рту. Подводит память. Над ним склоняется верный Дзержинский.

– Феликс Эдмундович, где же мы вчера были?
– У девочек, Владимир Ильич, – шепчет Дзержинский, – у девочек.
– И что же?
– Пили, Владимир Ильич, много выпили.
– И что же?
– Спорили и кричали.
– А потом?
– Взяли Зимний, Владимир Ильич.
– Потогопились, Феликс Эдмундович, потогопились.

Под знаком этого мутного похмелья, на фоне стремительного снижения условий для цивилизованного отдыха деградирует и все ресторанное дело социалистического Ленинграда. Если в упомянутой уже справочной книге «Весь Петроград» на 1916 год количество ресторанов в дореволюционном Петрограде приближалось к двумстам, то в подобной же адресной книге «Весь Ленинград» на 1926 год ресторанов всего сорок. Примерно столько ресторанов насчитывалось в Ленинграде и к концу 1970-х годов. Причем надо иметь в виду, что даже такое количество ресторанов появилось только в связи с подготовкой к Олимпийским играм 1980 года в Москве. В Ленинграде готовились к наплыву зарубежных гостей. О своих никто не думал.

В то же время продолжалась чуть ли не вооруженная борьба с пьянством. В очередной раз пытаясь легализовать освященные традициями товарищеские встречи «на троих», извлечь их из дворовых подворотен, лестничных клеток и общественных туалетов на свет Божий для более удобного пригляда, городские власти покрыли Ленинград огромной сетью легких дощатых павильонов, выкрашенных в голубой цвет, в которых открылись пивные, распивочные и закусочные. В городе их окрестили «Голубыми Дунаями». Со временем они сменились «Автопоилками» – полуподвальными залами с автоматическим разливом разбавленного пива и грошового вина. Самое знаменитое в то время кафе-автомат на углу Невского проспекта и улицы Рубинштейна в городском фольклоре осталось под названием «Гастрит», или «Пулемет». Надо ли искать более удачную характеристику отпускаемых в нем блюд.




Кафе-автомат на углу Невского и Рубинштейна. («Гастрит»).Конец 1950-х





Не менее известной в Ленинграде была распивочная на углу улиц Садовой и Ракова. В разное время, в зависимости от окраски стен, которая эволюционировала от нежно-голубой до ядовито-синей, эту безымянную распивочную в просторечии называли: «Голубая гостиная», «Синий зал», «Синяк» и, наконец, «Чернильница».

Были в Ленинграде свой «Гадючник» (бар «Корвет», Разъезжая улица, 10), «Аппендицит» (буфет от Литературного кафе), «Затон» (пивной бар, Невский проспект, 94), «Болото» (пивной бар, Купчинская улица, 1), «Тошниловка» (закусочная, Гончарная улица, 2), «Травиловка» (шашлычная, улица Танкистов, 3-а), «Палатка Папанина» (распивочная на улице Марата, напротив Музея Арктики и Антарктики), «Ларек Ленина» (водочный ларь на улице Олеко Дундича), «Ленин в Разливе» (пивной бар, улица Трефолева, 22/25) и так далее…



"Пушкарь", пивбар (Ленинград, Большая Пушкарская ул.)





Пик опасной тенденции наступил, когда разговоры о выпивке по своему значению в жизни простого советского человека стали настолько постоянными, что оставили далеко позади разговоры о зарплате, карьере или женщинах. Все клином сходилось на этой теме. Близкими и понятными становились замысловатые аббревиатуры производственных объединений, проектных организаций и учебных институтов после их соответствующих расшифровок:

Союзное проектно-монтажное бюро «Малахит» (СПМБМ) – «Союз Пьяных Мужиков – Бывших Моряков»; Ленинградское Адмиралтейское объединение (ЛАО) – «Ленинградское Алкогольное Объединение»; Ленинградский институт авиационного приборостроения (ЛИАП) – «Ленинградский Институт Алкоголиков-Профессионалов» и «Лепят Инженеров – Алкоголики Получаются».

Студенты всех без исключения институтов пели старинную студенческую песню, придавая ей в новых условиях особый смысл и делая интонационные акценты в нужных местах:




"Жигули", пивбар (Ленинград, Владимирский пр.)





Там, где Крюков канал
И Фонтанка река,
Словно брат и сестра, обнимаются,
От зари до зари
Там горят фонари,
Вереницей студенты шатаются.
Они горькую пьют,
Они песни поют,
И еще кое-чем занимаются.
Через тумбу, тумбу раз,
Через тумбу, тумбу два… и т. д.



Зал ресторана Палкин К.П.(Невский,47).Фото, конец ХIХ века






Родилась новая советская традиция. На Стрелке Васильевского острова под радостные возгласы родных и друзей: «Счастливого плавания» юные молодожены разбивают бутылку шампанского. И если даже признать бесспорность смысловой глубины этого акта, то одновременно надо согласиться с тем, что появился этот обычай не на пустом месте. Во всяком случае, толстый слой битого зеленого стекла на старинном классическом спуске Стрелки явно это подтверждает.

При этом надо напомнить, что в последние годы советской власти даже ритуальную бутылку шампанского можно было либо достать по блату, либо приобрести по специальному талону, выдаваемому накануне торжественного дня бракосочетания в счастливые руки жениха и невесты. Магазины были пусты. В редкие минуты завоза товара у прилавков начинался «Штурм Зимнего». Настойчиво повторявшиеся попытки поднимать цены на спиртное, чтобы снизить спрос на него, успеха не имели. Ленинградцы трезво и со знанием дела оценивали свои возможности: «Если будет двадцать пять, снова Зимний будем брать». В то время инфляции еще не было. Просто водка дорожала и дорожала. Двадцать пять рублей – это та цена, которая, по мнению ленинградцев, была запредельной и даже опасной. Кроме приведенной пословицы, появилась частушка на ту же дежурную тему, обращенная к Леониду Ильичу Брежневу:

Водка стала пять и восемь,
Все равно мы пить не бросим.
Передайте Ильичу,
Нам и десять по плечу.
Если станет двадцать пять –
Снова будем Зимний брать.

Да, бросать пить не собирались.

Пьяный на улице:
– Где я?
– На Невском.
– К черту подробности. В каком я городе?




Ресторан "Контан" (наб.Мойки,58). Фото, конец ХIХ века






Горбачев в сопровождении председателя Ленгорисполкома Зайкова проезжает мимо Московского вокзала. На тротуаре валяется пьяный. Горбачев:
– Смотри, что у тебя делается.
– Это не наш, Михаил Сергеевич, – отвечает руководитель Ленинграда, – это москвич.
– А ты откуда знаешь?
– Наши в таком виде еще работают.

Ситуация оказалась тупиковой. Было очевидно, что ни запреты, ни повышение цен, ни меры общественного, как тогда говорили, воздействия (народные дружины, товарищеские суды и пр.) не помогут.

Между тем, как мы уже говорили, в Петербурге к 1917 году был накоплен богатый опыт предоставления горожанам цивилизованных способов проведения времени, не исключавших, а, напротив, предполагавших обязательную выпивку. Целая индустрия ресторанов и кафе исправно функционировала, удовлетворяя самым разнообразным потребностям – от весьма неприхотливых до изысканно-изощренных.

Конечно, за семьдесят лет советской власти этот опыт в значительной мере был утрачен. Однако обнадеживает та стремительность, с которой возрождается ресторанное дело. Хочется надеяться, что городской фольклор, который, несмотря ни на что, сумел сохраниться в коллективной памяти Петербурга, будет только способствовать этому ренессансу.

В начале XX века, благодаря стечению ряда обстоятельств, петербургскому городскому фольклору удалось сформулировать принципиально новое отношение теперь уже не к «питейному», но к «ресторанному» делу Санкт-Петербурга. Если, как вы помните, ранний петербургский фольклор, не мудрствуя лукаво, декларировал: «Адмиральский час пробил, пора водку пить», то по прошествии двух столетий подобная прямолинейность могла просто шокировать «блистательный Санкт-Петербург». На вооружении серебряного века петербургской культуры появились совсем другие языковые конструкции, вызывавшие иные ассоциации. Петербург начала XX века мог себе позволить заговорить на языке античного Рима.




Арт-кафе «Подвалъ бродячей собаки». Весь свет аристократии прошлого века не мог обойтись без сцены «Подвала» на Итальянской улице. Здесь бывали Константин Бальмонт, Игорь Северянин, Анна Ахматова, Николай Гумилев. Стихотворение «Вам!» Маяковский прочитал со сцены именно этого заведения. Тут обедали, ужинали, спорили и творили. Сегодня в «Подвале бродячей собаки» можно посмотреть спектакли, мюзиклы и концерты.





Mens sana in corpore sano.

Именно так говорили древние римляне, формулируя свое отношение к гармоническому развитию духовных и физических сил гражданина и воина. Mens sana in corpore sano – в здоровом теле – здоровый дух. Видимо, не случайно петербургские острословы вспомнили эту крылатую фразу в связи с появлением в начале XX века модного ресторана «Квисисана». Ресторан открылся в доме № 46 по Невскому проспекту, перестроенном архитектором Л. Н. Бенуа для Московского купеческого банка. То ли безупречная ресторанная кухня отвечала высоким гастрономическим требованиям избалованной петербургской публики, то ли звучная ритмика заморского названия вызвала сложные ассоциации, но в петербургском салонном фольклоре появилась поговорка, которую щеголи той поры любили произносить по-латыни: «Mens sana in Quisisana!» – «Здоровый дух в Квисисане!»

К сожалению, век «Квисисаны» оказался недолгим. Через несколько лет ресторан исчез так же неожиданно, как и появился. Октябрьский переворот не способствовал развитию ресторанного дела. И если бы не след, оставленный в фольклоре, то память о «Квисисане», пожалуй, исчезла бы навсегда.

Ресторан «Квисисана». конец ХIХ века




Первыми петербургскими ресторанами следует считать трактиры, представлявшие собой удачное сочетание казенных комнат для жилья с собственно ресторанами. В одном из них, так называемом Демутовом трактире на Мойке, останавливался Пушкин. В Петербурге того времени таких трактиров насчитывалось девять. Через сто лет справочная книга «Весь Петроград» на 1916 год приглашала петербуржцев и гостей города посетить, как мы знаем, 191 ресторан, не считая более полутора тысяч трактиров.

Наряду с ресторанами для имущих и питейными заведениями для работного люда в огромном количестве открывались кафе для интеллигенции и студентов. Привлекательность Петербурга в этом смысле была столь велика, что приезжим провинциалам он казался раем с молочными реками и кисельными берегами. Про Питер распевали частушки.

А в Питере вино
По три денежки ведро.
Хошь лей, хошь пей, хошь окачивайся,
Да живи и поворачивайся.

На кабачки и распивочные можно было наткнуться буквально на каждом углу. Купцу 1-й гильдии Василию Эдуардовичу Шитту удалось получить право на открытие винных погребков в угловых помещениях доходных домов. Остряки говорили, что «В Питере все углы сШиты» и «Шитт на углу пришит». Широко процветала в Петербурге торговля пивом. Особой популярностью пользовалась продукция пивоваренного завода «Бавария». Вместе с тем городской фольклор начала XX века настоятельно предупреждал: «От „Баварии“ до аварии один шаг».





Со времени основания в 1840 году заведение «Доминик» на Невском проспекте планировали приблизить к ресторану высшего класса. Здесь гостям предлагали выпечку и кофе, сыграть в шахматы или шашки. Постепенно «Доминик» становился ярче. У столов появились мраморные столешницы, вид на Невский становился шире, развлечения дополнились бильярдом. Гостями ресторана были Федор Достоевский, Антон Чехов, Михаил Салтыков-Щедрин. Фото, конец ХIХ века






В начале 1840-х годов в Петербурге появляется принципиально новое торговое заведение – кафе, понятие, которое современные словари русского языка толкуют как «маленький ресторан». Первый такой «маленький ресторан» открылся в доме № 24 на Невском проспекте. По имени своего владельца Доминика Риц-а-Порто он назывался «Доминик». Широко распространенные по всей Европе заведения подобного рода отличались от «больших» ресторанов своим более демократическим характером.

Здесь можно было быстро и недорого поесть, встретиться с другом, почитать свежую газету, сыграть в шахматы или домино. Постоянными посетителями кафе были студенты и журналисты, небогатые чиновники и инженеры – все те, кого петербургские газеты называли «столичными интеллигентами среднего достатка». В городском фольклоре эти посетители известны под именем «Доминиканцы». Кафе «Доминик» прекратило свое существование в 1917 году. Затем в его помещениях располагались различные магазины, а в 1950-х годах здесь вновь открылось кафе-мороженое. Официального названия оно не имело, но в народе было широко известно как «Лягушатник», скорее всего из-за болотного цвета мебельной обивки.

В 1880-х годах на углу Невского и Владимирского проспектов, в доме, перестроенном выдающимся петербургским архитектором П. Ю. Сюзором, была открыта гостиница «Москва». При гостинице, как и положено, был ресторан. Позже гостиницу закрыли, перепланировав всю ее площадь под ресторан. На первом этаже под рестораном «Москва» открылось кафе, не имевшее официального названия. Пустоту тут же заполнил фольклор, наделивший кафе безошибочно точным именем «Подмосковье».





Богема Петербурга обожала изысканный и шикарный ресторан «Донон» на набережной реки Мойки. Он славился приятной кухней и уважением к клиентам. «Донон» не раз посещали Вячеслав Иванов, Зинаида Гиппиус, Александр Бенуа и Дмитрий Мережковский. Фото, конец ХIХ века





В 1960-х годах это кафе, о чем мы уже говорили, получило широчайшую известность под новым фольклорным названием «Сайгон». Ныне «Сайгон», давно уже ставший своеобразным памятником шестидесятникам, не существует. В его помещениях расположился модный магазин иностранной бытовой техники. Попытки реанимировать «Сайгон» на других территориях серьезного успеха не имели. На Большой Мещанской улице недавно появилось кафе с таким названием, но оно официальное и к легендарному «Сайгону» имеет довольно отдаленное отношение.

Однако след, оставленный «Сайгоном» в генетической памяти петербуржцев оказался столь значительным, что даже сегодняшние двадцатилетние ребята, которые о «Сайгоне» знают разве что по воспоминаниям взрослых, да по студенческому сленгу, клянутся в верности данному слову старой сайгоновской поговоркой: «Век Сайгона не видать!» А формулой братской общности и нерушимого товарищества давно уже стала пословица: «На одном подоконнике в Сайге сидели». Почти как: «В одном полку служили».

Демократический характер «маленьких ресторанов» в значительной степени определил их социальную функцию. Кафе объединяли людей по интересам, по их формальному или неформальному социальному статусу. У всех на памяти кафе литературные и театральные, студенческие или поэтические. Такую же объединяющую функцию играли и многие рестораны. Например, ресторан «Крыша» в гостинице «Европейская» долгое время был постоянным местом встреч актеров после окончания вечерних спектаклей. По аналогии с Большим и Малым залами Филармонии ресторан «Крыша» в театральных кругах назывался «Средним залом Филармонии». Такое же название в городском фольклоре 1960-х годов получил ресторан «Восточный» на Невском проспекте.





Гостиница «Европейская». Ресторан «Крыша».1910-1914





Магнетическая сила ресторанов была так велика, что склонные а аналогиям петербуржцы XIX века прозвали два стоявших друг против друга ресторана Бореля и Дюссо «Сциллой и Харибдой». Воистину надо было обладать недюжинным мужеством, чтобы, не привязав себя к фонарному столбу, словно легендарные греческие мореплаватели к корабельной мачте, не поддаться соблазну и не отдаться во власть ресторанных кулинаров.

В кругах рафинированных гурманов рестораны славились своими петербургскими традиционными яствами. В отличие от купеческой Москвы, славившейся, скажем, выпечными изделиями, Петербург не без основания гордился морскими продуктами. «На Фонтанке треснул лед, в гости корюшка плывет»; «Рыбацкий куркуль, вместо корюшки – омуль»; «Славна Москва калачами, Петербург – сигами». Мы уже знаем, что в названиях многих изысканных кушаний навсегда сохранились имена известных петербуржцев. Так, блюдо из мелко нарезанных кусочков мяса, тушенных в сметане, носит имя его создателя графа Строганова – бефстроганов. Имя министра финансов в александровскую эпоху Д. А. Гурьева осталось в названии «Гурьевской каши».



Источник:
Синдаловский Н.А. Мифология Петербурга. Очерки
https://www.litmir.me/br/?b=207854&p=52


SPAM для Красной армиии

«Второй фронт» стал помогать Красной армии задолго до 1944 года, когда союзники выбросили десант на пляжи Нормандии. По программе ленд-лиза в порты Советского Союза пришли транспорты, груженные наряду с танками, самолетами, грузовиками, паровозами еще и продуктами, мясом, зерном. Среди консервов особое место занимала тушенка.

В 1941 году вермахт захватил территории СССР, где до войны производили 60 процентов свинины, 84 процента сахара и 38 процентов зерна. Продовольственная проблема стала настолько острой, что вместе с мерами по мобилизации внутренних ресурсов советское правительство на Московской трехсторонней конференции в конце сентября 1941 года обратилось за помощью к союзникам.

Среди 664,6 тысячи тонн мясных консервов, поставленных в СССР, особое место занимала тушенка, которую красноармейцы едко назвали «вторым фронтом». Впрочем, о самом продукте солдаты отзывались с неизменным уважением.

Одним из крупных поставщиков была фирма Hormel foods Corporation, выпускавшая тушенку под торговой маркой SPAM в полукруглых или квадратных жестянках с ключиком-открывалкой. Впрочем, с конвейера сходили и привычные советскому потребителю круглые банки.

Collapse )
  • id77

"Айболит" и география :-)

Здравствуйте, уважаемые!
Все мы с детства помним прекрасное, на мой скромный взгляд, произведение блистательного поэта, журналиста и переводчика Корней Ивановича Чуковского (Николая Корнейчукова) под названием "Доктор Айболит" (кстати - шотландская фамилия :-))). Когда мне в раннем детстве его читали (а уж потом я начал читать сам), то не знаю как Вам, а вот мне очень сильно бросались в глаза географические наименования. Они меня манили и заставляли работать активнее фантазию. Красивые ведь название, верно?
Политическую карту мира я знал уже в 4 и уверенно мог показать любимый остров Мадагаскар закрытыми глазами, но вот до более конкретных топографических привязок я тогда еще не дорос. Лишь позднее стало интересно понять, о чем конкретно говорит нам автор в этом стихотворении.
Чуковский
Корней Чуковский в молодости

Collapse )
  • prajt

Хозяйке на заметку . Рыба фугу: великая и ужасная

Рыба фугу, она же собака, она же иглобрюх, диодонт или фахак, – самое дорогое и смертельно опасное блюдо японской кухни. А еще это одно из древнейших кушаний, известных человечеству. Согласно находкам археологов, жители японских островов ели фугу задолго до нашей эры, причем, судя по тому, что Страна восходящего солнца до сих пор густо населена, древние японцы знали секрет приготовления этой рыбы.








[ДАЛЬШЕ...]




Фугу – маленькая рыбка размером всего с ладонь, которая может плавать хвостом вперед. Вместо чешуи у нее тонкая эластичная кожа. Если фугу испугать, она мгновенно раздуется и примет форму шара, утыканного острыми шипами. В таком состоянии она в три раза превышает свои первоначальные размеры. Происходит это за счет воды, которую рыбка резко всасывает в себя.

Трудно установить, когда именно на японских островах стали употреблять в пищу ядовитую фугу. Вероятно, с древнейших времен. А вот первый случай знакомства с ней европейцев документально зафиксирован.
Это произошло во время второго кругосветного плавания знаменитого Джеймса Кука, у берегов только что открытого острова, получившего название Новая Каледония. Путешественники выменяли у туземцев необычную рыбу, которой очень заинтересовались находившиеся на борту натуралисты Дж. Рейнхольд Фостер и его сын Джордж.











К счастью, рисование и описание рыбы отняло много времени, и на камбуз отправили – а потом подали к столу - небольшую порцию рыбы. «Около трех часов пополуночи нас охватила необыкновенная слабость во всех членах, - записал впоследствии в дневнике капитан Кук, - Я почти полностью потерял ощущение чувств, так же не мог я отличить легкое тело от тяжелого, горшок с квартой воды и перо были равны в моих руках. Каждый из нас предался рвоте, и после этого выступил обильный пот, который принес великое облегчение. Поутру одну из свиней, пожравших внутренности рыбы, нашли мертвой».










Смертельный яд – тетродотоксин – содержится в молоках, икре, на половых органах, коже и в печени фугу.
Это вещество обладает нервно-паралитическим действием. Оно примерно в 1200 раз опаснее цианистого калия. Смертельная доза для человека составляет всего один миллиграмм тетродотоксина. В одной рыбке этого вещества хватит, чтобы убить сорок человек. Причем эффективного противоядия до сих пор не существует. В микроскопических порциях яд фугу используют в качестве средства профилактики возрастных болезней и как лекарство от заболеваний предстательной железы.











В одном из парков Токио стоит памятник этой рыбе. Близ Осаки существует известный храм, где лежит надгробный камень, специально высеченный в честь фугу. Из иглобрюхов делают светильники и подсвечники, есть множество мастерских, которые специализируются на изготовлении воздушных змеев в виде фугу. Но главная встреча человека с фугу происходит в ресторане. Здесь гурман буквально вверяет свою судьбу в руки повара. Ведь по данным статистики десять-двадцать человек в год погибают в Японии, отравившись фугу. Правда, сторонники национального деликатеса справедливо отмечают, что в большинстве эти люди погибают дома.









Они пытаются сами приготовить фугу, но не справляются с этой задачей. Все повара, желающие готовить фугу, должны иметь специальную лицензию, которую можно получить только в результате двухлетней стажировки в качестве ученика и строгих письменных и практических экзаменов. Испытание практикой выглядит так: кандидату дается 20 минут, в течение которых он должен разделать фугу и приготовить из нее сасими (так называется блюдо из сырой рыбы с острым соусом из сои и хрена). Кроме сасими из фугу делают супы и соусы.












Владелец ресторана, претендующего на то, чтобы в его меню появились блюда из фугу, обязан предоставлять подробнейшие отчеты санинспекторам министерства здравоохранения по количеству и условиям хранения запасов этой рыбы в своем заведении. Разделка иглобрюха – уникальное искусство, которому долго учатся, и владеют им единицы.

Еще в 1598 году появился закон, обязывающий повара, который хочет готовить эту рыбку, получить государственную лицензию. Для того чтобы войти в круг избранных, необходимо сдать два экзамена – письменный и практический. Примерно три четверти подавших заявки отсеиваются уже на первом испытании, для прохождения которого необходимо разбираться в десятках разновидностей фугу и знать все способы детоксикации. А во время выпускного экзамена претендент должен съесть то, что он сам приготовил.













Неудивительно, что цены на подобные лакомства колеблются от 100 до 500 долларов за порцию. Одно из самых известных блюд из фугу – фугусаши. Перламутровые ломтики сырой рыбы укладываются лепестками на круглом блюде. Часто повар создает из кусочков настоящую картину: пейзажи с бабочками или летящей птицей. Рыбу едят, окуная ломтики в смесь понзу (уксусный соус), асацуки (крошеный лук-резанец), момиджи-ороши (тертая редька дайкон) и красного перца. Как правило, клиенты, которые приходят в специальные рестораны, заказывают только фугу.










Трапеза начинается с фугусаши, затем следуют фугу-зосуи – суп из бульона иглобрюха в орнаменте риса и сырого яйца, а также слегка обжаренные ломтики все той же рыбки. Кусочки фугу подаются поваром в строго определенном порядке. Начинают со спинки – наиболее вкусной и наименее ядовитой, затем приближаются к брюшине – месту основного скопления яда. Обязанность повара – бдительно следить за состоянием гостей, не позволяя им съесть больше безопасной дозы. Для этого необходимо не только знать тонкости приготовления этого блюда, но и обладать медицинскими знаниями, поскольку интенсивность воздействия яда зависит от комплекции, темперамента и даже цвета кожи клиента.











Самая знаменитая смерть от фугу случилась в 1975 году. Легендарный актер театра кабуки Мицугоро Бандо Восьмой, которого называли «живым национальным сокровищем», скончался от паралича, после того как съел печень фугу в одном из ресторанов Киото. Это была его четвёртая попытка отведать опасное блюдо.

Самая главная загадка фугу – ради чего люди идут на смертельный риск. Поклонники рыбки говорят, что на вкус фугу – скорее цыпленок, чем рыба, и лишь отдаленный вкусовой намек указывает на то, что это продукт моря. У мяса совсем не ощущается волокон, по консистенции оно похоже на желатин. А один из поэтически настроенных гурманов заметил, что вкус фугу напоминает японскую живопись – нечто этакое утонченное и ускользающее, и в придачу гладкое, как японский шелк...












Китаодзи Росаннин, создатель восхитительной керамики, писал: «Вкус этой рыбы не сравнить ни с чем. Если ты съешь фугу три или четыре раза – станешь рабом фугу. Все, кто отказывается от этого блюда из страха умереть, достойны глубокого сочувствия». Считается, что помимо невероятных вкусовых ощущений фугу обладает наркотическим эффектом.

Высший пилотаж при приготовлении иглобрюха – оставить ровно столько яда, сколько необходимо для того, чтобы вызвать у едоков чувство легкой эйфории. Гурманы, пробовавшие эту рыбу, утверждают, что по мере употребления блюда накатывает парализующая волна: сначала отнимаются ноги, потом – руки, после – челюсти. Способность двигаться сохраняют только глаза. Однако через мгновение все оживает: возвращается дар речи, начинают двигаться руки и ноги.












Не так давно чрезвычайно гордые собой ученые объявили, что вывели неядовитого иглобрюха. Оказывается, секрет заключался в естественном рационе рыбы. Фугу не производит отравляющие вещества в собственном организме – она становится токсичной, поедая ядовитых морских звезд и моллюсков.

Если с рождения посадить иглобрюха на диету, получится совершенно безопасная жительница морских глубин. Однако ожидаемой сенсации не произошло. Ведь без своего токсина иглобрюх становится просто еще одним сортом рыбы – довольно вкусным, но не представляющим собой ничего особенного. Не зря же именно весной, когда фугу считается наиболее ядовитой, гурманы платят самую высокую цену.











«Ужасно вкусно!», - говорят иногда дети, а взрослые указывают им на некоторую противоречивость их заявления. Вот, пожалуй, фугу – это как раз и ужасно, и вкусно. Японские гурманы поедают их в таком количестве, что в последнее время перед экологами встал вопрос об истощении популяций этой рыбы. Фугу все больше разводят в искусственных условиях... но для чего все это, для чего?

Чтобы снова подвергать риску новых и новых любителей? Сами японцы дают на этот вопрос великолепный ответ. Сколько веков японцы с риском для жизни едят фугу – столько веков существует поговорка: «Те, кто ест суп из фугу – глупые люди. Но и те, кто не ест суп из фугу – тоже глупые люди».


Источники:
http://www.gotovim.ru/library/fish/fugu.shtml
http://cooking.megatis.ru/2_13211.html
https://ru.armeniasputnik.am/
ymorno.ru, уморно, forum

Почему в СССР продавали молоко в «треугольниках»: как нас шведы одурачили

Когда-то в СССР продавали молоко в треугольных картонных пакетиках, расцветкой напоминавших современный российский флаг, только мозаичный. Это была очень необычная упаковка — не каждый до такого додумается. Они были невероятно эргономичными, удобными — хорошо хранить, хорошо перевозить и еще лучше утилизировать после использования. Экологичная тара! Одна беда — склеивали их неважно: частенько волшебные треугольнички протекали по углам. Ну так, и сейчас пакеты расклеиваются, хоть и полиэтиленовые.



Откуда вообще взялись эти треугольники?

Collapse )

Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.

Боевое меню советских подводников в годы войны


05ee8d2b0a4e10b917420323270ed75d.jpg

Каково же было питание наших подводников в боевых походах в суровые годы Великой Отечественной войны? Ответить на этот вопрос помогают хранящиеся ныне в фондах Архивного отдела Центрального военно-морского архива в Москве отчёты по нескольким боевым походам двух черноморских подводных лодок-«малюток» — М-54 и М-55 — за период с августа 1943 года по январь 1944-го. За это время обе лодки совершили 8 походов на боевые позиции, пробыв в море в целом 89 дней, на каждый из которых сохранилось отдельное меню экипажа, подписанное лодочным коком.

Collapse )
  • prajt

ДАВНО ЗАБЫТОЕ. ЧЕРНАЯ ИКРА

Когда-то давно, в Советском союзе, черная икра свободно стояла на прилавках и витринах. Конечно, это был продукт не на каждый день, все-таки стоила она недешево, но была относительно доступна. Во всяком случае, по большим праздникам старались достать это лакомство.
Кроме того, бутерброды с икрой были свободно в буфетах театров и кино-концертных залов.






[ДАЛЬШЕ...]


Прошла пара десятков лет, и черная икра стала доставаться только отдельным счастливчикам, читай, партработникам и приближенным к ним, в заказах по месту работы (заказ – это подготовленный набор продуктов, обычно дефицитных: колбаса, икра, шоколадные конфеты, шампанское, набор этот советские граждане могли выкупить. Прелесть заказа в том, что в магазинах все эти продукты было невозможно купить, их просто не было). И все же, в советские годы черная икра не была космическим чудом, если постараться, задаться целью, ее можно было достать.

Сейчас черную икру можно купить в магазине. Теоретически. Ее не много и стоит она очень дорого. Но оказывается, что и за огромные деньги мы рискуем купить нечто, что можно назвать черной икрой только с большой натяжкой. И те, кто помнит еще вкус той советской черной икры, будут сильно разочарованы. О том, как выращивают осетров и получают ценную икру, чем отличается дойная икра от забойной и как не ошибиться в выборе, рассказывает владелец и шеф-повар калининградской рачевни «Поплавок» крымчанин Виталий Лозинский:

«Я считаю осетра вообще лучшей рыбой. Смотрите, если я взял осетра на 10 килограммов, то выбрасываю от него всего 400 граммов, и то, если я ленюсь. Если бы не ленился – ничего бы не выбрасывал, все бы шло в пищу. Из этих 400 граммов я бы варил самый лучший рыбий клей. Осетр – ровесник динозавров и символ России. Водка, осетрина, черная икра – всем этим мы по праву гордились.

СССР экспортировал 2 тысячи тонн черной икры, 500 тонн - внутреннее потребление. В этом году, если Россия произведет 40 тонн черной икры – это уже будет хорошо*. И вся эта икра, процентов на 90, будет дойная. Весь мир сегодня производит только около 400 тонн, и мы в конце списка производителей по объемам!










ЧЕРНАЯ ДОЙНАЯ

Вы знаете, если задерживаются роды, то женщине делают прививку, ускоряющую их. Так и рыбе – вводят препараты, которые ускоряют выброс икры. Ее доят – как корову. Икринки выходят готовые к овуляции, в них огромное количество микроотверстий, чтобы туда зашли сперматозоиды и оплодотворили их. Эта икра – крайне хрупкая за счет этого. Поэтому производители ее укрепляют. А как они укрепляют? Консервантами и прочей химией!

То, что продается везде – это не икра!

Когда я только открывал ресторан и еще не производил икру сам, я купил 30 килограммов для ресторана. Икра оказалась дойной. Она была вообще никакая: ни вкуса, ни запаха. Пришлось ее полностью переработать в икорное масло. Да, она была красивая, но когда я узнал сколько в ней консервантов, я больше никогда не обращался к дойной икре.



Ребятишки наслаждаются бутербродами с икрой в детском саду. Июль 1965г.. Москва










ЗАБОЙНАЯ ИКРА

Чтобы получить качественную икру, рыбу нужно дорастить до определенного возраста и убить. И забрать икру. Тогда это будет нормальная, хорошая икра.

Я, разумеется, не говорю сейчас о диком осетре, его вылов запрещен. Я говорю об искусственно выращенной рыбе.

С этим бизнесом у нас сейчас большие проблемы. Люди не хотят разводить осетров, производить черную икру – это слишком длинные деньги. Например, я работаю со стерлядью, она быстрее всех осетровых дает икру – всего на третий год.

А если взять белугу! У нее самая лучшая икра, самое крупное зерно, но белужьей икры сейчас практически нигде нет. А все потому, что белуга дает икру на 15 год! То есть ты ее 15 лет корми, заботься, выращивай, и только потом сможешь получить прибыль.

И все же сейчас этот бизнес в России возрождается. Есть люди в Татарстане, есть в Астрахани, есть в Вологодской области люди, которые занимаются этим активно. Но это бизнес на всю жизнь, еще внукам хватит, но нужно быть готовым, что первые 5 лет они не получат ничего.











КАК ВЫБРАТЬ И ХРАНИТЬ

Внимательно читайте, что написано на баночке. Нужно, чтобы было написано: «Забойная». И чтобы не было консервантов. Это ерунда, что они обязательны, что без них ничего не сохранится. Соль – это лучший консервант. Я храню икру при температуре минут 3,5 градуса, потому что в моей икре процент солености – 3,5. И так она хранится несколько месяцев!»
*Комментарий пресс-службы Федерального агентства по рыболовству: По предварительным данным Росстата, в январе – сентябре 2016 года объем производства икры осетровых рыб в Российской Федерации увеличился на 1,4 % и достиг 28,82 тонны. По уточненным официальным данным Росстата, в 2015 году объем производства икры осетровых рыб в Российской Федерации составил 42,90 тонн, что на 7,9% ниже 2014 года.





Дегустация икры на Астраханском рыбокомбинате. 1960г.







КОНТРАФАКТНАЯ ЧЕРНАЯ ИКРА

В первую очередь важно знать что именно могут вам попытаться продать под видом чёрной икры. В 2019 году зафиксированы следующие уловки:

Подкрашенная икра не осетровых рыб. В ход идут зёрна икры щуки, трески, мойвы или даже палтуса. Может продаваться как отдельно, так и подмешиваться в настоящую чёрную икру.
Искусственная имитация икры из морских водорослей.
Искусственная имитация икры из подкрашенного желатина с добавлением химии.
Отдельно хочется рассказать о покупке чёрной икры добытой браконьерами. Хотя она по своей сути и не является подделкой, но представляет огромную опасность для здоровья человека. Так как привычное место обитания и питания осетровых — дно, важно понимать что в водоёмах все токсичные и вредоносные вещества оседают именно там. Настоящая чёрная икра, которая идёт в продажу, производится на аквакультурных фермах в экологически безопасных для здоровья человека условиях.




Фасовка








КАК РАСПОЗНАТЬ ИСКУСТВЕННУЮ ИКРУ?

При покупке обязательно обращайте внимание на внешний вид чёрной икры. На настоящих зёрнах никогда не бывает какого-либо постороннего налёта. Если он присутствует, будьте уверены что перед вами поддельный продукт. Так же, если вперемешку с чёрной икрой вам подмешали икру другой рыбы, при внимательном осмотре вы сможете это заметить из-за разницы в размерах зёрен. Ещё один способ понять настоящая чёрная икра перед вами или нет, — наклонить открытую банку вбок и посмотреть как поведёт себя икра. В настоящем продукте мало жидкости, икра не должна плавать по дну или стенкам. Кроме того в настоящей икре не должно присутствовать каких либо комочков и слипшихся зёрен. Настоящие зерна имеют рассыпчатую структуру и всегда отделены друг от друга.

После визуального осмотра необходимо обратить внимание на запах икры. Зёрна настоящей чёрной икры имеют слабо выраженный аромат рыбы, либо не имеет его вовсе. В то же время искусственная имитация благодаря синтетическим ароматизаторам почти всегда имеет резкий рыбный запах, чем и выдаёт себя.













Положите зерно икры в рот. В случае, если вы приобрели настоящую икру, зерно легко лопнет у вас во рту. В случае если к вам в рот попала искусственная имитация, лопаться она не будет по причине отсутствия какой-либо оболочки, а будет словно кусочек мармелада тянуться во рту. Как правило, такая икра сделана из желатина или морских водорослей.

При попадании зёрен чёрной икры в кипяток, они не растворятся в воде, в то время как продукты из желатина или каких-либо синтетических соединений гарантированно растворятся в кипятке.

Брошенная в холодную воду чёрная икра никак не поменяет её цвет. Зато красители, содержащиеся в искусственном продукте, быстро выдадут себя, окрасив холодную воду в тёмный цвет.







Щучья икра. Правда похожа на черную? Покрасить осталось






КАК НЕ ОБМАНУТЬСЯ

В первую очередь необходимо знать особенности заводской фасовки настоящей икры после её добычи. Запомните, настоящая продукция сортируется только либо в жестяные банки, либо в стеклянные, с жестяной крышкой. Все остальные способы фасовки, каким бы красивым названием они не прикрывались (например, бочковая чёрная икра), является контрафактом. Разрешение на поставку чёрной икры есть только у определённых заводов, которые никогда не будут поставлять икру на рынки в каких-либо пластиковых контейнерах или бочках. Вся продукция у частников это либо опасная для здоровья икра добытая браконьерским способом, либо искусственная подделка. Запомните, покупать икру следует строго в заводских железных или стеклянных банках с железной крышкой.












Для визуального осмотра икры стеклянные банки подходят как нельзя лучше. В тоже время если потрясти железную банку с икрой, по ощущениям присутствия жидкости можно сделать вывод что перед вами ненастоящий продукт. Так же обязательно обратите внимание на состав продукта, указанный на банке. В настоящей икре нет ничего кроме икры, пищевой соли и консерванта «ЛИВ-1», либо «Варэкс». Упоминание в составе чего-либо ещё, даже обычного растительного масла, уже укажет вам на то, что продукт поддельный. Кроме того, обязательно обратите внимание название рыбы, икру которой вы собираетесь купить. Отлов белуги запрещён законодательством, поэтому если указана икра белуги, будьте уверены что перед вами контрафакт.

Цена чёрной икры в большинстве случаев так же свидетельствует о её происхождении. Заниженная цена должна сигнализировать вам об опасности приобрести поддельный или опасный для здоровья продукт неизвестного срока годности и места происхождения.

Обязательно посмотрите на указанного на упаковке производителя, он должен располагаться в территориальной близости с регионом добычи.





Источники:
https://aif.ru/food/products/chernaya_ikra_v_chem_raznica_mezhdu_doynoy_i_zaboynoy
https://ikramart.ru/
https://humus.livejournal.com/